Нас обязательно купят!

Новый год

Бежишь из дома на работу, с работы домой, а в душе тренькает: Скоро Новый Год! Скоро Новый год! На улицах то тут, то там натыкаешься взглядом на приметы любимого праздника. Вот и в витринах магазинов появились важные Деды Морозы и заморские Санта-Клаусы, рядом с ними тоненькие Снегурочки, шеренгами стоят свечи невиданных форм и размеров. Прохожие поглядели, да и пошли себе мимо, а игрушки-то стоят. И день стоят, и ночь стоят, не двигаются, не говорят. Может быть, мы их просто не слышим?

— Сколько их много, этих людей! Туда — сюда, туда — сюда, у меня сейчас голова закружится,- сказала стоявшая на верхней полке  фарфоровая Снегурочка. Она и впрямь была очень бледна.

— Да что там у тебя может закружиться?! — усмехнулась деревянная расписная Матрешка. — Молчала бы лучше, глина жареная. У меня вон внутри шестеро малышей, прыгают с утра до вечера, а я ведь не жалуюсь!

— Девочки, не ссорьтесь! Лучше поглядите, какой отсюда открывается вид! — восторженно произнес плюшевый Санта-Клаус. Его недавно вынули из тесной коробки, и он еще не успел хорошенько разглядеть мир людей. — Ах, смотрите, какой милый мальчик на меня глядит! Наверное, меня сейчас купят!

Напротив окна остановился мальчишка лет десяти, он прижался лицом к стеклу и начал строить рожи.

— Если он чего и купит, так те противные хлопушки, которые лежат на нижней полке. У них и жизни-то на одну секунду, но как их раскупают! — позавидовала пластиковая Коза. В витрине она стояла уже третий год, недавно ей на половину снизили цену, после чего игрушки стали втихомолку посмеиваться над старожилом. — Лучше не надейтесь, что вас купят. Мы тут для красоты стоим, а покупают тех, кто в коробках под прилавками валяется. Вот когда там уже ничего не останется, то продают с витрины, и то не всегда. Если  пылью покроемся, на солнце выгорим, так нас и вовсе выбросят!

— Ой, как несправедливо! — захныкала Снегурочка. — Я хочу, чтобы меня купили, хочу быть подарком, хочу под елочкой стоять!

Вдруг раздался пронзительный вой. Игрушки взглянули на улицу, там прямо по трамвайным путям неслась ярко-красная машина. Она пронзительно гудела, а наверху быстро мигал ярко-голубой свет. Уцененная Коза важно сказала:

— Это пожарная машина. Значит, где-то что-то горит, а она поехала заливать огонь водой.

— Как интересно, вот бы нам поглядеть на пожар! — загалдели игрушки.

— С ума сошли! — крикнула молчавшая ранее свеча-обезьяна. — Это очень страшно! Сначала ты становишься мягкой, потом оплываешь и превращаешься в гадкую лужу парафина. Хоть бы меня никогда не купили. Я не хочу сгорать!

— И что ты беспокоишься? Тебя и так никто не купит, у тебя хвост отвалился, просто продавцы трещину замазали и на витрину выставили. Кому нужна бесхвостая обезьяна! — сказала Матрешка.

— А тебя, а тебя тоже никто не купит! У тебя на юбке краска размазана!

Матрешка только усмехнулась в ответ. Пятна на юбке, кстати, почти незаметные, напоминали о самом прекрасном дне в ее жизни. Когда-то она, молодая матрешка, которую только-только раскрасили, шла по конвейеру. Вдруг рядом остановилась толпа людей, и красивый мужчина с черными усами, которые так нравились всем матрешкам, взял ее за бока и начал показывать окружающим. Он хвалил ее голубые глаза, губки бантиком, наряд, даже заглянул под юбку и огорчился, что не видно ног. Матрешка хихикнула. Ей было приятно вспоминать об этом.

У витрины остановились двое озабоченных взрослых и маленькая девочка, которая стала тыкать пальцем в стоявшие на полках фигурки. Игрушки разом притихли. Коза постаралась придать лицу радостное выражение, Санта-Клаус подтянул живот, даже Снегурочка приобрела привлекательный бледно-розовый цвет. Ребенок что-то просительно сказал родителям, те покачали головами, вскоре люди ушли.

— Ах, они ушли, ушли! — уныло сказала Снегурочка и заплакала. Игрушки молчали. Вдруг за их спиной послышался шум. «Эта?» — прозвучал чей-то голос, потом к полке потянулась рука продавца и взяла Матрешку. Та, онемев от радости, что ее покупают, не смогла произнести ни слова и лишь таращила глупые счастливые глаза. Рука с Матрешкой исчезла. «У ребенка просто дурной вкус,- сказала Коза. — Нормальным детям такие толстушки не нравятся!» Ей никто не ответил, разочарование было слишком велико. И тут Санта-Клаус, который еще не потерял веру в людей, воскликнул:

— Девочки, не надо расстраиваться! Нас купят! Скоро Новый год, людям нужны подарки, и нас обязательно, обязательно купят!

Поделиться:

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *