Последний театральный фестиваль в Новосибирске. Вспомним о хорошем!

Сцена из спектакля «Невидимый слон». Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

В Новосибирске состоялся первый (и  уже последний) после закрытия Года театра театральный фестиваль большого масштаба — IV Всероссийский фестиваль-конкурс камерных спектаклей «Один. Два. Три», уже само  название которого говорит о том, что на сцене таких спектаклей может находиться от одного (тогда это будет моноспектакль) до трех человек. 

Кому по вкусу спектакли малых форм

В статусе всероссийского «Один. Два. Три» находится уже четыре года, а вот стартовал он в 2012 году как межрегиональный.

В этом году было прислано более 170 заявок из 54 городов России, от Калининграда до Усурийска (для сравнения: в 2016 году их было порядка 60-ти). Экспертный совет (пять специалистов из разных городов России) отобрал постановки, которые посчитал самыми лучшими – так получилось, что  практически все спектакли, которые вошли в конкурсную программу – спектакли из городов-миллионников. Исключение —  Ярославль  — город, где родился профессиональный театр России, который и был представлен на фестивале – это Российский государственный академический театр драмы им. Ф. Волкова. Заместитель министра культуры Новосибирский области Евгений Сазонов в этой связи даже сделал шуточное предложение на пресс-конференции: проводить отдельно фестиваль камерных спектаклей городов-миллионников по аналогии с имеющимся Фестивалем театров  малых городов России.

Несмотря на то, что Новосибирск находится в статусе хозяина фестиваля, местные спектакли проходили точно такой же конкурсный отбор. А непосредственный организатор – молодежный драматический театр «Первый театр» —  и вовсе не смог подать заявку, поскольку его спектакли, в которых играет три актрисы, был выпущен несколько лет назад и не соответствует  условиям по своему сроку давности, пояснила директор театра и директор фестиваля Юлия Чурилова. Но зрители все-таки увидели в театральной афише два новосибирских спектакля – «Невидимый слон» театра кукол «Пилигримы» и «Коромысли» Мастерской Крикливого и Панькова. Остальные восемь отобранных в фестивальную программу спектаклей были из таких городов, как Санкт-Петербург («Сибирь» Театра Ненормативной пластики, «История медведей Панда, рассказанная саксофонистом, у которого есть подружка во Франкфрукте» «Такого театра»), Нижний Новгород («Говорит Москва» Творческого объединения «ГранАрт»), Екатеринбург («Магазин» Центра современной драматургии), Челябинск («Одуванчики» Челябинского театра современного танца) и упомянутый Ярославль со спектаклем «Пилорама плюс».

Как можно заметить, в основном малая форма присуща независимым, а не государственным театрам. И это вполне объяснимо, ведь гораздо проще организоваться небольшой актерско-режиссерской командой (в которой, кстати, нет яркой фигуры режиссера-диктатора). Недаром режиссер Александр Баргман (который привез спектакль «История медведей Панда….») признался, что предпочитает работать именно с малым составом артистов, «потому что отсутствует суета и больше концентрации». Баргман уверен, что «личность актера может быть настолько сильна, интересна, мощна и глубока, что можно выключить все остальные каналы своей режиссерской деятельности».

Член экспертного совета, куратор международной программы фестиваля Ника Пархомовская добавила, что это всего лишь ощущение, что спектакли малых форм создают в основном независимые театры – просто они вынуждены проявлять больше активности, поскольку поставлены в тяжелые экономические условия. Именно на таких фестивалях они имеют шанс заявить о себе, привлечь в свои стены зрителей и как следствие – зарабатывать деньги, чтобы хотя бы покрывать дорогую аренду.

Что же до государственных российских театров, то там идет достаточное количество моноспектаклей. Просто этим театрам интереснее продвигать продукцию большого масштаба.

Сцена из спектакля «Пилорама плюс». Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

Прорыв герметичности

Конечно, читателям интересно было бы узнать о тематике показанных на фестивале спектаклях. Объединяет их  то, что все спектакли созданы по современным текстам и пьесам, как российским, так и зарубежным. При этом экспертам не ставили задачу отобрать спектакли только по современным материалам. Видимо, это явление представляет тот самый срез современного российского театра, который обращается именно к современной драматургии, сделала вывод Юлия Чурилова.

Организаторы создали разножанровую программу: здесь был и танец, и спектакли, близкие к драматическому театру, и моноспектакли, и театр предмета, и перформанс, и  иммерсивный спектакль,  и обращение к музыкальному театру. Характерная особенность многих спектаклей – их синтетичность:  их нельзя однозначно назвать чистой драмой, вербатимом или танцем. Явление последних лет – стирание границ между театральными жанрами и видами, и программа фестиваля «Один. Два. Три» показала это довольно отчетливо.

Для удобства зрителей афишу фестиваля разместили на компактной программке-гармошке, где не только можно было увидеть название спектакля, театр, который его представляет, имя режиссера и город, но и краткую аннотацию, написанную довольно крупно и отчетливо. Например: «Для тех, кто точно знает, что любви без взаимности не бывает» (спектакль «Пилорама Плюс» Российского государственного академического театра драмы им. Ф. Волкова). Или «Для тех, кто всегда думал, что фольклор – это современно, но стеснялся в этом признаться (так представляют спектакль «Коромысли» Мастерской Крикливого и Панькова) и т.д.

Корреспондента сайта «Чс. инфо» привлекло внимание понятие «танцевальная драматургия», и я посетила спектакль «Одуванчики» Челябинского театра современного танца. Назвать этот спектакль чисто танцевальным нельзя – здесь разного рода телодвижения главного героя —  солдата срочной службы – служат неким дополнением к той армейской реальности, которая предстает нашим глазам (а вернее, ушам, поскольку на сцене только один артист). При этом телодвижения эти не всегда выглядят органично высказываемому тексту. Но в любом случае это необычно и ново.

Современная драматургия не подразумевает, что действие происходит только в нынешнее время. Так, спектакль «Говорит Москва» создан по  пьесе Юлии Поспеловой, написанной по книге дочери Сталина – Светланы Аллилуевой.

Еще одна особенность представленных на фестивале спектаклей – их непродолжительность (минимум полчаса, максимум 1 час 15 мин.). «Мне кажется, это тоже веяние времени – мы становимся все быстрее, впечатления хотим получить быстрее, и это отражается в современном театральном процессе», рассудила Юлия Чурилова.

В рамках фестиваля состоялось также два внеконкурсных показа – спектакль The Days (который реально переводится, как «Дни наши жизни») финляндского театра, а также швейцарский спектакль Buzz Riot («Баз Райот»), буквальный перевод которого намекает на звуковой шум, то есть информационный бум в сети.

Как рассказала Ника Пархомовская, когда перед ней была поставлена задача сформировать офф-программу, она заметила, что в основной программе не было проектов, связанных с современным танцем как перформансем, а не как нарративом. «У нас среди заявок были танцевальные спектакли, но все они были повествовательные (вероятно, имеются в виду спектакли, идущие вместе с текстом. – Прим. ред.). А те иностранные спектакли, которые мы в итоге привези, балансируют на грани современного искусства и перформативного  и назвать их танцем в прямом смысле сложно тем, кто привык относиться к танцу как к балету, классическому или современному».

Иностранные участники не только привезли спектакли (случилось это, конечно, до закрытия границ из-за коронавируса), но и провели бесплатные мастер-классы. Первый мастер-класс обернулся настоящим кастингом в спектакль. Так, в ходе тренинга для пожилых людей были выбраны мужчина за 60 и женщина за 70, имена которых даже попали в театральную афишу. Дело в том, что в спектакле The Days они сыграли в финале героев в преклонном возрасте. Сам же спектакль, само собой разумеется, получился живой и перформативный, где зрителям было оставлено пространство для выдумки. Можно сказать, спектакль создавался на глазах.

Сцена из спектакля «Одуванчики». Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

«Театр давно перестал быть герметичным. И этот финский спектакль про то, что на сцену при определенной подготовке может выйти любой. И важно, что это  может быть пожилой человек, потому что в российском обществе пожилые люди являются одними из меньшинств, одной из невидимых групп и очень редко оказываются не только в зрительном зале (гораздо реже, чем представители других поколений), но и на сцене», считает Ника Пархомовская.

Были еще два тренинга —  двигательный от финского хореографа Марии Нурмелы  (уже для всех, как профессионалов, так и тех, кто вообще никак не занимается своим телом)   и тренинг на  основы свободного движения, перфомативности и современного танца от швейцарского специалиста Руди ван дер Мерве (также для смешанной группы). Новосибирск стал первым городом, познакомившимся со знаковой фигурой современного перформативного европейского искусства (до сей поры Руди ван дер Мерве только собирался приехать в Россию).

Несмотря на то, что спектакли имели возрастные минимальные маркировки, адресное обращение к зрителю определенного возраста отсутствовало. И смотрели их как молодые люди, так и представители старшего поколения – максимальное количество зрителей в одном зале было 100, минимальное – 15 – в зависимости от площадок, на которых игрался тот или иной спектакль (хотя, например, «Невидимый слон» и задумывался изначально  на 15 человек).

Ну и, наконец, поскольку фестиваль был конкурсный, то у него, конечно, есть свои победители: в  номинации «Лучшая актерская работа» победил Сергей Азеев за роль в спектакле «Сибирь» (Театр Ненормативной Пластики, Санкт-Петербург). В  номинации «Лучшая работа режиссера» победил Александр Ряписов за спектакль «Говорит Москва» (Творческое объединение «ГранАрт», Нижний Новгород). В  номинации «Лучший спектакль» победил спектакль «Пилорама плюс» (Российский государственный академический театр им. Федора Волкова, Ярославль, режиссер Елизавета Бондарь).

Не обошлось без специальных призов жюри. На фестивале был отмечен лучший актерский дуэт  — Екатерина Соколова  и Гюльнара Гимадутдинова в спектакле «Магазин» (Центр современной драматургии, Екатеринбург), а также хореограф и автор текста спектакля «Одуванчики» Челябинского театра современного танца Денис Чернышов (спецноминация «За я-высказывание в танцевальном спектакле»).

Дипломом ассоциации театральных критиков был отмечен спектакль «Коромысли», (режиссер Полина Кардымон. Мастерская Крикливого и Панькова, Новосибирск).


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.