«Кто виноват в смерти моей мамы?»: житель Новосибирска три года судится с врачами

Фото: из открытого источника

 

Житель Новосибирска три года ищет правду и ответы на вопросы, которые остались после смерти его матери. Женщина скончалась в больнице, в окружении врачей, которые, по мнению сына, сделали недостаточно, чтобы ее спасти.

Евгений (имя изменено) постоянно прокручивает в голове события роковой ночи. Что можно было сделать? Как он мог помочь? И если бы поступил иначе, удалось бы сохранить жизнь родного человека?

В ночь на 27 января 2017 года в новосибирской квартире раздался отчаянный крик 85-летней женщины. Людмила Филипповна звала на помощь: резкая, внезапно возникшая в животе боль не отпускала ни на минуту, не позволяла встать на ноги. Очевидных причин для ухудшения состояния женщины не было и прибежавшие на помощь родные вызвали скорую помощь.

Сегодня Евгений восстановил ход событий буквально по минутам: мама закричала в 0:53-0:57, звонок на станцию скорой помощи он совершил в 1:01, бригада врачей приехала на вызов в 01:51. Людмилу Филипповну госпитализировали в Областную клиническую больницу Новосибирска. Вместе с ней отправился и сын. «Я везде возил её на коляске – на обследования, на прием», — вспоминает он.

На момент, когда женщиной занялись дежурившие хирурги, боли сохранялись уже более двух часов. Осмотр пациентки и результаты обследования позволили врачам в 3:50-4:00 поставить диагноз — «Мезентериальный тромбоз в бассейне верхнебрызжеечной артерии (давность 2 часа)».

Пациентке требовалось немедленное оперативное вмешательство — тромбоэктомия, о чем родственников поставили в известность, заявив, что операция начнется в ближайшее время. Евгения же, сославшись на нарастающую эпидемию ОРВИ (гриппа), из больницы отправили домой. Как выяснилось позже, операцию отложили до утра, когда на смену должен был выйти сосудистый хирург.

Евгений, после бессонной ночи и многократных звонков, утром узнал от медперсонала, что операцию маме сделали в 10:35, после чего женщина, не приходя в сознание, скончалась…

Неожиданная, нелепая, страшная потеря… Восстанавливая ход событий, Евгений стал вникать в произошедшее, читать специализированную литературу, советоваться с медиками и ужаснулся: маму можно было спасти, если бы операцию сделали вовремя!

«Причиной смерти оказался тромб в животе. В этом случае счет для спасения жизни идет буквально на минуты и очень важно как можно быстрее сделать операцию по удалению тромба, восстановить кровоток до истечения 6 часов с момента закупорки артерии. Если пройдет больше времени, начинается гангрена тканей и смерть человека неизбежна», — делится выводами мужчина.

Доказательства тому, что в день, когда женщина оказалась в больнице, что-то пошло не так, родственники позже нашли в научной литературе. В частности, в национальном руководстве по клинической хирургии, действующем в 2017 году говорится следующее: «… при нарушениях артериального кровотока период обратимых изменений состояния кишечника составляет около 6 часов и, потратив время на дообследование, врач в результате может получить инкурабельный (неизлечимый) тотальный некроз кишечника», а  «полная ишемия кишечной стенки, продолжавшаяся более 6 часов, заканчивается гангреной тканей даже после восстановления артериального кровотока оперативным путем», «только активная хирургическая тактика дает реальные шансы на спасение больных» (Клиническая хирургия: национальное руководство в 3 т./под ред. Савельева В.С., Кириенко А.И. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. — Т. II, с. 285, 288, 290).

Таким образом, с учетом начала заболевания около часа ночи 27 января 2017 года и вызова скорой помощи в 1:01, для спасения жизни Людмилы Филипповны операция должна была быть завершена и кровоток восстановлен не позднее 6 часов с момента начала тромбоза, то есть не позднее 7 часов утра того же дня.  Однако, операцию сделали лишь в 10 часов 35 минут, что исключало её благоприятный исход.

В свидетельстве о смерти причина гибели пациентки указана как «гангрена кишки».

Страшное открытие заставило родственников задавать вопросы уже представителям регионального Минздрава и больницы, в которой погибла Людмила Филипповна.

Когда пациентку доставили в больницу, на смене находилось три квалифицированных хирурга – все они могли оказать экстренную оперативную помощь, но отказались, ссылаясь на внутренний регламент больницы.

 «Врачи утверждали, что дежурным хирургам независимо от их квалификации и должности запрещено делать данную операцию и её должен делать исключительно «сосудистый» хирург, который в составе дежурной смены отсутствовал», — отмечает Евгений.

Мужчина вспоминает, что когда маме проводили анализы, один из хирургов кому-то все время звонил, а на вопрос, как обстоят дела, просто ушел и больше не возвращался.

«Я сейчас понимаю, что это была попытка вызвать нужного врача, но он не приехал и они стали ждать утреннюю смену», — говорит Евгений.

Выходит, что получить своевременную помощь в экстренной ситуации просто невозможно, даже если к этому есть все показания.

«Мама скончалась, не приходя в сознание после операции. До её проведения она несколько часов на глазах у врачей и медицинского персонала Новосибирской областной больницы, мучилась от страшной боли и плакала,  призывая к помощи медиков и молясь Господу, что не хочет и боится так умирать», — рассказывает шокированный мужчина.

Диагноз женщине поставили в 4 часа ночи, установив, что на момент поступления пациентка была в тяжелом состоянии уже два часа. А с момента приступа до оперативного вмешательства прошло, по подсчетам Евгения, больше 9 часов.

После смерти пациентки семья пыталась разобраться в ситуации и делала запросы в больницу и различные ведомства. Однако получить документы о ходе лечения и результатах вскрытия так и не удалось: сначала обещали выдать, потом просили прийти в другой день. В итоге документы родственники так и не получили, даже те, предоставление которых предусмотрено законом. В больнице отказ объясняли тем, что  нет согласия на разглашение врачебной тайны от уже умершего пациента. Нотариально заверенную Людмилой Филипповной при жизни доверенность назвали недействительной в связи с её смертью. После такой «точки» в переговорах вся переписка с родственниками прекратилась.

Кстати, да, дело все-таки дошло до суда. Требуя восстановить справедливость и возместить моральный ущерб за нанесенные страдания, Евгений написал заявление. Судья назначил экспертизу, которую провели опять-таки новосибирские медики. Более того, установить правду было поручено специалистам, работающим в той же больнице.

«Суд назначил экспертизу по гражданскому делу в нашу СМЭ, мы возражали, но судья возражение отклонил. По закону я имею право, как истец, заявить отвод экспертам, но суд меня лишил этого права, то есть нас вообще не поставили в известность, кто именно будет её проводить», — рассказывает Евгений.

Результаты экспертизы предсказуемо полностью оправдывали действия хирургов: «ничего не подтвердилось, все законно, лечение было оказано качественно».

«Объективной, по мнению экспертов, причиной, препятствующей проведению операции «незамедлительно» после установления диагноза, явилось то, что проживающего в Новосибирске «сосудистого хирурга», не включили в состав дежурной смены и не доставили в Новосибирскую областную больницу «через систему «Санитарная авиация»». Только непонятно, откуда в одну из крупнейших за Уралом больниц «сосудистого хирурга» доставляют «Санитарной авиацией»? И почему три дежурных хирурга, два из которых являются кандидатами медицинских наук и заведующими двух хирургических отделений, не сделали операцию, прекрасно зная, что при таком диагнозе промедление смерти подобно», — говорит сегодня Евгений.

С момента смерти Людмилы Филипповны ее семья не перестает бороться. Жалобы поданы даже в Москву, но и оттуда помощи не дождались – как в страшном сне все сигналы от возмущенных пациентов спускаются на места, а уж тут действуют отработанные годами схемы.

Если раньше с родственниками выходили на связь, хоть и не охотно, то в последнее время никто не отвечает на сообщения и письма. А они опять подают заявление в суд. Судя по тому, как оно составлено, тема изучена очень глубоко и собрано немало доказательств. Сейчас в халатности родственники пациентки обвиняют главного врача ГБУЗ НСО «ГНОКБ» Анатолия Юданова.

«Такой подход к «лечению» пациентов в Новосибирской областной клинической больнице, которая, является одним из крупнейших многопрофильных лечебно-профилактических учреждений не только Сибирского федерального округа, но и Российской Федерации, организован главным врачом Юдановым, , – рассуждает Евгений. – Как показывает наш случай – наличие возможностей для оказания качественной лечебно-диагностической помощи вовсе не означает, что данная помощь будет реально оказана и человек будет спасен».

За разъяснением ситуации ЧС-ИНФО обратился в региональное министерство здравоохранения. Специалисты ведомства ответили, что предоставить данные о пациенте могут лишь с письменного согласия родственников – это же врачебная тайна. Однако Евгений отметил, что даже наличие доверенности не разрешит проблемы – его и Людмилы Филипповны законный представитель так и не смог получить никаких документов и разъяснений, имея на руках доверенности от них обоих.

На вопрос о том, как получить помощь, если в ней отказывают, в министерстве ответили: «Своевременное квалифицированное обследование и лечение пациента организует лечащий врач, он же, а не сам пациент или его близкие, приглашает для консультаций врачей-специалистов, при необходимости созывает консилиум врачей. В случае возникновения претензий к организации медицинской помощи лечащим врачом пациент может обратиться к руководителю подразделения (лечебного подразделения стационара) медицинского учреждения, к главному врачу…».

Чтобы понять, что что-то идет не так и близкий человек, находясь в больнице, под наблюдением врачей, не получает помощи, удается далеко не всегда.

Сейчас родственники Людмилы Филипповны  написали заявление на «совершение тяжкого преступления, повлекшего смерть человека и создающего реальную угрозу жизни  всех жителей Новосибирской области». Документ отправлен на имя Президента России, Председателя СК России, Министра внутренних дел России, Генерального прокурора России, Уполномоченного по правам человека в России, руководителей следственных органов Новосибирской области.

ЧС-ИНФО обратился за комментарием в Новосибирскую областную больницу.

 


Поделиться:

 

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:


(function() {
var sc = document.createElement(‘script’); sc.type = ‘text/javascript’; sc.async = true;
sc.src = ‘//smi2.ru/data/js/95451.js’; sc.charset = ‘utf-8’;
var s = document.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s);
}());

Поделиться:

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *