Экономика и моральные принципы. Колонка Юрия Воронова

Без анализа моральных принципов многие экономические явления и процессы становятся необъяснимыми, не поддаются научному анализу. И в каждой экономике они свои. Но есть и общие для всех: «сотрудничать лучше, чем нападать или предавать», «свои лучше чужих», «общее благо нехорошо присваивать» и т. д. Поэтому принято нейтральное и щадящее всех определение: моральные принципы — это правила поведения, благодаря которым сохраняется система отношений между людьми вне зависимости от того, оговорены эти правила заранее или нет.

Таким определением моральные принципы сводятся к бескорыстной заботе о партнере. Под партнером могут подразумеваться соперник, друг, дети, общество, окружающая среда и вообще все, с чем приходится сталкиваться в общественной жизни.

Сначала учеными исследовалось, как соблюдение моральных принципов сдерживает (ограничивает) развитие, затем — как повышает эффективность, а затем — обеспечивает ли соблюдение моральных принципов равновесное развитие экономики.

Принципы-невидимки, или Моральные принципы как самоограничение

Рыночная экономика, как известно многим, опирается на «невидимую руку рынка», которая способна упорядочить экономические процессы без каких-либо моральных принципов. Я и сам так думал до тех пор, пока не прочитал небольшую статью выдающегося лингвиста и философа Ноама Хомского. Он обратил внимание на то, что А. Смит использовал оборот «невидимая рука рынка» «всего пару раз». И совсем не в том смысле, в каком этот термин использовался и используется многие годы.

«Землевладелец владеет почти всей землей. Испытывая естественное сочувствие и заботу о других людях, он распределит богатство, и тогда, как будто посредством невидимой руки, общество станет уравнительным». Это первый раз, а вот и второй: «Если в Англии коммерсанты и фабриканты решат вкладывать капиталы за границей и импортировать товары из-за границы, они выиграют, а Англия пострадает. Но у них есть естественное желание и склонность жить и работать в своем обществе, «привязанность к дому», к своему обществу»1. Вот так! Невидимая рука рынка, оказывается, это — «невидимые» моральные принципы, без которых он не может существовать.

По мнению Адама Смита, основной целью человека является тщеславие, а не благосостояние или удовольствие. Для него основной моральный принцип — самоограничение тщеславия. «Среди самых славных завоеваний и громких побед честолюбивый человек преследуется внутренним голосом стыда и угрызений совести». Высший моральный принцип по А. Смиту — добровольное ограничение личного эгоизма, сочувствие и снисходительное отношение к другим. Невидимая рука моральных принципов не делает рынок, она его сохраняет. А «невидимая рука рынка» без моральных принципов отсутствует. Во всяком случае — у Адама Смита.

Остановлюсь на двух моральных принципах, которые органично вошли в экономические исследования: справедливости и доверии.

Справедливость как моральный принцип

Важная роль чувства справедливости в экономике неоспорима. Ее изучение идет по шести направлениям, которые иногда называют теориями. Четыре из них сами представляют собой комплексные моральные принципы. Так или иначе, в своих поступках любой человек присоединяется в мыслях и поступках к одной из них.

Эгалитарная теория: все члены общества должны получать равные блага. Справедливость — высшая ценность, она важнее эффективности, свободы, достоинства и др.
Либеральная: каждому по труду, каждому по заслугам. Удивительно, но в СССР она и декларировалась как основная до прихода коммунизма.

Элитарная: социально-экономическое неравенство справедливо, если в его основе лежат интеллектуальные различия.

Демократическая: справедливо то, что максимизирует общее благо для всех и для каждого. Основная часть современных эмпирических исследований справедливости исходит из демократической ее трактовки.

Джон Стэйси Адамс разработал теорию справедливости на базе исследований мотивации сотрудников компании «Дженерал электрик». Он выявил шесть реакций работника на несправедливость в оплате труда:

1) снижение интенсивности и качества труда;
2) требование увеличения вознаграждения (надбавка к зарплате, улучшение условий труда, продвижения по службе);
3) разочарование в своих способностях и возможностях, вывод, что оплата соответствует способностям;
4) попытка повлиять на руководство организации в целях снижения оплаты труда других лиц или на этих лиц, заставив их увеличить затрачиваемые усилия;
5) изменение объекта сравнения;
6) переход в другое подразделение или уход из организации.

Исходной реакцией, по многолетним данным Дж. Адамса, всегда является первая, и она, как правило, сказывается на результатах работы компании в целом. Как знать, возможно, именно работы Адамса обеспечили компании, основанной в 1882 г. Томасом Эдисоном, успехи в последующие 56 лет. Сейчас «Дженерал электрик» — компания, годовой оборот которой составляет 146 млрд долл.

Наиболее известной и практически применяемой теорией справедливости считается та, что разработал американский социолог Дж. Роулз. На русском языке его книга впервые была издана в Новосибирске, но ее издание не привело к волне исследований справедливости в нашей стране.

Дж. Роулз предложил измерять отклонение реальной экономики от некоторой идеальной, где общество является хорошо организованным (well ordered). В таком обществе:

1) определена концепция справедливости;
2) она известна всем и принимается всеми;
3) есть социальные институты, удовлетворяющие первым двум принципам.
Эти три характеристики уже проще измерить. Они должны привести к соблюдению двух принципов справедливости по Роулзу:
1) равенству в отношении основных свобод, прав и обязанностей;
2) перераспределению преимуществ преуспевающих другим, менее преуспевшим в жизни: доходов, власти, ответственности.

При такой постановке нельзя упорядочить страны или регионы по единому критерию справедливости. В одних перераспределение преимуществ тотально, а концепция справедливости не осознается. В других, наоборот, осознание концепции справедливости не приводит к перераспределению богатств. Но множество критериев, используемых в теории справедливости Роулза, позволяют измерять динамику этого морального принципа во времени.

Доверие как экономическая категория

Из многочисленных определений категории «доверие» мне кажется наиболее адекватным то, что дал преподаватель Государственного университета управления Х. П. Харчилава: «Доверие — готовность быть зависимым от других людей при неопределенности и в ожидании выгоды от этого».

В мире к настоящему времени сложились две методики построения индексов доверия: анализ статистики и массовые опросы. В первой чаще всего используются два показателя: объем кредитов и доля вложений кредитных организаций в ценные бумаги в их активах. Наибольшее распространение в измерениях доверия получили массовые опросы.

В ЕЭС используется гармонизированный индекс делового доверия (EMU Industry Confidence) и индекс доверия потребителей (EMU Consumer Confidence). Они рассчитываются по 12 странам. Принцип: опрос потребителей и фирм, оценка ими текущего состояния экономики. Опрашивают 25000 потребителей и 25000 организаций. В России с мая 2003 г. индекс доверия ежемесячно ведет Альфа-Банк. Этот ресурс пока не освоен никем из исследователей. Доверие крайне эффективно: если есть возможность положиться на слово другого человека, экономится масса усилий и денег.

Выдающийся японский философ Фрэнсис Фукуяма писал: «Доверие — это товар, у него есть реальная экономическая и практическая ценность; он повышает эффективность системы в целом, позволяет вам производить больше благ или чего-то другого, что вы считаете ценностью. Но он относится к тем товарам, торговля которыми на рынке технически не осуществима или вообще осмыслена». И далее: «В любом экономически успешном обществе жизнеспособность хозяйственных объединений зависит от их уровня внутреннего доверия»2.

Ф. Фукуяма предложил для исследований и моделирования экономического роста параметр «радиус доверия». Это — круг людей (или семей), которым средний человек доверяет настолько, что готов безвозмездно оказывать услуги или отдавать свое имущество. Процветание стран обусловлено высоким «радиусом» доверия в них. Это как раз и доказал Ф. Фукуяма. Благодаря доверию формируется социальный капитал, приводящий к мобилизации ресурсов, увеличению инвестиций в развитие. Страны с низким радиусом доверия обречены отставать3.

Моральные принципы в играх

Студенты изумляются, когда я рассказываю им о том, кто в мире торгует бриллиантами. Кратко расскажу об этом. Молодой человек приезжает с рекомендательными письмами в Амстердам, мировой центр торговли бриллиантами. Его принимают хорошо, но до сделок не допускают. К новичку присматриваются. Смотрят на его поведение долгое время, иногда до 20 лет. И основным экспериментальным средством испытаний новичка становятся игры: в карты, в теннис, в любые другие. Если в играх человек ведет себя нормально, он признается достойным для включения в круг торговцев.

В рамках демократических моральных принципов, Роберт Аксельрод4 анализировал стратегии игроков в специально организованных им интеллектуальных играх (по их завершении) и отобрал характеристики стратегий, дающих игроку лучшие результаты:

  • Добрая. Важнейшее условие — по чисто эгоистическим причинам не нужно «бить» соперника первым.
  • Мстительная. Успешная стратегия не должна быть слепым оптимизмом, она должна всегда мстить.
  • Прощающая. Отомстив, следует вернуться к сотрудничеству, если соперник не продолжает предавать. Это предотвращает бесконечное мщение и максимизирует взаимный выигрыш.
  • Независтливая. Не нужно ставить цель набрать больше очков, чем соперник.

Победа гарантирована при удачном сочетании этих «чистых» стратегий. Но это уже, скорее, не наука, а искусство.

Отправимся от «мстительной» стратегии. Моральный принцип «око за око», с древности известный как принцип талиона, состоит в том, чтобы в ответ на нападение отвечать симметрично. Оптимальная стратегия может с него начинаться, но далее следует проявлять склонность к сотрудничеству, то есть первым ходом нужно повторить шаг соперника, нападением отвечать на нападение, в ответ на шаг навстречу отвечать так же. После этого нужно время от времени предпринимать попытки прекратить конфронтацию, как учит Р. Аксельрод, с вероятностью не более 5%. Но если соперник не идет навстречу, нужно отвечать ударом на удар.

Важно, чтобы ни один из игроков не знал, когда последний раунд. В последнем раунде оба игрока будут знать, что их действие не имеет никакого значения, поэтому они оба будут нападать. Более того, они нападут и в предпоследнем раунде, и даже в предпредпоследнем5.

Согласно концепции Аксельрода, четыре параметра полностью описывают моральные принципы в экономике: добропорядочность, мстительность, незлопамятность и ясность. За ними, соответственно, стоят четыре функции: не попадать в ненужные неприятности, противодействовать аморальному поведению партнера, стремиться восстанавливать прерванное сотрудничество и делать свое поведение понятным для партнера. Успех в игре (и в жизни) определяет сбалансированное сочетание этих четырех характеристик6. А следовательно, с демократической точки зрения, такие моральные принципы игрока — это благо для всех.

Юрий Воронов


1 А. Смит, Теория нравственных чувств, М, Республика, 1997.
2 Фукуяма Ф., Доверие, АСТ, Ермак, 2004.
3 Цит. по: Coleman J. C. Social capital in the creation of human capital // American Journal of Sociology, 1988 Общественные науки и современность, 2001, № 3, С. 121-139.
4 Роберт Аксельрод (род. в 1943 г.), профессор Мичиганского университета. Основные труды The Evolution of Cooperation (1984) и The Complexity of Cooperation: Agent-Based Models of Competition and Collaboration (1997).
5 Журавлев А. Л., Купрейченко А. Б. Нравственно-психологическая регуляция экономической активности, М.: Изд-во Института психологии РАН, 2003, 436 с.
6 Анатолий Борисович Рапопорт (1911 — 2007), американский философ, лингвист, биолог и психолог. Окончил Чикагский университет. В 1955—1970 гг. — профессор Мичиганского университета. С 1970 по 2007 г. — профессор университета Торонто (Канада)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.