Климатический апартеид и Сибирь. Колонка Юрия Воронова

климат

В июне 2019 года, непосредственно перед началом пандемии, эксперт ООН Филипп Олстон представил доклад по проблемам нищеты в мире. Основная часть доклада была посвящена не голоду, а экологии. Автор описал явление, которое в корне меняет представление о разделении мира на богатых и бедных

Ю. Воронов
Ю. Воронов

Бедными оказались не те, кому нечего есть, не те, у кого нет воды, а те, кому нечем дышать. Эту мысль сейчас бы обсуждали на всех углах, но вмешался коронавирус, и внимание переключилось на него. Проблема ушла в дискуссии узкого круга специалистов и два года почти не обсуждалась.

В докладе предсказывается, что человечество идёт к ситуации «климатического апартеида», когда у богатых будет возможность платить за чистый воздух, за отсутствие жары и плохой экологии, а бедные должны будут дышать загрязнённым воздухом и пить плохую воду.

Более того: все международные соглашения, касающиеся выбросов в атмосферу, сводятся к тому, что те, кому нечем дышать, должны еще и платить за то, что они загрязняют атмосферу Земли. В докладе Ф. Олстона на богатом статистическом материале показано, что развивающиеся страны будут нести примерно три четверти расходов, связанных с климатическим кризисом.

В России «климатический апартеид» существует на уровне страны. Европейская часть РФ отапливается газом, добываемым преимущественно в азиатской части, а города самой российской Азии отапливаются, в основном, углём.

Миру Сибирь даёт больше кислорода, чем какой-либо другой регион. Но эта польза поступает с северных малонаселённых территорий, сибиряки же дышат загрязнённым воздухом ближе к Китаю и Монголии.

Имеет ли смысл критиковать СГК?

В настоящее время в местных СМИ появляется множество претензий к деятельности Сибирской генерирующей компании (СГК) и к переводу ТЭЦ на использование бурого угля. По моему мнению, эти претензии не по адресу. Более того — компания оказалась заложницей общемирового процесса «климатического апартеида». СГК не может отказаться от потребления угля в нынешних объемах, не может сократить протяженность теплосетей, а соответственно, и теплопотери. У них нет средств на модернизацию сетей.

Для снижения доли изношенных теплосетей нужно заменять 90 км труб в год, фактически же ресурсов хватает на замену 4-5 км. А есть ещё насосы, клапаны и многое другое. Московские экономисты декларируют, что наша страна уже идёт по пути энергосбережения и масштабной замены труб теплосетей. Но на примере Новосибирска мы видим, что это не так.

Критика СГК напоминает мне обычай, который практиковался у татаро-монголов, когда казнили гонца, принесшего плохую весть. Люди, помимо своей воли вовлеченные в глобальные процессы, склонны искать причину вокруг себя, не заглядывая далеко. Им кажется, что неправильные решения в отношении систем теплоснабжения сибирских городов зависят от руководства теплоснабжающих организаций. Но и это не так.Расклад делается на более высоком уровне, и действия отдельных лиц мало что значат. Процессы определяются закономерностями развития мировой экономики.

Шансы российской Азии: причины и следствия

При сложившихся условиях функционирования газовой отрасли продажи значительной части российского газа в КНР и фактического свертывания деятельности Газпрома в Сибири переход отопления сибирских городов с угля на газ маловероятен. Он возможен только при кардинальном изменении этих условий и осознании опасности внутреннего климатического апартеида.

Внутрироссийские особенности этого апартеида, невозможность использовать газ для теплоснабжения сибирских городов может привести к постепенной потере Россией территорий азиатской части страны. Формируется бытовое понимание, что твои дети и внуки будут обречены дышать загрязненным воздухом, в результате чего увеличивается отток населения из восточных регионов России.

Но куда уходит экономия от того, что сибирские города отапливаются углем в силу его дешевизны и низких доходов местного населения? Топливная составляющая в цене одной Гкал составляет в Новосибирске 322 рубля, в Санкт-Петербурге — 607 рублей. Но, как мы помним, тариф в Санкт-Петербурге выше всего на 1,5 процента от новосибирского. Это означает, что прочие затраты на одну Гкал за исключением топлива выше на 42 процента. По каким причинам? Приведу две из них.

Причина первая. В Санкт-Петербурге, как и в большинстве городов европейской части РФ, система теплоснабжения развивалась от центра к периферии, промышленные зоны обычно включались в уже имеющуюся жилую застройку. В Новосибирске система теплоснабжения «склеивалась» из отдельных частей, относившихся ранее к промышленным зонам и отдельным предприятиям.

Этот процесс «склеивания» продолжается и сейчас, тогда как в Санкт-Петербурге идет процесс «отсечения» удаленных периферийных участков исходно единой тепловой сети.
В Санкт-Петербурге на основе 13 ТЭЦ создано девять независимых зон теплоснабжения. Средняя тепловая мощность на зону — 1,6 Гкал/час. В Новосибирске (по сравнению с Санкт-Петербургом) избыток тепловой мощности в расчете на одного жителя составляет 37 процентов. И это, в принципе, нормально.

В Сибири должна быть повышенная мощность систем отопления в сравнении с европейской частью РФ. Несомненно, что нужно добиваться и меньших теплопотерь. К 2032 году тепловые мощности Санкт-Петербурга предполагается сократить на 15 процентов. В Новосибирске процесс энергосбережения не прослеживается, а соответственно, нет и планов сокращения тепловых мощностей. В проектах концессионного соглашения с СГК отсутствуют даже разделы о том, как будет сокращаться расход угля на одну гигакалорию. Иными словами, новосибирцы платят за неудовлетворительное состояние тепловых сетей, протяженность которых в Новосибирске (с учётом численности населения) значительно больше, чем в Санкт-Петербурге, где на одного жителя приходится 87 см теплотрасс. В Новосибирске — 1,87 м, в два с лишним раза больше.
Связано это исторически с советским наследием, когда централизованные системы теплоснабжения и совместная выработка тепла и электроэнергии были необсуждаемым преимуществом социалистического строя. При замене монополии государства на монополию олигархических структур в сфере ЖКХ идеологический фон остался в прошлом. Новые хозяева пытаются выжать максимум из того, что им досталось, и они не собираются вкладывать средства в реконструкцию систем теплоснабжения.

Системы централизованного теплоснабжения обеспечивают тепловой энергией три четверти всех потребителей в России. 35 процентов потребности в тепловой энергии обеспечивают теплофикационные системы, то есть системы, в которых источниками тепла служат ТЭЦ различной мощности. Такими крупными теплофикационными системами вырабатывается около 6,28 млн ГДж/год, из них 47,5 процента работают на твердом топливе, 40,7 процента — на газе и 11,8 процента — на жидком топливе. Новосибирск попадает в первую, наиболее крупную группу городов. И это говорит о том, что происходящие в городе события — скорее правило, чем исключение.

Причина вторая. Поставщик газа, закупающий его у газодобывающей организации, вынужден нести затраты. Чтобы при регулируемых ценах на газ он мог это сделать, содержа при этом штат сотрудников, оплачивая офис и прочее, введена категория платы за снабженческо-сбытовые услуги, стоимость которых включается в состав регулируемой цены газа. Законодательно эта категория не определена, а потому нормы снабженческо-сбытовых услуг применяются индивидуально. Нужно только доказать, что без этих расходов поставка газа данным конкретным поставщиком невозможна. Очевидно, что в двух российских столицах система доказательств действует более успешно, чем в сибирских и дальневосточных городах.

Цены вне логики, но в соответствии с законом
По этим причинам не соблюдается логическая закономерность: газ должен быть дешевле к местам его добычи, а это — меньшая себестоимость в точках потребления и, соответственно, более низкие цены. Но фактически это не так. Цена на газ для населения почти одинаковая в Санкт-Петербурге (6,56 руб. за куб. м) и в Новосибирске (6,46 руб. за куб. м). Разница — всего 1,5 процента. Десять лет назад при этом она равнялась 4 процентам. И это несмотря на то, что Новосибирск к основным газовым месторождениям расположен существенно ближе, чем северная столица.

Разберёмся, почему сложилась такая ситуация. Госрегулирование цен на газ определяется Законом №69-ФЗ от 31.03.1999 г. «О газоснабжении в Российской Федерации». За четыре года до его принятия появилось Постановление Правительства РФ №239 от 7.03 1995 г. «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)».

В развитие Закона №69-ФЗ было принято Постановление Правительства РФ от 29.12. 2000 г. №1021 «О государственном регулировании цен на газ и тарифов на услуги по его транспортировке на территории Российской Федерации». Постановлением утверждены «Основные положения формирования и государственного регулирования цен на газ и тарифов на услуги по его транспортировке на территории РФ». Согласно пункту 4 Постановления, под государственное регулирование (через Федеральную службу по тарифам, ФСТ) подпадают и оптовые, и розничные цены на газ, реализуемый населению. Неизвестно, по какой причине из регулирования были исключены предприятия теплоэнергетики.

Оптовая цена на газ дифференцируется соответственно ценовому поясу. Субъекты РФ относятся к тому или иному ценовому поясу «в зависимости от среднего расстояния транспортировки газа от мест добычи до районов потребления с учетом стоимости добычи и подготовки газа к перемещению». Но фактически дела обстоят несколько иначе. Близкие к месторождениям регионы Сибири получают газ практически по той же цене, что и регионы Центра и Северо-Запада РФ.

Здесь содержится некоторая правовая неопределенность. В марте 2004 года Федеральная энергетическая комиссия РФ была преобразована в Федеральную службу по тарифам (ФСТ РФ). Но после преобразования осталась в силе «Методика расчета дифференцированных оптовых цен на газ», утверждённая Постановлением ФЭК РФ №22/1 от 29.05.1998 года. Именно в ней установлены ценовые зоны.

В 2007 году в Постановление №1021 были внесены изменения, уменьшающие роль государства в регулировании цен на газ с перспективами полной отмены госрегулирования с ориентацией на выравнивание внутренних и внешних цен на газ. Изменения, в связи с их полным отрывом от реальности, так и не были приняты.

Сравним реальную ситуацию различий между регионами на примере второго и третьего по численности городов РФ. В Санкт-Петербурге в первой половине 2021 года тариф на тепловую энергию для населения составлял 1745 руб./Гкал. В Новосибирске он равен 1506 руб./Гкал, то есть на 13,7 процента меньше. При этом в городе на Неве в январе 2021 года средняя зарплата составляла 66 078 рублей, а в городе на Оби — 40 612 рублей, что ниже на 38,5 процента.

Напрашивается вывод, что Новосибирск вынужден отапливаться углем из-за более низких доходов населения. Но это верно только отчасти. Иные обстоятельства перечислены выше.

Юрий Воронов

Поделиться:

 

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

 

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.