Выдержит ли российский корабль бурю столетия?

Противостояние с Западом поставило перед нашим обществом множество вопросов — исторических, политических и экономических. Ответы на часть из них в материале для газеты «ЧС» дал известный советский и российский экономист из Новосибирска, специалист по экономической истории и экономической статистике, доктор экономических наук Григорий Ханин.

Из списка вопросов Григорий Исакович выбрал два наиболее злободневных: прогноз для российской экономики в свете введённых Западом санкций и экономическая готовность России к затяжному военному конфликту на Украине.

— Ошибочно сводить вопрос о последствиях западных санкций к текущей экономической ситуации, — начинает свой политико-экономический анализ Григорий Ханин, — вне длительных тенденций российской и даже советской экономики, советской и современной российской истории.

Историческая подоплёка нынешних событий

— Начну с огромных демографических потерь России в XX веке, — продолжает новосибирский экономист. — По неестественным причинам (войны, голод, репрессии, эмиграция) они, по моим расчетам, составили более 80 миллионов человек.

К этому надо добавить огромный ущерб интеллектуальному потенциалу страны в результате деградации науки, высшего и среднего образования, как минимум, с начала 80-х годов XX века. Противодействовать санкциям РФ приходится в условиях резко ослабленного человеческого и интеллектуального потенциала — по причине и в результате ошибочной экономической политики последнего советского руководства и российского руководства в течение тридцати с лишним лет. Восстановительный подъём 2000-х годов на фоне быстрого роста мировых цен на нефть вызвал у российского руководства и значительной части экспертного сообщества неоправданное успокоение. Он сменился спадом в 2010-е годы под влиянием сокращения основных фондов и трудовых ресурсов. В результате ВВП России, по моим подсчётам, ещё не достиг уровня 1990 года, а объём основных фондов, образующих материальную основу экономики, по расчётам моего коллеги Дмитрия Фомина (кандидата экономических наук, старшего научного сотрудника Института экономики СО РАН) в настоящее время составляет лишь половину уровня 1990 года.

Вслед за этим Григорий Ханин отмечает, что структура ВВП России в последние тридцать лет опасно деформировалась. Наибольший ущерб понесли отрасли материального производства. Некоторые жизненно важные отрасли, например, станкостроение и электроника, практически вообще исчезли. Другие оказались в огромной зависимости от импортных материалов, комплектующих и оборудования.
— Это обстоятельство, кажется, не принималось во внимание при принятии решения о проведении специальной военной операции, — указывает известный экономист. — Как и то, что наш ВВП примерно в двадцать раз меньше ВВП стран совокупного Запада. И ещё больше наше отставание в науке.

Реалии нашего времени

— Полностью сознавая указанные дефекты российской экономики, — отмечает Григорий Ханин, — я, начиная с 2002 года, предлагал план её модернизации, предполагающий радикальный её поворот в пользу ускоренного развития физического и человеческого капитала. Он предусматривал увеличение в несколько раз доли в ВВП вложений в основные и оборотные фонды, науку, образование и здравоохранение за счёт значительного сокращения личного потребления состоятельных слоёв населения, отмены налогообложения фактически убыточного реального сектора экономики и даже субсидирования ряда его отраслей.
По мнению эксперта, страны Запада умело воспользовались слабостями российской экономики, чтобы экономическими санкциями нанести ей максимальный урон при минимальном ущербе для собственных экономик. Санкции направлены против российского импорта, кроме лекарств, и многих статей российского экспорта. Единственно, на что не решились страны Европы, за исключением Литвы, — ввести ограничения на наиболее чувствительный для России импорт нефти и газа, чтобы не нанести удар собственной экономике. Но на каком-то этапе возможно и ограничение этой части российского экспорта с болезненными последствиями для нефтяной и газовой промышленности РФ — основы российской экономики. Требование об оплате газа в рублях может привести к прекращению импорта, поскольку основные импортёры газа в Европе пока категорически отказываются платить в рублях.

Как измерить глубину кризиса?

— Экономические санкции Запада усугубили и без того тяжёлое положение российской экономики, — считает Григорий Ханин. — Имеются прогнозы отечественных и западных аналитиков. Все они предсказывают глубокое падение нашего ВВП в интервале 10-15 %.

В рыночной экономике издавна одним из двух индикаторов глубины кризиса является индекс потребления и производства легковых автомобилей, — отмечает Григорий Исакович. — В марте 2022 года продажи легковых автомобилей, по данным трейдинговых агентств, сократились более чем на 60 процентов. Уже одно это говорит о том, что кризис обещает быть глубоким.

Другое свидетельство глубины кризиса — размер роста розничных и оптовых цен, отражающий соотношение спроса и предложения на рынке производственных и потребительских товаров. Помимо размера сокращения покупок легковых автомобилей об огромных размерах кризиса в этом году говорит прозвучавшее в середине апреля загадочное сообщение советника президента РФ Максима Орешкина о сокращении в марте 2022 года ввозимой к нам продукции — российского импорта «на десятки процентов». Почти очевидно, что речь идёт о стоимостной величине. И это при том, что цены на мировом рынке также быстро растут. Можно говорить о сокращении, например, на 50 процентов и более в физическом выражении. Так что реальное падение ВВП может оказаться намного больше имеющихся оценок.

Кризис — явление долгосрочное

Согласно позиции аналитика, сейчас не должно утешать относительно благополучное положение дел с курсом акций и рубля. Ведь на первое влияют дорогостоящие действия властей по его поддержке, а на второе — огромное сокращение импорта и рост мировых цен на сырьевые продукты российского экспорта и валютные ограничения.

— Не всё было плохо в последние полтора месяца, — комментирует нынешнюю экономическую ситуацию Григорий Ханин. — Значительно выросли мировые цены на нефть и газ, что благоприятно повлияло на доходы федерального бюджета и нефтегазовых компаний, платёжный баланс. Но дело не только в глубине кризиса. Дело ещё в его продолжительности. Если специальная военная операция на Украине не прекратится в ближайшее время, на что есть ещё некоторая надежда, то санкции и сопутствующий им кризис могут продлиться надолго. Импортозамещение потребует многих лет и огромных ресурсов. Замена западного импорта китайским или индийским товаром также займёт много времени, обойдётся недешево и совсем не гарантированно нам подойдёт.

Для ориентировки в отношении размера усилий и продолжительности периода импортозамещения, как отмечает Григорий Исакович, полезно вспомнить опыт советской экономики по обеспечению технико-экономической независимости. Она потребовала тринадцати лет и огромных материальных и человеческих жертв.

В каком состоянии корабль «Россия» выходит в экономический шторм?

— Позволю себе сравнить развитие экономики с движением корабля, — говорит Григорий Ханин. — Что нужно, чтобы он пришёл в порт назначения? Перечислю главное. Прежде всего, сам корабль. Затем — карты, квалифицированное командование, умелые матросы и топливо. Почти со всем, кроме топлива, дела в современной России обстоят плохо.

Под кораблём в данном случае я понимаю характер государственных и общественных институтов. Я проанализировал их функционирование за постсоветский период. Особенно подробно за период после 2000 года. Из всех российских институтов лучше всего выглядело предпринимательство, но только в сравнении с остальными отраслями отечественной экономики.

Статистическая оценка

— Под картами я понимаю статистику, — продолжает Григорий Исакович. — Её плачевное состояние в части макроэкономической статистики я исследовал много лет. В советский период искажения в макроэкономической статистике были просто чудовищные. Их я разоблачил в статье «Лукавая цифра», опубликованной ещё в 1987 году. Советское руководство само пало жертвой этой статистики, не обнаружив своевременно надвигающийся экономический кризис.

К сожалению, российская макроэкономическая статистика унаследовала худшие черты советской статистики. Особенно большая разница в подсчётах — в динамике основных фондов по полной стоимости (то есть без учёта износа): вместо роста на 50,9 % — падение на 29,2 %. По полной стоимости динамику основных фондов измеряют только у нас. В остальном мире рассчитывают по остаточной стоимости, то есть с учётом износа. Так вот, по остаточной стоимости произошло огромное сокращение основных фондов — на половину. Особенно печально обстояли дела с оценкой основных фондов. Она рассчитывалась по ценам их приобретения вместо цен воспроизводства, которые отличаются между собой в семь-восемь раз. Это приводило к полной непригодности финансовой отчётности компаний и всей экономики. Российское руководство стало такой же жертвой лживой статистики, как и советское. Это сказалось в ошибочной структурной и налоговой политике: в недооценке инвестиционного кризиса, в чрезмерном обложении налогами реального сектора экономики и недостаточном обложении сферы услуг и личных доходов населения.

Кадры, которые всё решают

По оценке Ханина, командный состав экономики и политики РФ формировался в неконкурентной среде, сочетающей умеренный авторитаризм и псевдодемократию. На руководящих должностях оказывались, преимущественно, послушные, а не талантливые и инициативные.

— Слабость правящего слоя РФ толкала некоторых выдающихся историков и социологов, таких, как, например, Андрей Фурсов, к обоснованию необходимости проведения новой опричнины, — поясняет Григорий Исакович. — Офицерский состав армии испытывал влияние пороков высшего командного состава и вопиющих недостатков постсоветского высшего и среднего образования.

Упал и престиж интеллектуального труда, что проявляется и в его низкой оплате. Не лучше обстоит дело с рядовым составом. Руководители предприятий просто стонут от нехватки квалифицированных рядовых работников.

Конечные выводы

— Приведённые вопиющие недостатки, — заключает эксперт, — ещё как-то были терпимы при «благополучной погоде»: наличии резервов производственных мощностей и рабочей силы, высоких мировых ценах на топливо. Но они совершенно нетерпимы при штормовой ситуации, созданной сокращением производственного потенциала и экономическими санкциями. Здесь печальный исход путешествия нашего корабля кажется неизбежным, если не будут приняты экстренные меры по устранению указанных недостатков. Пока же эти меры не только не проводятся, они даже не планируются, что не вызывает удивления при низком уровне правящего слоя. Нет предложений и от экономического академического сообщества, которое пережило те же процессы деградации, что и всё общество.

Роман Сидоров

Мы в Телеграме

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *