Террористы похитили сына сибирячки

похищенный

Фото: КП-Новосибирск

Женщина не может вернуть похищенного террористами ребёнка: трехлетнего мальчика увезли в ИГИЛ, опоив мать снотворным.

История любви таджика и сибирячки закончилась трагедией. 44-летняя жительница Новосибирской области Майя Казакова (имя изменено по её просьбе) в 2016 году поехала с семьей в отпуск, но отдых превратился в настоящий кошмар. Обратно женщина вернулась одна — муж похитил трёхлетнего сына и сбежал к террористам. Вот уже четыре года Майя безуспешно пытается вернуть ребёнка.

У Майи уже был ребенок от первого брака, но муж очень хотел своего сына. Влюбленная женщина спустя два года совместной жизни подарила Махмуду долгожданного наследника.

— Мы жили дружно и очень хорошо. Но однажды я стала с тревогой замечать, что мой муж меняется. Стал несдержанным, проявлял агрессию и ревность. А однажды как-то при мне включил видео в каком-то телеграм-канале, а там выстрелы и крики «Аллах Акбар!». Я испугалась и попыталась поговорить с мужем, он меня не слушал. Я даже позвонила его отцу в Таджикистан, рассказала всё и попросила приехать, повлиять на сына, — поделилась с КП-Новосибирск Майя Казакова.

Разговоры с отцом временно успокоили мужчину. Так казалось Майе. Жизнь вроде бы наладилась, и в декабре 2016-го семья поехала в отпуск, правда без старшего сына, который ходил в школу. На поездке настоял именно муж, сказал: «Посмотрим святые места».

— Мы путешествовали по разным мусульманским странам. Беда случилась в Ираке, где мы на два дня остановились в гостинице. Муж во время обеда дал мне попить воды из пластиковой бутылочки. Я выпила и уснула. Подозреваю, что он туда подмешал что-то снотворное или наркотическое. Проснулась, а его и нашего трёхлетнего сына Алика (имя публикуется с разрешения матери. — Ред.) нет. Я побежала к администратору отеля, он кое-как объяснил мне, что они уехали на такси, и передал сумку с моими вещами и обратным билетом, — продолжает женщина.

В Ираке россиянка обратилась за помощью в местную полицию, но там не особо хотели вникать в ситуацию. Майя вернулась домой и пошла к следователям.

Махмуд потом позвонил жене и признался, что спланировал всё заранее, так как я не разделяла его идей, и что сын теперь будет с ним. Он иногда давал Алику трубку и отправлял от него короткие голосовые сообщения и фотографии.

Следователи в 2016 году возбудили сразу несколько уголовных дел: по факту похищения ребенка и участия в террористической организации. Правоохранители сосредоточились на отце-террористе, хотя мать мальчика очень просила: «Главное, ребёнка найдите, верните».

С трудом Майе удалось выяснить, что Алик находится с отцом в Афганистане. Женщина готова была вылететь туда и искать сына самостоятельно, но, так как по сути она оказалась женой террориста, ей закрыли выезд из страны.

В 2018 году Майе пришло сообщение в мессенджер с телефона мужа. Его друг, тоже боевик, сообщил женщине, что Махмуд стал шахидом и подкрепил свои слова страшными фотографиями.

— На них Махмуд был мертв. Я узнала его на фото, это сто процентов он. И сердце сжалось от мысли о сыне. Мне сообщили, что Алика теперь воспитывает вторая местная жена Махмуда по имени Гуля. И после этого связь совсем оборвалась. Теперь я не знаю, где мой мальчик. Ему уже семь лет, — добавляет Майя.

В Следственном комитете по Новосибирской области официально факт смерти сибирского боевика до сих пор не признали. Говорят, что сделать это можно только после проведения экспертизы ДНК.
Поделиться:

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

(function() {
var sc = document.createElement(‘script’); sc.type = ‘text/javascript’; sc.async = true;
sc.src = ‘//smi2.ru/data/js/95451.js’; sc.charset = ‘utf-8’;
var s = document.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s);
}());

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.