Межрегиональная интеграция: взаимовыгодное партнерство или вампиризм?

Виктор Суслов

Виктор Суслов. Фото Алексея Игнатовича

Мантры о необходимости взаимодействия российских регионов мы слышим из каждого утюга. Однако, по мнению члена-корреспондента РАН, доктора экономических наук, заведующего лабораторией ИЭОПП СО РАН Виктора Суслова, не все так просто. На пути тесного регионального сотрудничества можно больше потерять, нежели приобрести.

Сегодня экономисты в очередной раз предостерегают: бездумное стремление к партнерству ради партнерства может сыграть злую шутку с российскими регионами и федеральными округами: в конечном итоге может сложиться ситуация, когда одна из сторон будет тянуть одеяло на себя вместе с ресурсами своих «партнеров». Это наиболее выпукло показал метод коалиционного анализа, который наш собеседник Виктор Суслов и его коллеги из ИЭОПП СО РАН использовали для определения эффектов межрегиональных взаимодействий.


Основу метода коалиционного анализа составила оптимизационная мультирегиональная межотраслевая модель (ОМММ), которая является базовым инструментом научной школы «Экономико-математическое моделирование многорегиональных систем», основанной академиком Александром Григорьевичем Гранбергом в 1967 году в Новосибирске.  Коалиционный анализ применяется для исследования эффектов межрегиональных взаимодействий только в России, в ИЭОПП СО РАН.


Каковы же конкретные результаты применения метода коалиционного анализа? Ученые ИЭОПП СО РАН  представили Прогноз эффектов межрегиональных взаимодействий в РФ на период до 2030 гг., основой которого послужили расчеты на примере 8 федеральных округов и 40 видов экономической деятельности в терминах СНС.

В основу анализа лег «жесткий» сценарий, который предполагал полную «либерализацию» внешних связей, когда регион, даже находят в автаркии, может участвовать в международном обмене. А если в результате разрыва межрегиональных связей регион теряет возможность ввозить какой-то продукт, то в течение прогнозного периода необходимое производство создается с нуля. Таким образом, к 2030 году так или иначе должна произойти адаптация региона к условиям автаркии или усеченной коалиции.

— Анализ эффектов межрегиональных взаимодействий показал, что в случае разрыва всех связей в 2030 году изолированные регионы способны обеспечить в среднем не более 2,5% конечного потребления, которое они получали в системе регионов, — рассказывает в своей работе «Коалиционный анализ и эффекты межрегиональной интеграции» Виктор Суслов. Значит ли это, что «плохо» будет всем и в равной степени? Вовсе нет. «Жизнеспособными» в состоянии автаркии оказываются 4 федеральных округа: Северо-Западный, который  способен самостоятельно обеспечить 79,6% своего продукта, Дальневосточный (67,3%), Сибирский (50,8%) и Уральский (21,1%). Остальные 4 федеральных округа – Центральный, Южный, Северо-Кавказский и Приволжский – в состоянии автаркии имеют нулевые собственные эффекты, т.е. не в состоянии обеспечить функционирование своих экономик при прежней структуре конечного потребления.

Тут надо обратить внимание на специфику межрегиональных взаимодействий с Центральным федеральным округом (ЦФО). Вступая с ним в коалицию, все регионы получают сокращение конечного потребления!

— В терминах коалиционного анализа вклад ЦФО в конечное потребление каждого из 7 округов отрицательный. В то же время, при нулевом собственном эффекте, чистые внутренние эффекты, получаемые Центральным округом от взаимодействия с остальными округами, положительные (за исключением СКФО). Иными словами, вступление любого из 6 регионов в коалицию с ЦФО привносит прирост конечного потребления для последнего, — утверждает Виктор Суслов.

Ага-ага, вступайте с нами в партнерские отношения, а потом: что мое, то мое, а что ваше, то наше. Экономический вампиризм, завуалированный лицемерием.

Немного о четырех «самодостаточных» регионах. Им, кстати, вампирами стать, по-видимому, не грозит. Анализ показывает, что СЗФО, УФО, СФО и ДФО, вступая в коалицию с любым округом, вносят в потребление последнего существенные положительные вклады. Это регионы с выраженной общероссийской производственной специализацией, они обеспечивают экспорт нефти, газа, цветных металлов, леса. Для них характерно положительное сальдо товарообмена и пониженная (по сравнению с долей в суммарном Валовом региональном продукте) доля в суммарном конечном потреблении. В то же время даже они получают негативные эффекты от взаимодействия с ЦФО и СКФО.

Добавим, что среди «самодостаточных» регионов межрегиональная интеграция особенно важна для Уральского и Сибирского округов. В них чистый внутренний эффект выше, чем эффект внешних связей. С другой стороны, чем более устойчив регион в автаркии, тем меньше он получает от межрегиональной интеграции. «Если для Сибирского округа эффект внешних связей превышает чистый внутренний эффект на 7,2 пункта, то для Дальневосточного ФО всего на 0,7 пункта. Для Северо-западного округа соотношение становится обратным: эффект внешних связей (всего 4,9%) уже в 3 раза меньше, чем чистый внутренний эффект (15,5%). Таким образом, СЗФО, СФО и ДФО получают от международного и межрегионального обмена эффекты, которые в разы меньше их собственных вкладов», — объясняет Виктор Суслов.


Устойчивость функционирования политического, экономического или торгового объединения стран или регионов существенно зависит от того, насколько выгодным полагают для себя членство в данном союзе его субъекты. В зависимости от этого может происходить как полный распад многорегиональных систем, так и расширение или сокращение состава участников, а также сохранение статус-кво.


Неравномерность во всем. Если говорить о вкладе каждого региона в прирост конечного потребления партнеров по коалициям, то только Центральный ФО и Северо-Кавказский ФО вносят отрицательные вклады. Зато самые существенные и примерно равные положительные вклады вносят СЗФО, УФО, СФО и ДВФО: валовые вклады этих регионов превышают получаемые ими внутренние эффекты вне зависимости от учета эффектов внешних связей. ЦФО, СКФО, ЮФО и ПФО демонстрируют противоположные соотношения и, соответственно, отрицательный знак сальдо.

— Прогноз на 2030 год обнаруживает высокую степень взаимозависимости региональных экономик РФ. Совокупный внутренний эффект взаимодействия между регионами вносит  73% конечного потребления страны, тогда как внешняя торговля добавляет 27%. Это свидетельствует о высокой степени интеграции российской экономики в мировую и значимости стабильных внешнеэкономических отношений для благосостояния общества, — сообщил Виктор Суслов.

В заключение позволим немного отступить от сухих цифр и отметим, что перспективы развития федерального государства неразрывно связаны с гармонией отношений между его субъектами. Увы, конфликты и недопонимание неизбежны. Однако надо четко понимать, что взаимные претензии регионов возникают на почве представлений о несправедливости участия в общем потреблении по сравнению с независимым статусом, что продемонстрировала недавняя история подобных конфликтов в ЕС.

— Для оценки степени взаимозависимости многорегиональной экономики России мы использовали метод коалиционного анализа, реализованный на базе пространственной модели «затраты-выпуск». Прогноз эффектов взаимодействия регионов во всех возможных коалициях на 2030 год показал, что Северо-Западный, Уральский, Сибирский и Дальневосточный федеральные округа лучше всего адаптируются к разрыву межрегиональных связей по сравнению с центральными и южными регионами. Соответственно, Центральный, Север-Кавказский, Южный и Приволжский округа более всего выигрывают от интеграции в многорегиональную систему и от выхода на внешний рынок, — делает вывод член-корреспондент РАН, доктор экономических наук, заведующий лабораторией ИЭОПП СО РАН Виктор Суслов и добавляет. — Сегодня важно объективно оценивать степень межрегиональной интеграции, которая обусловлена различиями регионов по наделенности ресурсами и технологиями и отсюда различиями в специализации в не меньшей степени, чем политикой в области федеративных отношений.


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.