Александр Асеев: «Если даже на пенсии нет денег, то что говорить о науке?»

Академгородок

Фото Алексея Игнатовича

«Развитие науки – это амбициозная задача,
и мы понимаем, что за счет государственных денег
это сделать невозможно»
(министр науки и высшей школы Михаил Котюков, интервью от 18 июля 2018 г.)

«ЧС-ИНФО» продолжает серию публикаций с напутствиями новому губернатору Новосибирской области Андрею Травникову. В этот раз мы решили поговорить о развитии науки – с бывшим председателем СО РАН академиком Александром Асеевым. Он рассказал, на чем лучше акцентировать внимание региональной власти, и прокомментировал ситуацию с проектом «Академгородок 2.0».

— Президент России поставил перед страной очень амбициозную задачу – научно-технический прорыв. На чем, на Ваш взгляд, стоит сосредоточиться губернатору Новосибирской области, чтобы регион оправдал ожидания главы государства?

Академик Александр Леонидович Асеев
Академик Александр Леонидович Асеев. Фото: sbras.ru

— Первое, что я хотел бы сказать: не надо игнорировать успешное выполнение предыдущих поручений по созданию Центра образования, исследований и разработок и по пилотному проекту строительства малоэтажного жилья для научных сотрудников от 2012 года, а также по программе реиндустриализации Новосибирской области.

Очень важно опираться на имеющийся опыт. Академгородок, независимо от того, в какое время он был создан, — это очень удачный проект. Надо внимательно изучить то, что уже есть на территории, и не ломать это, а поддержать, помочь. Перейти от репрессивно-карательных методов работы (сократить, ликвидировать, оптимизировать, реструктуризировать…) к методам стимулирующего характера. То есть принять продуманную систему мер развития науки на уровне институтов, лабораторий и отдельных научных сотрудников. Но это требует от чиновников большой квалификации. Сейчас руководители Национального проекта «Наука» – чиновники высокого ранга, но люди мало компетентные в этой сфере, обычные функционеры. Поэтому при принятии решений жизненно необходимо  опираться на научную общественность, открыто их обсуждать.

Бывший председатель СО РАН академик Николай Добрецов говорил: «Опираться надо на то, что сопротивляется». Потому что то, что не сопротивляется, – это не та субстанция, на которой что-то можно построить, это в лучшем случае песок. Если присмотреться к опыту работы самого Лаврентьева, то мы увидим: хотя он был великим ученым, но он не пренебрегал помощью специалистов: строителей, промышленников, организаторов. Мало кто помнит, что строить Академгородок Лаврентьеву помогала «тройка богатырей»: Л. Г.Лавров, Б. В. Белянин, А. А. Курдин, а еще начальник треста «Сибакадемстрой» генерал Н. М. Иванов и многие другие. Это были настоящие профессионалы. И такой мощи я сейчас просто не вижу. Поэтому Андрею Травникову надо решить, на кого он будет опираться, развивая науку в регионе. Пока же не понятно, кто станет такой опорой.

Сейчас Академгородок – это лоскутное одеяло из структур разной подчиненности, принадлежащих разным ведомствам. В основном это Минобрнауки, но есть и Военный институт, есть Технопарк – областная собственность, есть много структур частных, причем успешных. Есть и муниципалитет, о котором все постоянно забывают (а ведь Академгородок — это часть Новосибирска). И это создает целый ворох проблем, на которые не просто нет ответа, нет даже самой постановки вопросов. А ведь по сути своей Академгородок — это моногород, в котором основной источник дохода – наука.


Сейчас Академгородок – это лоскутное одеяло из структур разной подчиненности


Но если сейчас говорить о развитии Академгородка, то процесс идет, скорее, в обратном направлении. У нас была проектная организация СО РАН «ГИПРОНИИ». Она исчезла после реформы. У нас было управление капитального строительство – худо-бедно, но работало. УКС ликвидирован решением ФАНО. У нас был главный архитектор. А на что расчёт сейчас? Видимо, на бизнес-решения… А этого я больше всего опасаюсь.

— Почему?

— Нельзя отдать вопросы развития Новосибирского научного центра на откуп бизнесу. Бизнес-решения могут оказаться губительными для Академгородка.

Главная опасность кроется в том, чтобы следовать закону ФЗ-216 от 27.07.2017 г. «Об инновационных научно-технологических центрах…» Он создавался под научно-технологическую долину Московского госуниверситета, а там всё иначе. Закон об НТЦ предполагает механизм, при котором вся собственность, земли и имущество передаются в фонд, объединяющий науку, власть и бизнес. Но при таком подходе наука – не основное звено. Основное звено – это бизнес.

Да, мы гордимся центром города Новосибирска. В последнее время он очень «похорошел» — на каждом углу появились сверкающие здания бизнес-центров, супермаркеты, торговые комплексы, современные жилые здания. Вот только, по-моему, жить от этого в городе лучше не стало – транспортные пробки, шум, смог, недостаток свободного пространства. Говорить о комфортных условиях для занятия наукой вообще не приходится. Поэтому для Академгородка должны быть свои решения.

И уже есть позитивные примеры, когда бизнес ведет себя цивилизованно. Взять хотя бы торговый центр «Эдем» в микрорайоне «Щ», созданный и построенный выпускником НГУ и бывшим сотрудником одного из институтов Академгородка В. Л. Плотниковым. Это центр вполне европейского уровня. И сделан он без малейших притязаний на федеральные земли или на бюджетные средства. При этом и организация приносит доход, и народу польза. Или хорошая гостиница в том же микрорайоне «Щ» — тоже позитивный пример. С другой стороны, есть пример негативный — многолетняя тяжба с местными бизнесменами вокруг участка на улице Терешковой. Так что современный бизнес может предлагать цивилизованные решения, но может и нецивилизованные. И в этом опасность: мы можем вместо развития городка его просто потерять в качестве городка науки, образования и инноваций.

Есть и примеры неудачных градостроительных решений. Например, чтобы построить новое здание университета (хотя оно, бесспорно, было необходимо), пришлось вырубить три гектара отборного леса. При этом еще и получилось, что студентам, перемещаясь между корпусами, приходится переходить через дорогу, забитую транспортом – улицу Пирогова. Да, там поставили светофор, но когда утром видишь непрерывный поток студентов, идущих в новый корпус на лекции, а с другой стороны — пробки из машин, то ясно, что это неправильно. На Западе университеты так не строят, там автомагистрали огибают территории университетских кампусов.

И я боюсь, что таких неверных решений будет много.

— А какие градостроительные решения для Академгородка видите вы?

— Прежде чем рассуждать о градостроительных решениях, надо понять, за какой счет они будут реализовываться. И тут главное – обеспечить приток средств на территорию Академгородка и обеспечить повышение доходов проживающим на территории ученым. Ведь куда идут люди, когда получают зарплату? В торговые центры, досуговые, спортивные учреждения, оплачивают коммунальные услуги.  Поэтому чем больше будет доходов на территории, тем легче будет решать задачи развития инженерной и социальной инфраструктуры.


Главное – обеспечить приток средств на территорию Академгородка и обеспечить повышение доходов проживающим на территории ученым.


Что касается жилья, то ученые — люди привередливые. Сюда они ехали, чтобы жить в полнометражных квартирах, коттеджах, в повышенном комфорте. У нас уже есть опыт строительства жилья в современных условиях: жилой комплекс АЖС-1 на просп. Коптюга, мы построили жилищный поселок на 100 коттеджей «Веста». На очереди второй поселок — на 500 коттеджей «Сигма» (он уже на завершающей стадии строительства). Вот такие решения по жилищной инфраструктуре и должны быть. А главные инвесторы в этих проектах – научные сотрудники с высокими доходами.

Поэтому основное – это обеспечить институтам доходы: гранты, договоры, работу с коммерческими фирмами. К этому должны подключиться крупные государственные корпорации: «Роснефть», «Газпром», «Ростех», «Росатом», «Роскосмос» и подобные. И лучшие предприятия города: заводы им. Чкалова и «Коминтерна», НЗХК, «Экран», НПЗ (в составе АО «Швабе»)и др.  Таким мощным предприятиям наука очень нужна, иначе не будет роста. А ведь есть успешные высокотехнологические предприятия, которые в последние годы появились и в Томске, Омске, в Кемерове, Красноярске, Барнауле, Бийске, с которыми тоже следует работать.

