100 лет прокуратуре в Сибири

12 января 2022 года российская прокуратура отметила 300-летие создания. Но 2022 год юбилейный и для прокуратуры в Сибири и Новосибирской области — ей исполняется 100 лет. Об истории прокуратуры в России и Сибири, о её задачах и первых прокурорах редакции «ЧС» рассказал известный историк, главный редактор научно-исторического журнала «Сибирский архив», доктор исторических наук Владислав Кокоулин.

— Владислав Геннадьевич, в связи с чем у Петра I возникла идея создания прокуратуры?

— Давайте вспомним историю создания прокуратуры. Указами Петра I 12 и 18 января 1722 года предусматривалось создание прокуратур при Сенате, при коллегиях, при надворных судах, а 11 мая появилась прокуратура при Синоде. В итоге появилось две части прокурорского надзора — сенатская и синодальная, при которой обер-прокурор Синода подчинялся напрямую императору, но не подчинялся генерал-прокурору. Это соответствовало тому, что Сенат и Синод были, по сути, равноправными органами. Правда, одна из коллегий — коллегия Иностранных дел осталась без прокуратуры. Но в ней и не было там надобности — царь лично следил за всеми внешнеполитическими делами. Не появились также по разным причинам прокуратуры в пяти надворных судах — Рижском, Нижегородском, Казанском, Тобольском и Енисейском. А задач у прокурорского надзора было две: следить за тем, как чиновники соблюдают нормы закона, и защищать население от произвола чиновников.

— А были ли до Петра I попытки создать подобную систему?

— Подобных попыток не было, хотя пожаловаться на произвол можно было (правда, если повезёт), подав челобитную на имя царя. Но в петровские времена аппарат управления стал уже настолько большим, что контролировать его при помощи челобитных стало невозможно. И поэтому Пётр I возложил обязанности надзора сперва на Ближнюю канцелярию, которую возглавлял его доверенный соратник Никита Зотов. Но естественно, что справиться с произволом чиновников ему оказалось не под силу. И тогда Пётр I обратился к опыту европейских держав.


— И какие принципы создания надзорных органов он там увидел?

— Во Франции прокуроры появились ещё в XIII веке, и они должны были следить за тем, чтобы в судах соблюдались королевские законы. С 1670 года во Франции в суде каждой провинции был генерал-прокурор, а в суде низшего ранга — королевский прокурор. Прокуроры во Франции выступали посредниками между судами и королевской властью — они разъясняли судам новые законы и следили за их исполнением.

В Великобритании с XV века существовала должность генерального атторнея, который консультировал короля и парламент по правовым вопросам, утверждал и контролировал в суде прокуроров, задачей которых было поддерживать обвинение.

Но оба этих варианта не устраивали Петра, поскольку ни генеральный атторней, ни генерал-прокурор не подчинялись монарху. Зато опыт Пруссии и Швеции, где существовал институт фискалов, которые контролировали суд и следствие, Петра I устроил в большей степени. Ведь он хотел не просто осуществлять надзор за судами, а за всем госаппаратом. Поэтому в 1711 году в России появилась должность обер-фискала, который должен был следить за всеми государственными учреждениями, а о нарушениях докладывать Сенату, который во время отсутствия царя в столице занимался делами управления. Штраф с виновных делился между фискалом и казной. Естественно, что фискалы стали злоупотреблять своей властью, и в Сенат посыпались жалобы на их произвол. Тогда было введено новое правило: если обвинение фискала не подтверждалось, то его наказывали так, как наказали бы виновного. А тем временем начались злоупотребления в Сенате, которые уже не могли расследовать подчинённые ему фискалы. Тогда появилась должность генерал-ревизора, который должен был контролировать Сенат. А в 1722 году фискалов подчинили новому органу — прокуратуре.

— А сколько было при Петре I прокуроров?

— В 1722 году на всю Россию было 20 прокуроров: 17 — в центральных органах управления и 3 — в генерал-прокуратуре Сената и обер-прокуратуре Синода. Интересно, что по замыслу Петра I прокуратура как отдельное ведомство не финансировалась, а прокуроры и сотрудники должны были получать оплату из бюджетов поднадзорных им учреждений. Но этот замысел реализовать не удалось, и прокуроры получали своё денежное содержание по предыдущему месту службы (как водится в России, с большими задержками).

— А кто был первым генерал-прокурором?

— 18 января 1722 года первым генерал-прокурором был назначен Павел Ягужинский. Он начинал службу у Петра I, будучи в 1701 году зачисленным в Преображенский полк. Заметив его преданность, усердие и честность, Пётр I стал поручать ему разные сложные дела: отправлял его за границу для ведения секретных протоколов или выискивать беглых дипломатов. Когда Пётр I учредил ассамблеи, то именно Ягужинскому он поручил их организацию и проведение. А когда Пётр I отправился в Персидский поход, то он поручил Ягужинскому отдавать распоряжения Сенату.

Однако его честность и неподкупность пугала высших сановников империи, и как только Пётр I умер, его постарались задвинуть. Его назначили главным начальником царских конюшен, а потом и вовсе отправили послом в Пруссию. Так перестало существовать «око государево».

Правда, следует признать, что особой активности Ягужинский не проявлял и при Петре I, отлично понимая, что значит ссориться с влиятельными сановниками. Он исправно передавал на рассмотрение Сената доношения нижестоящих прокуроров, но свою позицию по сути доношения старался не обозначать.

Правда, потом был краткий взлёт карьеры Ягужинского. Он предупредил Анну Иоанновну о «затейке верховников» (членов Верховного тайного совета), которые хотели заставить её подписать «Кондиции» — условия, ограничивающие её власть. В итоге Анна Иоанновна вернула его на должность генерал-прокурора. И на этой должности он поссорился с фаворитом Анны Иоанновны — Эрнстом Иоганном Бироном, обличая установленные им порядки. В итоге, когда в 1736 году Ягужинский умер, все вздохнули с облегчением.

— А что стало с прокуратурой после смерти Ягужинского?

— Прокуратура пережила своих основателей, поскольку злоупотребления в России не исчезали никуда. Поэтому дальновидные правители старались расширить роль прокуратуры. Так, при Екатерине II генерал-прокурор уже не только надзирал за органами власти, но и следил за юстицией, финансами, государственным казначейством и могущественным следственным и судебным органом по политическим делам — Тайной экспедицией.

Отметим, что прокуратора сегодня — это единственный из действующих в настоящее время институтов, который был учреждён Петром I.

— Когда появилась прокуратура в Новосибирске?

— Если не учитывать прокуратуру царского времени и периода Гражданской войны, то ровно 100 лет назад. Тогда наш город назывался ещё Новониколаевском и был центром губернии. Соответственно, прокуратура была губернской. Она была организована 7 сентября 1922 года. Первым губернским прокурором был назначен Пётр Григорьевич Алимов, который до этого заведовал губернским отделом юстиции. Этот отдел был ликвидирован в ходе судебной реформы, и его помещения были переданы губернской прокуратуре, в штате которой насчитывалось 24 человека.

Губернская прокуратура развернула активную работу: за первый год она рассмотрела более 2,5 тысячи уголовных дел, опротестовала 40 постановлений местных органов власти и приняла решения по почти 1,5 тысячи обращений граждан. Если посмотреть, какие уголовные дела рассмотрела прокуратура, то выяснится, что среди них было немало дел о взяточничестве.

— Эта проблема была настолько серьёзной?

— Настолько серьёзной, что при прокуроре Новониколаевской губернии действовала специальная комиссия по борьбе со взяточничеством, первое заседание которой состоялось уже 25 октября 1922 года.

— А чем занималась эта комиссия?

— Первым делом она взяла под негласный контроль все народные суды и следователей, изъяла из ведения судов часть дел по взяточничеству (если считала, что профессиональной подготовки судей для ведения этих дел недостаточно), начала разработку предложений в губисполком по улучшению материального положения служащих, когда выяснилось, что должностные преступления совершаются из-за безвыходного материального положения.

Кроме того, выяснилось, что основными формами взяточничества являются (помимо традиционных взяток), неправильное распределение конфискованного имущества, кумовство, незаконная скупка хлеба (напомним, что продовольственная проблема ещё была достаточно острой), самогоноварение, нарушение порядка проведения ревизий, подделка документов и даже продажа чужих документов.

— А какова была судьба губернской прокуратуры?

— В 1925 году была проведена очередная административная реформа. Губернии были упразднены, и губернские прокуратуры расформированы. Но вместо них были учреждены управления старшего помощника Сибирской краевой прокуратуры по округам, а также назначены помощники краевого прокурора по участкам. Пётр Алимов теперь стал прокурором Сибирского края.

Конечно, были у прокуратуры и проблемы. Например, недостаток квалифицированных кадров. А также противодействие некоторых руководителей деятельности прокуратуры. Но всё это было то, что называется «трудностями роста». Прокуратура заняла своё место в системе государственных органов, поскольку очевидно, что те задачи, которые на неё возлагались, оставались и остаются актуальными.

 

Мы в Телеграме

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *