Щепки летят: в Новосибирской области хотят взять под контроль нелегальных лесорубов

лес

Остановить «чёрных лесорубов» призвана помочь бюрократия. В будущем в регионе, по задумке чиновников, станет значительно труднее продать древесину, добытую незаконно.

Комитет по аграрной политике, природным ресурсам и земельным отношениям Законодательного собрания Новосибирской области 22 октября рассмотрел предложенный министерством природных ресурсов и экологии новосибирской области  проект закона, который разрешает региональным властям взять под контроль пункты приёмки древесины.

По задумке составителей документа, в Новосибирской области должна появиться система учёта предприятий, которые занимаются приёмкой и отгрузкой древесины. Основная проблема с ними в том, что сейчас многие из таких пунктов работают нелегально. А некоторые, при полностью законной деятельности, не гнушаются закупать древесину у нелегальных дровосеков. Чтобы прекратить эту практику, планируется обязать компании вести учёт каждого дерева, которое проходит через их склады. То есть приёмка и отгрузка станет возможна лишь на основании специальных документов, к тому же каждый ствол, проданный легально, будет получать особую метку, что значительно облегчит установку его происхождения.

Контролировать же всё это планируется благодаря ежемесячным отчётам, которые владельцы пунктов приёмки будут сдавать в специально созданный орган при областном минприроды. А прозрачность деятельности обеспечит пакет документов, который бизнесмены будут прикреплять к ежемесячному отчёту: удостоверение личности и сопроводительные бумаги, подтверждающие подлинность ресурсов.

«Цель закона – организовать пункты, которые сейчас работают либо нелегально, либо полулегально. В частности, это поможет ограничить поток древесины, добытой незаконно, — говорит заместитель министра природных ресурсов Новосибирской области Евгений Рыжков. — Если у такой древесины не будет разрешительных документов, её будет значительно труднее реализовать. Похожая схема уже работает в регионах, где проблема незаконных рубок стоит особенно остро: в Томской и Иркутской области, а также в Красноярском крае».

При этом Рыжков заявляет, что в этих регионах, благодаря бюрократии, удалось заставить выйти на легальный рынок около 40% незаконных скупщиков древесины.

Сверкают топоры

Правда, к идее далеко не все отнеслись с восторгом. В первую очередь потому, что даже с действующими в вышеперечисленных регионах новыми правилами, значительная доля «чёрных лесорубов» продолжает заниматься своим бизнесом. Довольно доходным, надо сказать. Поэтому вероятность, что из-за потери возможности продавать лес легально, незаконные рубщики вдруг возьмутся за ум, крайне мала. Ведь, в конце концов, никто не мешает им отвезти древесину в соседний регион, где всё также прекрасно себя чувствуют скупщики незаконно добытого леса, да и под учёт их никто не ставит.

Ведь зачастую нелегальной вырубкой занимаются не таинственные организации, которые уничтожают леса ради каких-то сверхприбылей, а самые обыкновенные жители местных сёл и деревень, решившие подзаработать древним, как само человечество, ремеслом. В конце концов, рассуждают они, деревьев ведь в лесу много и никто не заметит пропажи пары стволов. Или пары десятков. Особенно на фоне душераздирающих фотографий проплешин, оставшихся от вполне легальной вырубки.

Теперь же, если закон всё же будет принят, а председатель аграрного комитета Олег Подойма прямо заявляет, что видит будущее законопроекта – депутаты уже рекомендовали его к рассмотрению на сессии – то для нелегальных лесорубов и впрямь могут настать тяжёлые времена.

 

Напомним, этим летом в Сибири бушевали лесные пожары. Часть из них может быть связана с попыткой прикрыть незаконные вырубки. 

Дмитрий Бороздин


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.