Лукавый мораторий или В списках не значится 

Тяжстанкогидропресс

Кто из нас, видя многочисленные объявления о продаже на торгах складов, производственных зданий, задумывается, что стало причиной распродажи? Кто понимает, что за ликвидацией имущества стоят беды целых коллективов? В период пандемии государством установлен мораторий на банкротство для компаний пострадавших отраслей и предприятий, признанных стратегически важными и системообразующими. Однако федеральные списки коротки, и что делать тем, кто в них не значится?

Чтобы не ходить вокруг да около, рассмотрим ситуацию на примере новосибирского предприятия ПАО «Тяжстанкогидропресс». Лидер машиностроительной отрасли региона сегодня переживает не лучшие времена. За последний год в СМИ не раз писали о том, что предприятие несколько раз находилось буквально в шаге от банкротства, а причиной стал огромный долг по кредиту, который вместе с процентами, неустойкой и судебной госпошлиной к сегодняшнему дню перевалил за 1 (один) миллиард рублей. Именно столько по решению Арбитражного суда Новосибирской области должен выплатить наш «тяжеловес» своему кредитору «БКС Банк». Ну, а так как средств таких нет, то придется распродавать имущество.

Мы не будем углубляться в причины тяжелой ситуации, в которой оказалась компания, однако заметим, что, с точки зрения экспертов, если будет выполнено решение арбитража, то это поставит крест на дальнейшем существовании предприятия.

— Среди имущества «Тяжстанкогидропресса», предназначенного к продаже, необходимые для производственной деятельности оборудованные здания, в частности, энергоподстанция. Думаю, все понимают, что без электроэнергии деятельность завода невозможна. Выполнение существующих заказов будет заблокировано, — рассказывает Евгений Плахов, председатель Новосибирского отделения Всероссийского профсоюза работников оборонной промышленности. — Сейчас в режиме пандемии нельзя банкротить стратегически важные предприятия, так мы видим, как «Тяжстанкогидропресс» распродают без банкротства.

И вот тут выясняется, что искомое предприятие в списках не подлежащих банкротству организаций и вовсе не значится, точнее, ее нет в том федеральном перечне, который единственный имеет значение. Дело в том, что мораторий касается лишь организаций и предпринимателей, действующих в отраслях, признанных пострадавшими от пандемии коронавируса. Это сфера перевозок, организация досуга, гостиничный и туристический бизнес, общественное питание, рекламный бизнес, частично торговля и т.д. Кроме того, в приложении к закону указаны стратегические (1153 организации) и системообразующие (647 организаций) предприятия страны, деятельность которых столь важна для экономики сегодня, что банкротить их ну никак нельзя. Ни в одном из этих списков «Тяжстанкогидропресса» найти не удалось.

— Зато оно находится в региональном перечне системообразующих организаций, имеющих большое значение для Новосибирской области и оказывающих существенное влияние на занятость населения и социальную стабильность оно присутствует. Считаю, что это уже является основанием для поддержки со стороны правительства региона, — продолжает разговор Евгений Плахов.  – Ситуацию можно спасти, если предприятию окажут помощь. Президент Владимир Путин постоянно говорит о возрождении промышленности, а у нас тут наоборот ее развал наблюдается. Развалить легко – восстановить крайне сложно.

Но если с точки зрения профсоюзов основания для вмешательства властей очевидны, то с точки зрения закона, они весьма расплывчаты.

— Позиция профсоюзов понятна. Однако «Тяжстанкогидропресс», как и многие другие новосибирские предприятия, под мораторий на банкротство не попадает. Да, он входит в региональный список системообразующих предприятий, но этот перечень, скажем так, существует на случай, если вдруг будет у региона возможность чем-то помочь, и далеко не факт, что сколь-нибудь материально, — говорит Сергей Карпекин, президент Межрегиональной ассоциации руководителей предприятий, генеральный директор ООО «Сибирская юридическая компания». — Полагаю, что власть отслеживает ситуацию. Очень неприятно, когда мы теряем позиции в промышленной сфере, но у власти нет рычагов, чтобы, к примеру, остановить взыскание долга по решению арбитражного суда. Здесь возможна лишь организационная помощь: свести заинтересованные стороны, предложить заключить мировое соглашение. Возможно, власти могли бы подсказать, где найти инвесторов, заинтересованных в сохранении производства и готовых вложить деньги.

Если же инвестор не найдется, то понятно, что активы будут продаваться по частям. Есть мнение, что распродажа практических любых промышленных объектов в нынешних кризисных условиях будет идти весьма медленно, а уж прогнозов по поводу возможной вырученной суммы и вовсе делать не стоит. Опять же мы видим, что подавать на банкротство по собственной инициативе руководство «Тяжстанкогидропресса» не спешит. Вероятно, еще остались какие-то надежды найти компромисс с кредиторами или выйти на инвесторов. «Тяжстанкогидропресс» всяко стоит больше 1 миллиарда рублей. Иначе есть риск, еще одно крупное предприятие тяжелого машиностроения прекратит существование.

Мы взяли лишь один случай из множества подобных. Апелляция к тому, что то или иное предприятие, находящееся на грани банкротства, упомянуто в списке системообразующих и потому особо важных для региона (в НСО таких более 200), в реальности ничего не дает. На сегодня задача власти в аналогичной ситуации скоординировать всех заинтересованных лиц, привлечь инвесторов, возможно, предложить механизмы поддержки будущим инвесторам, но на этом все.

Что касается оценки влияния на экономическую ситуацию в стране введенного на федеральном уровне моратория на банкротство, то эксперты не спешат с радостными прогнозами.

— Понятно, что некий положительный эффект будет, но в какой степени? – рассуждает Сергей Карпекин. — Невозможность ведения деятельности влечет за собой возникновение задолженностей. Кто-то может воспользоваться ситуацией и обанкротить компанию, которая уже не вылезет из этой ямы. Мораторий сможет выбить из рук кредиторов этот козырь, и для пострадавших отраслей это поддержка. Но не надо забывать, что это временная мера, через какое-то время мораторий будет отменен и тогда проблемы предприятий могут возобновиться в еще большем объеме. Поэтому сказать, насколько будет действен и достаточен мораторий для экономики, очень сложно. Посмотрим.


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

  1. Начать следует с того что тяж кредит не брал, кредит был взят стиллайном. Тяж выступил в качестве залога. Деньги, если они были, получены стиллайном и насколько я понимаю возвращать кредит стиллайн и не планировал. А что касается именно завода, то он себя обеспечивает до сих пор, не смотря на то что стиллайн начал забирать себе цехи приносящие живые деньги, в частности кузнечный и участок производства аллюминиевого профиля. Резюмируя: Тяж стал очередной жертвой спекулянтов- бездарей, при всеобщем попустительстве и безразличии властей