Четыре сокола, попугай Гюнтер и игуана: как волонтёры в Новосибирске уживаются с дикими и экзотическими животными

Соня и Боря — молодая семейная пара. Их жизнь, кажется, не сильно отличается от жизни других молодых людей. На первый взгляд. Последние четыре года ребята помогают диким птицам. И не только. Сейчас вместе с ними проживает шесть питомцев — четыре сокола, попугай и игуана. Кому-то из них всё ещё требуется постоянный хозяин, а вот с кем-то они теперь ни за что не расстанутся.

Птицы любят проводить время на присадке, который установлен перед  окном. «В прямом эфире» они следят за тем, что происходит на улице: за жизнью голубей, бельчат, за коршуном и его птенцами.

За время, которое Соня и Боря волонтёрят в Центре реабилитации  диких  животных (ЦРДЖ), в их уютной квартире в Академгородке побывал не один десяток диких птиц, каждая из которых так или иначе нуждалась в помощи человека. Ребята лечат больных пернатых, занимаются их реабилитацией, выкармливают маленьких птенчиков, оставшихся без попечительства птиц-родителей, а после, если это возможно, возвращают животное в естественную среду обитания.

Отряд пернатых 4+1

Делить свою квартиру с птицами, особенно хищными, не так-то просто, скажете вы? И будете абсолютно правы.  Хотя, как показывает практика, такое вполне возможно. С Соней и Борей сейчас живут четыре сокола и один попугай породы Корелла.

Птицы дома — это новые привычки, новые условия проживания для всех. В квартире волонтёров на полках, например, нет ни одного бьющегося предмета. Пернатые очень активные и запросто могут уронить любимую вазу во время перемещений.

— Соколов нельзя держать в клетках, иначе они разобьют себе все крылья, им необходимо пространство для полёта, —  рассказывает Соня.  –  Попугай тоже проводит время с другими пернатыми и в клетке только ночует.

Именно поэтому любой, кто впервые приходит в гости к волонтёрам, невольно пригибает голову каждый раз, когда под потолок взлетает крылатый хищник.

Постоянных хозяев волонтёры сейчас ищут для трёх соколов: Диппера, Виски и Симбы.  Четвертый сокол по имени Феникс совершенно точно останется у Сони и Бори.

На первый взгляд, любому обывателю может показаться, что птицы одного рода — в нашем случае это соколы — не отличаются друг от друга. Птицы и птицы. Так думали и Соня с Борей  до тех пор, пока не начали помогать им.  На самом деле,  каждое животное — уникальная особь со своими характерными особенностями, как внешними, так и поведенческими. Через час наблюдений я уже сама начала их различать и обращать внимание на индивидуальные своеобразные черты каждого из «постояльцев».

Две книжные полки в квартире пришлось освободить, потому что они очень полюбились летающим домочадцам.

Соколы являются наиболее многочисленным родом из семейства соколиных. К ним относятся кречеты, балобаны, лаггары…  Дома у волонтёров уживаются два чеглока — небольшие соколы, охотящиеся на других птиц,  и две пустельги —  такие птицы охотятся на мелких грызунов. В домашних условиях они хорошо уживаются и даже с попугаем подружились.

Разделывать по утрам размороженную мышь — это не для каждого

Желание стать обладателями диких птиц и помогать им возникло у Сони с Борей почти одномоментно. Как рассказывают ребята, в 2018 году они случайно через соцсети узнали о существовании Центра реабилитации диких животных и вдохновились работой ветеринаров и волонтёров.

— Долгое время я следила за Центром, хотелось им как-то помочь. Потом я узнала, что вся работа там держится на энтузиазме и инициативе неравнодушных людей, которые в домашних условиях реабилитируют диких животных и птиц, —  рассказывает Соня. —  В августе того же года Центр выложил объявление о трёх соколах-инвалидах, которым искали хозяев. В природу их нельзя было выпускать. Среди них был и Феникс  —  одноногий сокол. Это наш первый «постоялец». Его нашли птенцом в одной из многоэтажек  Затулинского  жилмассива. Он потерял лапку, когда был совсем юным, у него был птенцовый пушок, поэтому он ещё не успел научиться охотиться и взаимодействовать с другими соколами.

Феникс — самый первый сокол в семье волонтёров.

Перед  тем  как начать работу с птицей-инвалидом, начинающих волонтёров проконсультировал куратор-орнитолог. Потом Феникса дали им  на время — узнать и понять питомца. Так, опытным путём, с помощью других волонтёров и ветеринаров Соня и Боря стали открывать для себя удивительный мир диких птиц. Сейчас Фениксу около четырёх лет. Это активный сокол, здоровый, упитанный, живущий полноценной жизнью пернатый с протезом вместо утерянной лапки.

— Это съёмный протез, он фиксируется специальными пластиковыми хомутами. Если собакам и кошкам в Новосибирске уже несколько лет как вживляют протезы, которыми животное полноценно (насколько это возможно) пользуется спустя какое-то время после операции, то с птицами всё сложнее, —  рассказывает Боря. —  Кости птиц лёгкие и пористые, поэтому при вживлении протеза есть риск их ещё больше разрушить.

Протез для Феникса печатали на 3D-принтере инженеры-волонтёры из Академгородка. Создать идеальную замену конечности было не просто —  она должна была быть очень прочной, но при этом лёгкой. Спустя год разработчикам путём проб и ошибок удалось создать идеальный протезик.

— Ну, и, конечно, перед тем  как взять первую птицу, нас предупредили, что её кормление — тоже специфическое занятие, — вспоминают волонтёры. — Разделывать по утрам размороженную мышь — занятие не для каждого, и это действительно так.  Однако привыкаешь. Сейчас ящик в нашей морозилке полностью выделен для замороженных мышей, цыплят и перепёлок.

Мышей для кормления птиц, находящихся на реабилитации в ЦРДЖ, волонтёрам передают научные университеты и институты, которых в Академгородке немало. 

В домашних условиях соколы живут в среднем около 10 лет. 

Быть волонтёром — это не только выхаживать больных животных дома

В Центр реабилитации диких животных каждый год поступают десятки новых подопечных —неясыти, дятлы, сычи, ястребы, бельчата, ежи, летучие мыши, зайцы.…  Но вылечить их —  это только полдела. Волонтёры всё-таки ставят перед собой задачу вернуть животное в природу в случае его полного выздоровления.

Нередко на передержку попадают не только взрослые особи, но и детёныши. Перед тем как отправить малышей во взрослую жизнь, их обязательно выкармливают и тщательно выбирают подходящую для выпуска локацию.

—  Каждое лето волонтёры Центра отправляются в специальные экспедиции. Иногда просто отпустить молодую птицу в лес нельзя, нужно обязательно выпустить её там, где обитают сородичи, —  рассказывают волонтёры. — Орнитологическое сообщество отслеживает такие места и даёт наводки. Таким образом  мы понимаем, где можно выпустить птиц так, чтобы за ними присмотрели более взрослые особи.

Соколы — отличные родители, утверждают орнитологи.  Даже после того как птенец подрастает и улетает из гнезда, взрослые птицы присматривают за ним и помогают ещё какое-то время. При этом они не делят птенцов и слётков на своих и чужих.

— В прошлом году я ездила в экспедицию на целый месяц. Мы отвозили нескольких птенцов на одну из локаций, где подсадили их в гнёзда к приёмным родителям, после чего в течение нескольких недель наблюдали, всё ли у них хорошо, — вспоминает Соня. — А чтобы взрослая особь смогла его прокормить хотя бы первое время, мы обязательно оставляем в гнезде приданое — еду.

Соня с птенчиками, которых во время экспедиции волонтёры с орнитологами подселили к приёмным родителям.

Но даже и этим волонтёрство не ограничивается. Помогая диким животным, кураторам ЦРДЖ много и часто приходится работать и с людьми — просвещать их, рассказывая о представителях природы, близко соседствующих с человечеством, и популяризировать своё дело.

В конце беседы Соня и Боря долго рассуждают о том, какую же оценку можно дать их добровольческой деятельности. И, в конце концов,  всё-таки приходят к выводу, что, помогая диким животным, подвергающимся антропогенным опасностям — незащищенные ЛЭП, бетонные стены, гудрон, проволоки, — волонтёры восстанавливают баланс в природе.