И тогда, если будет приток средств на территорию Академгородка, то цивилизованный бизнес уже сам все сделает: и гостиницы построит, и торговые комплексы, и спортивные, и детские площадки. Останется только следить, чтобы все было цивилизованно. А федеральное финансирование, безусловно, необходимо, но оно не решит всех проблем развития Академгородка, потому что оно разовое, а нужно, чтобы система себя воспроизводила.

Но для этого необходимы прорывные открытия. Нужно учитывать опыт «Кремниевой долины» в США, которая выросла за счет открытий мирового уровня, таких как изобретение транзистора, развития микроэлектроники и информационных технологий. И в Академгородке открытия такого уровня есть. Вот только пока Запад их не признает, они считаются у нас «небизнесопригодными».

Надо использовать то, что у нас уже есть. Так, например, Новосибирск позиционируется как российский центр приборостроения и, в частности, техники ночного видения. Так и надо на основе этих технологий создавать системы, комплексы для использования их в робототехнике, в информационных технологиях, системах безопасности, в быту. Расширять возможности создания новых продуктов на этой основе. При этом нужны такие решения, которые будут понятны не только ученым или представителям власти, а всем жителям Сибири.

В городе многие спрашивают: зачем тратить 40 миллиардов на синхротрон СКИФ, если на эти деньги можно построить новый мост, несколько станций метро, дороги и дорожные развязки — и жизнь в городе улучшится? А СКИФ воспринимается жителями как какая-то «ученая прихоть». Поэтому нужны решения, которые были бы понятны и промышленникам, и бизнесу, и власти, которая озабочена сбором налогов и улучшением жизни, и жителям. Даже самой пожилой бабушке чтобы можно было объяснить, зачем это нужно.

— А на самом деле СКИФ нужен?

— Да, синхротрон — это нужная вещь, это необходимый элемент современной науки. В мире их уже с полсотни. И последний был построен в… Иордании (синхротрон SESAME)! Это заурядное явление, обычный инструмент. Поэтому считать, что он сможет решить все наши проблемы – это значит заниматься самообманом.

В 1993 году я работал в Центре атомных исследований во Франции, и мне в Гренобле показали только что построенный подобный ускоритель. С тех пор прошло 25 лет. Конечно, наш СКИФ – это будет улучшенная версия. Но основные сливки с этого направления уже сняты.

Утверждается, что СКИФ нужен для производства лекарств. Но надо учитывать, в каком состоянии находится отечественная фармацевтика…

Повторяю, что проект, безусловно, хороший, и он нужен… Но нам много чего нужно. А сколько дохода принесет СКИФ, об этом определенной информации пока нет.

— А что Вы думаете о проекте «Академгородок 2.0» в целом? Есть надежда, что он когда-нибудь будет реализован?

— Начнем с того, что развитие научного центра мирового уровня и с мировой известностью – это не проект областного правительства, а задача, требующая координации действий всех ветвей власти вплоть до федерального уровня. Ведь  приоритетные задачи здесь — это не решение местечковых проблем, а развитие экономики сибирских регионов и достижение ощутимых изменений к лучшему в жизни населения Сибири. Поэтому абсолютно необходимо привлечение к реализации проекта развития Академгородка промышленности высоких технологий, государственных корпораций, успешных промышленных предприятий и бизнес-структур.

А тот факт, что программу «Академгородок 2.0» поручили областному правительству, уже говорит об отношении к этому проекту… Вряд ли областное правительство при всем нашем уважении к нему сможет создать центр мирового уровня. Область есть область. Есть такое выражение известного писателя Даниила Гранина о Санкт-Петербурге: «Великий город с областной судьбой». Вот Академгородок вполне рискует повторить эту ситуацию и стать мировым научным центром с районной судьбой.

Ведь Академгородок – это всего-навсего район города Новосибирска… Даже не район, а часть района. Его официально нигде нет. И сейчас, когда речь идет о технологическом прорыве, об опоре на науку – это надо менять.

— И с чего начать?

— А начинать надо с того, чтобы сделать Новосибирск городом федерального значения! К сожалению, такой перспективы многие боятся, ведь это  большая ответственность. Чтобы пойти на подобное и действительно поднять сибирскую науку, нужны решения масштабные, государственного уровня.


Надо сделать Новосибирск городом федерального значения


— Если не задаваться сразу такими амбициями, что можно сделать прямо сейчас?

— Проект «Академгородок 2.0» состоит из двух частей. Первая – это развитие институтов. И судьба этих программ чисто индивидуальная, какие-то пройдут, какие-то нет, в какие-то будут вложены частные инвестиции. Но целостная стратегия отсутствует, и отдельные проекты не выглядят взамосвязанными, а скорее конкурирующими друг с другом за бюджетное финансирование.

Вторая – это создание инфраструктуры. В проект были включены во многом те планы, которые уже предполагалось реализовать, например, реконструкция лицея NO 130. Это будет сделано и без проекта «Академгородок 2.0». В проект просто собрали всё, что было нужно построить на территории, в надежде получить федеральную поддержку. Ведь город почти без доходов, а у области много проблем и помимо Академгородка. Но и на федеральные деньги, учитывая ситуацию с пенсионной реформой, рассчитывать не приходится.

Поэтому, скорее всего, всё обойдется полумерами. То есть в сильно усеченном виде мы получим какие-то объекты на территории Академгородка. Но вот для того, чтобы ожидать такого прорыва, о котором говорят с трибун, я лично не вижу никаких оснований.

— А что нужно, чтобы основания появились?

— Нужно искать точки роста. Учитывать особенности территории. Вот, например, Новосибирск имеет важное конкурентное преимущество. Центр развития мира, центр экономической деятельности постепенно перемещается в Юго-Восточную Азию. А от нас до Урумчи лететь всего два часа на самолете, до Пекина – четыре часа. А есть еще Корея, Япония, Вьетнам. И всё рядом.

Кстати, Китай сейчас опережает нас по многим научно-техническим направлениям. Но ведь мы способны вырабатывать решения не хуже китайцев, просто нас никто не поддерживает. А в Китае научились финансировать науку: там работает Академия наук, сделанная в точности по образцу Академии наук СССР. И ее никто не сокращает, не третирует, не критикует. Разработана система мер стимулирующего характера. Результат даешь – получаешь деньги на последующее развитие. А если нет, то, извини, либо ты должен переориентироваться, либо тебя присоединят к более успешным институтам.

А у нас система, которая развитию не способствует. Нас мучают требованиями обеспечить число публикаций, повысить индексы цитирования… Чиновник иначе просто не может оценить работу ученого! Они там считают, что учёные – это странные люди, которые получают бюджетные деньги и делают что хотят, сидят в институтах, чай пьют с утра до вечера, ездят по зарубежным командировкам. Да, конечно, бывает и такое. Но есть много работающих людей, умных, успешных, с мировым признанием – и с ними надо работать.

— Как Вы считаете, особенный дух Академгородка помогает работе ученых?

— Конечно! Академгородок – это совершенно особое место. Живущих здесь людей объединяет страсть к науке, к получению высших достижений в науке и технологиях. Здесь образовано уникальное сообщество ученых разных специальностей, найден баланс между опытом старшего поколения и энергией и дерзостью молодых. И уникальная природная среда — белки прыгают по балкону, снегири прилетают… Здесь лес душу греет: есть на чем глазу отдохнуть, где с детьми погулять… Особенность этого места – именно лесные массивы. У Лаврентьева был принцип – сохранять деревья. До сих пор видно, что они кое-где примыкают прямо к домам. При строительстве даже стрела крана поворачивалась так, чтобы, не дай бог, какую-нибудь сосну не задеть. Лаврентьев лично за этим следил. А сейчас психология изменилась: деньги любой ценой. Из-за недостатка финансирования леса Академгородка запущены, болеют, что не в меру ретивые «сторонники прогресса» используют в качестве обоснования для его вырубки. Поэтому и заносят топор над лесами Академгородка охочие до его бесценных земельных ресурсов «общественники» от бизнеса.

— Чтобы защитить облик Академгородка, было принято решение включить его в реестр объектов выявленного культурного наследия. Но сейчас говорят о том, что этот статус городку не нужен. Что Вы думаете по этому поводу?

— Суть этого объекта культурного наследия — в сочетании принципов классической застройки с диффузной застройкой уникальных лесных массивов ленточного бора. На то, чтобы добиться присвоения этого статуса, мы с академиком Николаем Ляховым, бывшим депутатом горсовета, потратили почти десять лет. А сейчас, значит, агитируют за то, чтобы его отменить под благовидными предлогами развития Академгородка и помощи лесу! К счастью, есть нормальные общественники, есть трудовые коллективы институтов, есть просто жители городка. Думаю, мы вместе сможем защитить его уникальный облик.


Подробнее о том, можно ли лишить Академгородок статуса объекта культурного наследия, читайте в ближайшее время на ЧС-ИНФО.


Следует иметь в виду, что географический центр Академгородка, его сердце – это вовсе не верхняя зона. Верхнюю зону надо оставить в покое. Это, прежде всего, научная зона и образовательная. А в географическом центре городка есть брошенные территории между проспектом Строителей, микрорайоном «Щ» и производственной зоной академических институтов. И строить торговые и бизнес-центры надо там. Ведь «Москва Сити» строили не в историческом центре столицы! В Нью-Йорке и Вашингтоне прямо в центре города огромные зеленые зоны. По праздникам там собираются семьями, устраивают пикники, гуляют, общаются. В этом смысле Академгородок также уникален, и его лесные массивы – бесценный дар природы!

Вот «Сколково» создавалось в чистом поле. Так и возьмите участок на восток от Ельцовки и Каинской заимки, там 4000 гектаров бывшего Экспериментального сельского хозяйства ФИЦ ИЦГ СО РАН — невостребованные. И можно строить там все что угодно! Академгородок имеет достаточные резервы территории для реализации самых смелых градостроительных решений. Там можно и должно строить сверкающие здания современных научных институтов, инновационных фирм и структур наукоемкого бизнеса.



Академгородок имеет достаточные резервы территории для реализации самых смелых градостроительных решений.


 

— А что можно сделать для развития науки Новосибирской области без вложения денег? Чем может помочь региональная власть?

— Надо организовать полноценную связку высокотехнологических предприятий региона с научными институтами. Для этого нужна частная инициатива со стороны предприятий, чтобы возник симбиоз промышленности и науки. И в этом процессе власть не должна на себя слишком много брать. Она должна помогать по тем направлениям, по которым есть возможность пробиться к федеральной и отраслевой поддержке и к вершинам успеха.

Но пока этого нет. Где программа реиндустриализации экономики Новосибирской области? Владимир Городецкий ушел, и ее не осталось… А ведь там были успешные проекты, например, по производству литий-ионных батарей, керамики и углеродных нанотрубок, по электронике и каталитическим технологиям и т. д. По-хорошему, по этим направлениям надо дальше идти, надо на основе этих материалов делать изделия. Получать продукцию с большой добавленной стоимостью, с лучшей рентабельностью. Сейчас говорят о продуктах полного цикла. Это должен быть следующий этап после программы реиндустриализации. И таких проектов в городе и в области должны быть десятки — возможности для этого есть.

Но, чтобы этого добиться, решения должны быть глобальными. Только так мы можем преуспеть. Точки роста надо тщательно анализировать. А у нас все свелось к «параду суверенитетов» и «перетягиванию одеяла на себя». Поэтому необходимы умные, взвешенные решения со стороны власти.

Академгородок – это самое богатое место в Сибири. Мы буквально ходим по деньгам. Эта земля – одна из самых дорогих в стране. Здесь есть все: высокая концентрация интеллекта, инженерная инфраструктура, уникальная природная среда и умные люди. И надо это всё грамотно использовать.


Справка ЧС-ИНФО:
Академик Александр Леонидович Асеев являлся председателем Сибирского отделения РАН с 2008 по 2017 год. За это время была принята Концепция развития СО РАН, согласно которой расширена сеть центров коллективного пользования и создано четыре новых института. Реализованы новые формы организации фундаментальных и прикладных исследований в интересах развития регионов Сибири. Принята программа развития инновационной деятельности СО РАН. Заключены Соглашения о сотрудничестве с крупнейшими государственными и частными корпорациями России, силовыми ведомствами. В новосибирском Академгородке с минимизацией ущерба для уникальной экосистемы города-леса реализованы масштабные проекты создания комплекса зданий Технопарка и строительства нового корпуса НГУ, реализован проект «биологического квартала». Подготовлены проекты «полного цикла» от фундаментальных исследований до производства реальной продукции с ведущими предприятиями Новосибирска.
Все эти годы Александр Асеев отличался бескомпромиссной позицией по отстаиванию интересов науки на территории новосибирского Академгородка и Сибирского отделения в целом по отношению к бизнес-проектам освоения дорогостоящих, невосполнимых и уникальных имущественных, земельных и интеллектуальных ресурсов Академгородка.



Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.