НЭП: переформатированная память. Взгляд историка

Владислав Кокоулин НЭП взгляд историка Трактир на Пятницкой фильм

Владислав Кокоулин

100 лет назад, 8 марта 1921 года, начал работу Х съезд Российской коммунистической партии большевиков (РКП(б)), который принял решение о переходе к новой экономической политике (НЭП). Это решение кардинально преобразило страну

Через несколько лет страна впервые смогла досыта наесться. Открывались всё новые и новые лавки, кооперативные магазины, булочные, кондитерские, кофейни, парикмахерские, ателье. На полки магазинов вернулись товары, о которых стали забывать в военно-революционные годы: белый хлеб, кофе, мороженое, пирожные, шампанское и пиво. Прилавки ломились от овощей, зелени, молочных продуктов, дичи и сладостей. Открывались развлекательные заведения, на вывесках которых часто писали «Всё, как прежде». А жители Новониколаевска, например, впервые увидели арбузы. Таков был НЭП для обывателя. Но в конце 1920-х годов он закончился, и вновь вернулись карточки, дефицит и голод.

О том, как представляли НЭП в советские времена и каким его видят современные россияне, мы попросили рассказать известного историка, главного редактора научно-исторического журнала «Сибирский Архив» доктора исторических наук Владислава Кокоулина.

— Владислав Геннадьевич, Вы много лет изучаете историю Сибири в годы революций, Гражданской войны и новой экономической политики, а в последние годы занялись изучением исторической памяти. Каким представляли НЭП в советские времена?

— Новая экономическая политика, действительно, оставила яркий след не только в истории нашей страны, но и активно эксплуатировалась политикой исторической памяти для решения определённых политических и идеологических задач. Поскольку НЭП совмещал в себе различные, а порой противоположные тенденции, это давало возможность для различных манипуляций и махинаций в интересах утверждения того образа прошлого, которое оказывалось востребованным на очередном повороте российской истории.

Чтобы понять, как представляли НЭП в советские времена, давайте вспомним, как в те времена изображался исторический процесс. В соответствии с «марксистско-ленинским учением» движущей силой истории («локомотивом», как тогда писали, ссылаясь на К. Маркса) была «борьба классов», которая в конечном итоге должна была привести к победе пролетариата и построению бесклассового общества. Соответственно, буржуазия на этапе победы пролетарской революции демонизировалась, изображалась исключительно как «паразиты общества» и «спекулянты», а рабочие, соответственно, как представители «трудового класса», ставшие «жертвами эксплуатации». Кроме того, коммунистическая партия считалась универсальным организатором всех сторон жизни общества, а решения очередных съездов партии объявлялись «мудрыми», независимо от их реального содержания. Можно в этой связи вспомнить, что брежневское высказывание о том, что «экономика должна быть экономной» считалось вершиной экономической мысли.

Давайте откроем любой советский учебник истории и найдём в нём главу, посвящённую НЭПу. И мы узнаем, что тот же «военный коммунизм» и НЭП являются последовательными этапами «социалистического строительства», которые вместе с индустриализацией создают экономический фундамент социализма. Нэповская кооперация трактуется как однозначный шаг к коллективизации. Воспроизводится и клише позднесоветского периода о «единстве ленинской партии», хотя сейчас мы прекрасно знаем, что не было никакого единства — шла острая политическая борьба. Далее мы видим такую схему, что НЭП и его смена индустриализацией не просто были мудрым предвидением («завещанием») В.И. Ленина, но и осуществлялись организованно, сверху, под руководством коммунистической партии. И в итоге, «без Ленина по ленинскому пути» произошло «успешное восстановление народного хозяйства», «укрепление союза рабочих и крестьян» и создано «всё необходимое для построения социализма». Под последним имелась в виду «социалистическая индустриализация». Никаких нэпманов в учебниках не было, однако о них прекрасно знали все советские люди.

— Вы имеете в виду «12 стульев»?

— Конечно. Три классических фильма советского времени рисовали кинозрителям негативный образ нэпмана. «12 стульев» были показаны на киноэкранах в 1971 году. Фильм рассказывал о событиях в Старгороде в 1926—1927 годы. Киса Воробьянинов и Остап Бендер создали «концессию» (это тоже словечко из эпохи НЭПа) — совместное предприятие по поиску семейных бриллиантов Воробьянинова, спрятанных в одном из стульев гарнитура. Другими представителями эпохи НЭПа были владелица бакалейной лавки мадам Грицацуева и отец Фёдор, разводящий на продажу кроликов, которых никто не покупал. Помните, как он мечтал о том, что после того, как найдёт бриллианты, прикупит свечной заводик под Самарой.

12 стульев

Давайте вспомним ещё вышедший на экраны в 1968 году фильм «Золотой телёнок» про «догнивающего нэпмана» — подпольного миллионера Корейко. Ведь он уже «предчувствовал» закат НЭПа, поэтому не швырял открыто деньги направо и налево, а втайне зарабатывал их и тщательно скрывал своё богатство. И, конечно, все мы хорошо помним знаменитую нэповскую контору «Рога и копыта».

Золотой телёнок

Третий фильм менее известен современной публике. Однако в своё время он занял 29 место по просмотру среди фильмов СССР, набрав 54,1 миллиона зрителей. Речь идёт о приключенческой кинокартине 1978 года «Трактир на Пятницкой». Создатели фильма показали все отрицательные стороны НЭПа: беспризорников, блатных ухарей, разгул бандитизма и воровства, «бывших» (спившегося царского офицера, который играет на гитаре), кутежи нэпманов в трактире. Характерно, что авторы фильма намеренно сгущали краски, показывая главу банды одновременно хозяином трактира, что несло дополнительную идеологическую нагрузку, выставляя нэпманов бандитами и негодяями.

Трактир на Пятницкой

— Как изменилось представление о НЭПе в годы Перестройки?

— В период Перестройки произошло переформатирование фундаментального мифа советской эпохи о «процветающем советском народе», который превратился в «страдающий советский народ». Виновником страданий был объявлен «сталинский режим». «Плохой» Сталин противопоставлялся «хорошему» Ленину и «светлым идеалам социализма», которые Сталин «извратил». Идеальной моделью «ленинского социализма» был объявлен период новой экономической политики.

Спешно переписывались не только исторические труды, но и школьные учебники. В учебнике истории для 10 класса, выпущенном в 1989 году, НЭП изображался как своеобразная предтеча Перестройки. А точнее, штампы горбачёвской гласности приспосабливались для описания совершенно другой эпохи. Вот как назывались параграфы в этом учебнике: «Торговля — путь к политической разрядке», «Переход к НЭПу. Первые семена нового политического мышления», «Преодоление консервативных сил», «Компас — ленинская программа», «Необходимость обновления представлений о социализме: политическое завещание Ленина». А в целом глава, посвящённая НЭПу, называлась «НЭП: развитие советской экономики и демократии (1921—1927 гг.)». Парадоксально, но факт: в критике «военного коммунизма» в данном учебнике, по существу, звучала критика «брежневского застоя».

— Снимались ли фильмы на тему НЭПа в этот период?

— Нет, фильмов не снималось. Как не снималось их в 1990-е годы. Нэп в кино возвратился только в 2000-е годы.

— А как изображался НЭП после сворачивания горбачёвской Перестройки?

— После августа 1991 года страна ускоренными темпами переходила к капитализму. Одновременно политика исторической памяти приступила к переформатированию мифа о «хорошем» Ленине, противостоявшем «плохому» Сталину. Теперь «плохой» объявили саму социалистическую систему и советский строй. Соответствующим образом начали переписывать учебники истории.

Первые шаги в этом направлении были очень осторожными. По-видимому, авторы учебников, усвоив советские формулы и клише, не могли быстро перестроиться. Ярким примером такого подхода стал учебник по истории, выпущенный в 1992 году. Трактовки «военного коммунизма» и НЭПа подавались в дискуссионном ключе, по сути подвергая лишь сомнению (но не отрицанию) формулы советского времени. Вот как выглядели заголовки параграфов и пунктов учебника: «НЭП — путь к демократическому социализму?», «НЭП — новая тактика или стратегия?», «НЭП: пересмотр «всей точки зрения на социализм»? Дискуссии в РКП(б)», «Начало внутрипартийной драмы», «НЭП: противоречие целей и методов. Экономика — саморазвивающийся организм или регулируемый механизм?» Но в трактовку необходимости введения НЭПа авторы внесли критику не вообще социализма, а «казарменного социализма», связанного уже не со Сталиным, а с советской системой в целом.

Критика социализма в данном учебнике сводилась преимущественно к критике административно-командной системы и оставляла возможность для положительного восприятия советского строя. Для его окончательной дискредитации требовались иные «концепты», и вскоре они были найдены.

— Что это были за «концепты»?

— В это время в России стал активно популяризироваться концепт «тоталитаризма», сформулированный ещё в 1951 году. Книга Ханны Арендт «Истоки тоталитаризма» была практически неизвестна советским читателям до эпохи Перестройки, поэтому спустя почти 40 лет после выхода она воспринималась как «откровение». «Научный» вес книге придавало то, что она была написана зарубежным автором, якобы не подвластным диктату коммунистической идеологии. Конечно, часть российских историков, сравнивая гитлеровскую Германию и сталинский СССР, видели не только сходство, но и существенные отличия. Другие же, признавая сходство, постарались различий не замечать, что переводило термин тоталитаризм в разряд идеологического конструкта.

В 1996 году в Новосибирском государственном университете был издан учебник «История России с 1917 года до наших дней». Авторы учебника, отождествив нацизм и коммунизм, полностью переписали всю советскую историю. Они не останавливались даже перед прямыми фальсификациями, поскольку реальные факты не укладывались в их схему. Соответственно, авторы в описании НЭПа воспроизвели типичные антисоветские штампы 1990-х годов, поделив страну на «плохих» коммунистов и «хороших» и «предприимчивых» крестьян и торговцев-нэпманов. Ничего положительного в НЭПе авторы не показали.

— Как изменилось освещение НЭПа в 2000-е годы?

— С начала 2000-х гг. отношение к НЭПу в массовом сознании теряет свою определённость и однозначность. С одной стороны, основными тенденциями политики исторической памяти становятся «патриотизм» и «имперский проект», а главными концептами – «сильное государство» и «эффективные менеджеры». С другой стороны, не оправдались ожидания «райской жизни» после перехода к рынку и избавления от наследия «проклятого тоталитаризма». В массовом сознании усиливается отрицательное отношение к рыночной экономике, особенно к её негативным социальным последствиям, и, наоборот, возрастает уверенность в необходимости усиления роли государства в экономической и социальной жизни постсоветской России.

Всё это отразилось на изложении НЭПа в школьных и вузовских учебниках истории. В одном учебнике НЭП характеризуется как «экономический Брест», зато в других можно прочитать о том, что В.И. Ленин делал всё правильно, сосредоточив в руках государства командные высоты в экономике, а также наиболее важные сферы промышленного производства, внешней торговли и финансов. Налицо «антилиберальный» выпад и отказ от апологии «невидимой руки рынка», которая якобы всё расставит по своим местам. Но при этом авторы не отвечают на вопрос: почему НЭП был заменён другой политикой? Любопытно, что в этих учебниках упоминаются и нэпманы, но без каких-либо оценочных суждений.

— Вы говорили о фильмах, которые начали снимать про НЭП в 2000-е годы.

— Действительно, НЭП стал историческим фоном в таких сериалах как «Жизнь и смерть Лёньки Пантелеева» (2006), «Лиговка» (2009), «Мурка» (2016—1017) и «Подкидыш» (2019). Но для изображения НЭПа вновь использовались клишированные фигуры: беспринципные и правильные нэпманы, воровская малина, шалман, проститутки, беспризорники, авторитеты, комсомольцы. При этом уголовники и нэпманы, которые в советских фильмах были «воплощённым злом», теперь показаны с положительной стороны: выглядят они аккуратно, одеваются красиво, играют на рояле. Правда, одновременно они занимаются «прожиганием жизни», но, как сообщает в фильмах закадровый голос, делают они это потому, что государство не даёт им возможности вкладывать свои деньги в серьёзные проекты.

Лиговка
Кадр из фильма «Лиговка»

Напротив, милиционеры, которые в советских фильмах всегда были идейными борцами с преступностью, теперь изображаются как сборище каких-то анархистов, которые ничего толком не умеют и, главное, не хотят делать. Комсомольцы и комсомолки показаны фанатичными сторонниками «революционной эпохи»: они носят красные косынки, отрицают любовь и другие «мещанские пережитки». Они читают и обсуждают книги Александры Коллонтай, которая, как известно, относилась отрицательно к традиционному институту семьи. Вспомним, как она писала о том, что женщина должна служить не обособленной ячейке общества, а интересам передового класса. А если в фильме появляется герой Гражданской войны, то его обязательно поливают грязью. Зато Соньки-Золотые ручки становятся чуть ли не народными героинями.

Фильм Мурка
Кадр из фильма «Мурка»

Парадоксально, но кинообраз НЭПа в 2000-е годы, если отвлечься от исторических реалий и исторических декораций, всё больше напоминает современную российскую действительность.

— А какой же образ НЭПа в массовом сознании совпадает с теми событиями, которые происходили в нашей стране в 1921—1929 годы?

— НЭП, напомню, совмещал в себе различные, порой противоположные тенденции (в экономике, политике и культуре), поэтому на каждом этапе переформатирования исторической памяти о НЭПе показывалась одна из его многогранных сторон. А именно та, которая отвечала насущным нуждам идеологии и политики. Поэтому историческая память о НЭПе отображает не столько период НЭПа, каким он был на самом деле, но скорее реалии того времени, когда происходит очередное переписывание истории.

Беседовала Марина ВДОВИК

Поделиться:

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Поделиться:

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *