Николай Ядринцев, Григорий Потанин и идеи федерализма. Интервью с Владиславом Кокоулиным

Потанин

В 1865 году в Омске началось следствие по «Делу об отделении Сибири от России и образовании республики подобно Соединённым Штатам». Полтора века тому назад это стало самым громким политическим процессом в Сибири.

Главный фигурант дела — известный сибирский областник Григорий Потанин. После трёхлетнего тюремного заключения был оглашён судебный приговор:  гражданская казнь и ссылка на пятилетнюю каторгу в Свеаборгскую крепость. Суровый по тем временам приговор. В настоящее время материалы этого дела хранятся в Государственном архиве Новосибирской области и открыты для всех желающих.

О сибирском областничестве, его роли в революционных процессах и в истории нашего города, а также о проблемах автономизма и сепаратизма мы попросили рассказать известного историка, главного редактора научно-исторического журнала «Сибирский Архив» доктора исторических наук Владислава Кокоулина.

— Владислав Геннадьевич, что такое сибирское областничество, каковы его основные идеи и какие задачи ставили перед собой сибирские областники?

— Под сибирским областничеством понимают общественно-политическое движение середины XIX — начала ХХ века в Сибири, хотя основные идеи зародились в Санкт-Петербурге среди студентов-сибиряков. Лидерами этого движения считались Николай Михайлович Ядринцев и Григорий Николаевич Потанин. Идеи сибирских областников возникли в тот момент, когда в России стало стремительно распространяться народничество после отмены крепостного права в 1861 году и реформ Александра II.

Основами разных течений народничества были четыре положения:
1) капитализм является регрессом, движением назад;
2) капитализм в России насаждается царским правительством;
3) государство является надклассовой силой и не имеет широкой социальной опоры
4) переход к социализму, минуя капитализм, возможен при опоре на крестьянскую общину.
Эти положения в разных вариантах развивались и пропагандировались А.И. Герценом, М.А. Бакуниным, П.Л. Лавровым, П.Н. Ткачёвым, другими народниками.

Что касается сибирских областников, они выдвинули и обосновывали тезис о том, что Сибирь является колонией. Конечно, сейчас мы вкладываем, в основном, негативный смысл в это понятие, связанный с колониальной системой империализма. Однако тот же Н.М. Ядринцев обращал внимание на «народную колонизацию» Сибири, отмечал предприимчивость и смелый ум сибирских колонистов, а также их доброжелательное отношение к коренным жителям Сибири, без помощи которых никакая народная колонизация была бы невозможна.

В то же время сибирские областники обращали внимание на то, что политика царского правительства в отношении Сибири оказывает губительное влияние на её экономическое развитие. Например, кожа, лес и воск вывозились из Сибири, а возвращались обратно уже в виде готовых товаров, но с громадной наценкой за счёт тарифов и транспортных расходов. Областники выступали именно против такой политики правительства в отношении Сибири, за развитие здесь производительных сил, бережное отношение к природным богатствам, за развитие в Сибири просвещения и науки.

— Почему же иногда сибирских областников отождествляют с сепаратистами?

— Скорее, их надо считать федералистами. Выступая за хозяйственную самостоятельность Сибири, они рассматривали её в качестве экономической базы для развития демократического самоуправления. Речь шла вовсе не об отделении от России, а о борьбе с «административным бесправием», казённо-бюрократическим характером всей системы управления, не допускавшей никаких, даже самых скромных элементов народного самоуправления. Так, чтобы открыть общественную читальню в губернском городе, требовалась долгая и изнурительная переписка с министерством внутренних дел, и в конечном итоге всё зависело от разрешения министра. Крестьянское самоуправление было под жёстким контролем земских заседателей и крестьянских начальников, которые давали разрешения на крестьянские сходы и одобряли или нет принятые ими решения. Областники критиковали произвол губернаторов и хаос управления, чиновное невежество, их откровенную глупость и вопиющую некомпетентность, а также многочисленные взятки и поборы.

Лишь в декларации «К патриотам Сибири», с которой и началось это громкое дело, они говорили о возможном (но не обязательном!) отделении Сибири для создания на её территории самостоятельной демократической республики. Больше нигде идею отделения они не повторяли и не провозглашали. Более того, они считали, что предоставление Сибири прав хозяйственной самостоятельности укрепит и страну в целом. То есть, успешное развитие Сибири послужит на благо всего общества. Централизация и децентрализация — это не проблема сепаратизма, а проблема развития федерализма. В качестве органа самоуправления областники предлагали созвать областную думу — своеобразный сибирский парламент, который бы занимался местными землями, лесами, бюджетом, народным образованием, здравоохранением и общественной безопасностью, местными путями сообщения и установлением тарифов.

— Что-нибудь из этих идей удалось реализовать?

— Да, но это стало возможным только в начале ХХ века. Так, в августе 1905 года в Томске был созван съезд Сибирского областного союза, на котором областники предложили создать блок с либеральной буржуазией, эсерами и даже меньшевиками (хотя идеи последних в корне противоречили идеям областников). Но после опубликования Манифеста 17 октября этот блок распался, и идея областной автономии по существу «повисла в воздухе».

Очередная попытка была предпринята уже в 1917 году, когда на двух областных сибирских съездах в Томске областники вновь заговорили об этих идеях. Сибирская областная дума, в итоге, была всё же созвана, но ситуация в стране уже кардинально изменилась — к власти пришли большевики, которые считали областнические идеи вредными для общего дела борьбы пролетариата с буржуазией. Более того, большевики считали, что под областническими лозунгами могут объединиться их противники — эсеры и меньшевики, а также часть либеральной буржуазии. В итоге первая Сибирская областная дума была распущена большевиками. Когда после свержения власти Советов весной-летом 1918 года она вновь была созвана, была распущена уже кадетами. Она противоречила их лозунгу «единой и неделимой России», а также (наряду с Комитетом членов Учредительного собрания в Самаре (КОМУЧем)) стала базой для эсеров — главных конкурентов кадетов в то время.

— В центре Новосибирска есть две улицы — Потанинская и Ядринцевская. Почему решили увековечить их память?

Потанин— Как ни странно, эти улицы были названы в честь Потанина и Ядринцева ещё при царском правительстве. По крайней мере, улица Ядринцевская значится на плане города уже в 1906 году. Но противоречия здесь нет. Да, их идеи противоречили политике царского правительства. Но улицы в их честь были названы за те заслуги, которых они добились в качестве исследователей Центральной Азии. Так, Николай Ядринцев детально исследовал Алтай и Минусинскую котловину, совершил путешествие в Монголию, где открыл развалины Хара-Балгаса — древней монгольской столицы Уйгурского каганата и Каракорума, а также обнаружил памятники древнетюркской рунической письменности с переводом на китайский язык, что дало возможность дешифровать древнетюркское письмо.

Григорий Потанин совершил пять научных экспедиций в Центральную Азию, описал многие неизвестные географической науке того времени районы, собрал богатейшие гербарии и зоологические коллекций, а также материалы о быте, культуре и народном творчестве многих народов, населяющих Сибирь, Центральную Азию и Китай. Эти коллекции в настоящее время хранятся в Томском государственном университете, к появлению которого областники также имеют прямое отношение.

Что касается нашего города, то областники проявили себя весной 1917 года, когда на выборах в Городское народное собрание выдвинули свой список, который назывался «Группа газеты «Свободная Сибирь» ». В него входило 50 кандидатов, и группа призывала голосовать за них, поскольку они — местные и будут отстаивать интересы местного населения. Однако список набрал всего 457 голосов (для сравнения: эсеры набрали 32 288 голосов, социал-демократы — 3 384 голосов), а это — всего одно место в Городском народном собрании из 90. Понятно, что никакого политического влияния на политику в городе они оказать не смогли.

— Большинство областников после революции оказались в эмиграции. Возрождались ли их идеи в нашей стране в последующие годы?

— Интерес к идеям областников возродился в годы перестройки. Так, у нас в городе стала издаваться газета «Сибирская жизнь», которая объявила себя преемницей томской областнической дореволюционной «Сибирской жизни».

В 1992 году был созван «Первый съезд депутатов территорий Сибири» в Красноярске. Причём, на открытии съезда был вывешен бело-зелёный флаг Сибири, поднятый впервые сибирскими областниками в начале ХХ века. Хотя на съезде и звучали идеи отделения Сибири от России, сторонники этого были в явном меньшинстве, и съезд достаточно конструктивно обсуждал идеи хозяйственной самостоятельности и развития местного самоуправления, то есть идеи федерализма.

Периодически идеи сепаратизма всплывали на различных сибирских форумах и в публицистике, но никакой практической реализации они так и не получили. Конечно, идеи федерализма, автономии, противопоставляемые бюрократизму и централизации, не несут в себе угрозы распада страны. Куда опаснее оказываются другие идеи.

— Какие?

— Как ни странно, эти идеи культивируют не политики, а некоторые историки. Так, директор Гуманитарного института НГУ Андрей Зуев в своих статьях и публикациях, да и в студенческой среде активно продвигает «научную» концепцию завоевания Сибири. В своё время она была подвергнута резкой критике (с моей точки зрения, справедливой) со стороны учёных ведущего академического института страны — Института российской истории РАН как идеологическое оправдание сепаратистских тенденций и экстремистских настроений в Сибири и на Дальнем Востоке. В последние годы этот «учёный» начал смягчать свою «концепцию», но это не играет никакой роли, поскольку прежняя остаётся в силе и оказывает своё влияние.

Суть этой «концепции» сводится к трём основным положениям: многие территории Сибири и Дальнего Востока вплоть до конца XVIII века не входили в зону русского влияния; Сибирь была завоёвана русскими силой оружия, а не путём мирного присоединения; Сибирь стала русской колонией, аналогичной колониям европейских стран в Африке и Азии. А из этого уже следует то, что если Сибирь была завоёвана, а не присоединена, если она была превращена в колонию, то данная «историческая несправедливость» должна быть исправлена. И именно этот акцент данной «концепции» пользуется большой популярностью за рубежом. Ведь если обширные территории Дальнего Востока не входили в зону русского влияния до конца XVIII века, то, значит, они входили в зону влияния других дальневосточных государств и цивилизаций. А следовательно, можно также задаться вопросом о «восстановлении исторической справедливости», то есть отторжении этих территорий от России. В итоге те, кто мечтает о расчленении российского Зауралья и Арктики внешними силами, получают в свои руки такой козырь как «научное» обоснование.

Но всё же мы будем надеяться на то, что в Сибири не найдётся той политической силы и общественной среды, которая возьмёт на вооружение подобные сепаратистские идеи. А идеи областников нужно изучать и как исторический феномен, и как определённый этап в развитии общественной мысли и общественного движения в Сибири.

Читайте также:


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.