О каждом домочадце:

Симба – сокол-чеглок, самец

В 2019 году попал к волонтёрам в плохом состоянии — с золотистым стафилококком (вызывает смертельно опасные заболевания —  как у животных, так и у людей), истощённый, с абсцессом на крыле и отмирающими от некроза пальцами на лапке, запутанный в рыбацкой сетке. «Мы думали, что он долго не проживёт, однако дали ему обезболивающее, вкололи физраствор и предложили еду, после чего сокол приободрился, а мы по его реакции поняли, что он ещё может побороться за жизнь, —  вспоминает Соня. —  В клинике для животных врач прооперировал ему крыло и в прямом смысле пересобрал повреждённый сустав, а также ампутировал часть пальцев. После реабилитации Симба даже летает. Сейчас он здоров, красив и упитан».

Виски — сокол-чеглок, самка

История этой птицы в семье волонтёров началась летом 2020 года. Тогда во время сильной грозы в Академгородке соколицу вынесло из леса сильным порывом ветра и ударило о бетонную лестницу. Повезло, что рядом находились люди, знающие о ЦРЖД. Очевидцы сразу же положили птицу в коробку и отвезли её к Соне и Боре, которые успели вовремя оказать ей необходимую помощь. «У Виски была черепно-мозговая травма. Когда она пришла в себя, мы отвезли её в клинику, сделали рентген. После чего выяснилось, что физически она здорова, но летать она все равно не может, —  рассказывает Борис. — Возможно, во время удара ей защемило нерв».

Феникс — сокол-пустельга, самец

Самый первый сокол в семье волонтёров. От других постояльцев отличить его несложно. Вместо одной лапки, которую он потерял, будучи птенчиком, у него установлен съёмный протез. Не очень любит контактировать с другими птицами, обладает более спокойным темпераментом, в отличие от более молодых и непоседливых пернатых сожителей. Хорошо знает голос Сони и Бори, отзывается на своё имя. Приучен летать на перчатку.

Диппер — сокол-пустельга, самец

Очень молодая птица. Будучи птенцом, попал к людям, из-за чего привык к ним и перестал их бояться. К Соне и Боре попал слётком с другими птицами-подростками. «Мы сразу заметили, что он отличается от остальных соколов — с другими птицами он не взаимодействовал, любил играть с игрушечными мышками, лучше остальных понимал причинно-следственные связи, что не совсем характерно для хищной птицы. Однако именно всё это делает его уникальным», — считают волонтёры.

Гюнтер — попугай породы корелла, самец

Переехал на ПМЖ в квартиру Сони и Бори из квартиры знакомой им девушки, которая не могла ухаживать за своим крылатым питомцем из-за переезда. Долгое время приглядывался к соколам. Изучает их до сих пор. Несмотря на то что домашние попугаи — социальные животные, Гюнтер отдаёт предпочтение всё-таки себе подобным  — соколам — больше, чем людям. Так случилось, что в руки человеку он не даётся, так как к этому его не приручил недобросовестный заводчик, у которого Гюнтера когда-то приобрели его первые хозяева.  Хорошо запоминает слова и мелодии, любит имитировать интересные для себя звуки: скрип двери, мелодии, крики соколов.

Дракон  —  игуана, самец

Игуана делит жилплощадь с соколами совсем недавно. К ребятам он попал от другой волонтёрки ЦРДЖ и теперь нашёл свой дом здесь. Соня и Боря о нём заботятся, лечат, любят и уделяют немало внимания.

Как оказалось, Дракон очень легко идёт на контакт с людьми. Однако к птицам равнодушен. Да и они спустя время привыкли к нему и стали спокойно реагировать на нового «соседа».

У Дракона в доме есть своё любимое место — коричневое кресло-мешок. Чтобы никто случайно его не занял, Соня и Боря подписали пуфик игуаны.

Для справки: 

Центр реабилитации диких животных был создан в Новосибирске на основе Центра реабилитации хищных птиц, который существует уже более 10 лет. Центр не спонсируется государством или иными организациями.

 

Одного птенчика — его назвали Боуи — со сломанной лапкой волонтёры отвезли в клинику, где врач-орнитолог изготовил и закрепил на его ножке конструкцию, напоминающую маленький аппарат Илизарова. Спустя время сложный перелом сросся, Боуи восстановился, и его отпустили в природу.

Это объединение волонтёров, занимающихся помощью попавшим в беду животным  —  лечением, реабилитацией, подготовкой к выпуску и выпуском в естественную среду обитания, если это возможно. Помещения и вольеры располагаются в частных помещениях, принадлежащих добровольцам-зоозащитникам. Вся деятельность Центра осуществляется на безвозмездной основе.

Фото автора и волонтёров

Мы в Телеграме

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *