Золотой Меркурий Новосибирская марка

Тернистый путь Зулейхи в Новосибирске

На снимке: Наталья Серкова. Фото: ведомостинсо.рф.

Рассказываем, как рождалась постановка спектакля в театре «Старый дом» по роману Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза».

У актрисы театра «Старый дом» Натальи Серковой — уникальная творческая судьба. В детстве, признаётся Наталья, она не мечтала, как все девочки, стать актрисой. Занималась вокалом и танцами и думала, что станет певицей.

— Родилась в Кыргызстане, рассказывает о себе актриса, — а когда мне исполнилось 12 лет, мы всей семьёй переехали в Россию — в маленький город Алейск Алтайского края. Там я продолжила заниматься музыкой — в Алейске не было театра, и я, если честно, даже не представляла, что это такое. А за год до выпускного нас классом повезли в Барнаул на спектакль «Три сестры» в Молодёжный театр Золотухина. Помню, я сидела на балконе, смотрела на сцену, отчасти не понимая, что там происходит, и вдруг отчётливо поняла, что буду актрисой. Когда спектакль закончился, я сказала классному руководителю: «Решено! Я буду актрисой».

Первое прослушивание для Серковой в театре «Старый дом» оказалось неудачным. И она уехала искать свой театр в Москву.

— Передо мной вдруг открылась новая дверь — я поехала в Москву, прошла удачно третий тур, но провалила четвёртый (его по положению вообще не должно было быть!). И вот тогда поняла, что всё — катастрофа, — вспоминает Наталья. — В отчаянии вновь написала в «Старый дом». Мне ответила Оксана Сергеевна Ефременко и пригласила на повторное прослушивание. Я помню этот день до мельчайших подробностей. Читала на грани, пела на грани, в общем, показала, что умею и могу. И вот, мы ещё с одной претенденткой сидим на скамеечке у приёмной директора, а секретарь Юля называет мою фамилию: «Наталья Серкова здесь?» И тут что-то взрывается в моей голове, такой фейерверк чувств и эмоций, будто молния ударила — жгучая, нестерпимая головная боль. Я захожу в кабинет, а там Андрей Михайлович Прикотенко, Антонида Александровна Гореявчева и много других, и меня все о чём-то спрашивают, поздравляют, а я могу только сказать: «Дайте, пожалуйста, таблетку». Вот так и началась моя работа в «Старом доме».

В моём первом сезоне было очень много вводов — люди ушли из театра, и я вводилась на их роли. Самое интересное, что мне, человеку сомневающемуся, страшно не было — весь коллектив меня поддерживал, и это было здорово. Потом я получила роль Маленькой принцессы в одноимённом спектакле, и счастливее меня не было человека. А спустя какое-то время в моей жизни случился спектакль «Зулейха открывает глаза». И да, для меня это самая дорогая, мучительная и глубокая работа. Зулейху пришлось выстрадать. К примеру, у моей героини четыре дочки, которые умерли, — как сыграть это отчаяние и любовь, когда у тебя нет своих детей? А потом у неё рождается сын — это как вообще? Как кричит женщина во время родов? Да, сейчас я уже многое из этой роли присвоила себе, но тогда доходило до казусов. Как-то на спектакль пришла беременная знакомая, которая потом сказала: «Наташа, ты так кричала, что я чуть не родила». Мне кажется, что роль Зулейхи построена больше на животных инстинктах — выжить, спасти ребёнка, дать ребёнку жизнь. Я не думаю во время спектакля, отдаюсь вот этому женскому внутри меня. Возможно, что в рисунке роли случается и перебор: слишком громко кричу, слишком много плачу — я это понимаю, но у меня эти эмоции идут не от ума, а от внутреннего проживания.

 

Подробное интервью с Натальей Серковой читайте на сайте «Ведомостей Законодательного Собрания НСО».

Поделиться:

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *