Новосибирский депутат Ростислав Антонов: «Грань между жизнью и смертью в Мариуполе очень тонка»

Фото со страницы Ростислава Антонова во «ВКонтакте»

Депутат Городского совета Новосибирска Ростислав Антонов лично привёз гуманитарную помощь от жителей Новосибирской области в Мариуполь и помог выехать оттуда девочке, разлучённой с родителями. О своих впечатлениях о Мариуполе он написал во «ВКонтакте».

Брошенные собаки в Мариуполе не выглядят измождёнными, — пишет Ростислав Антонов. — Некоторые прямо лоснятся от сытости. Их множество, сбиваются в стаи, жмутся вокруг человека. Лезут в машины. Один пёс всё вокруг меня бегал, хлеба выпрашивал. Дал ему кусочек…

Грань между жизнью и смертью в Мариуполе очень тонка. Достаточно одного неловкого шага. Оступился — и ты уже там, откуда нет возврата.

Практически в каждом дворе свой погост, иногда прямо на детской площадке. Хоронили там, где придётся, как правило, где смерть застала. Очень практично хоронить в воронках от снарядов. Не нужно рубить мёрзлую землю, а можно просто присыпать тело выброшенным грунтом, поставить крест из обломков.

Хоронили там, где могли, если была такая возможность, где её не было убитых оставляли так. Так они и лежали. Некоторые больше месяца. Ждали.

Я искал людей. Находил, но не всегда живыми. Приехав в очередной микрорайон, застал только открытую квартиру. Местные рассказали, что женщина мертва. Не успели. Соседка согласилась проводить, показать тело:

— Вообще, мы туда сами не ходим, там украинские позиции, и они стреляют без предупреждения. Украинцы требовали, чтобы мы всех погибших туда относили. Не знаю, насколько там сейчас безопасно. Только если издали.

Мы подошли, на пригорке лежало три тела.

— О, господи, — что с ней, у неё нет ноги!

Моя спутница обмякла. Я её подхватил и поддерживая довёл до дома. Посадил возле подъезда, вернулся. Подошёл ближе. Один покойный улыбался голым в запёкшейся старой крови черепом, глядя пустыми глазницами в небо. Из-под одеяла торчала кость руки, которой он как бы пытался прикрыть лицо. Сама кисть была съедена. У разыскиваемой мною женщины не было ноги. Она лежала, обглоданная, чуть в стороне. Третий мужчина лежал почти не тронутым, как будто уснул, и только синюшный цвет тела говорил, что сон этот слишком долог.

Чуть поодаль я увидел четвёртый труп, завёрнутый в ковёр.

Я собрал то, что можно было собрать, и прочитал молитву об упокоении всех четверых. Как умел. Читал, а вокруг грохотала канонада. Шёл бой. Закончился, стихло. И сквозь низкие тучи пробился робкий лучик солнца.

Довольно быстро из местных мужиков удалось собрать похоронную команду, и уже скоро тела были покрыты слоем земли. Крест я вбивал в каменную землю сам, сделав его из куска пластиковой рамы и доски. Стало легче.

Обратно ехал молча. Думал, если бы там лежало моё тело. Кто-нибудь бы его засыпал землёй? Поставил бы крест? Или меня бы так же растащили на куски местные собаки. Сколько ещё таких мест по городу, сколько ещё душ не нашло успокоения. Сколько ещё открытых ран на этой земле, нуждающихся в исцелении.

Мы в Телеграме

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *