Валерий Эдвабник: «Игорь Лаврентьевич при первой встрече произвёл на меня яркое впечатление»

Игоря Лаврентьевича Попелюха и Валерия Григорьевича Эдвабника объединяет многолетняя дружба, которая началась ещё в конце 80-х годов прошлого столетия. Плотно сотрудничали. Как говорится, съели не один пуд соли. Накануне 85-летнего юбилея Валерий Григорьевич рассказал о годах совместной работы с Игорем Лаврентьевичем Попелюхом, не только оценил его профессиональные качества, но и поведал, каким руководителем и человеком он был

Расскажу о своём товарище

— Многие, наверное, помнят такую рубрику в советских газетах. Вот и я хочу рассказать о человеке, который оставил в моей жизни яркий след. Мы познакомились с Игорем Лаврентьевичем в конце восьмидесятых годов. Поводом послужил совместный проект под названием «Микроволновая печь “Комета электроника”». Это было время, когда в нашей стране появилась первая зарубежная бытовая техника, в том числе микроволновые печи. Мы пришли к выводу, что можем создать отечественную печь не хуже импортной. Её производство должно было быть налажено на двух предприятиях: заводах «Точмаш» и «Сибтекстильмаш». Поскольку у нас тогда не было специальной пищевой пластмассы, решили корпус микроволновки сделать из нержавеющей стали. Во всём мире таких не было! Печь, конечно, получилась тяжёлой, неподъёмной. Мы рассудили так: микроволновая печь — это не та вещь, которую кто-то будет, как переносной магнитофон или телефон, таскать из комнаты в комнату. Её установят на кухне, и она там будет стоять всегда, неважно, тяжёлая она или нет. Нержавеющая сталь решала многие вопросы. Главным было то, что её в стране выпускали сотнями квадратных километров.
Не всё, конечно, шло так, как хотелось. Были вопросы с проектированием, изготовлением опытных образцов. И хотя я работал непосредственно с техническими службами, главным инженером завода «Сибтекстильмаш», в обсуждениях практически всегда принимал участие Игорь Лаврентьевич. Он с первого раза произвёл на меня очень яркое впечатление. Сразу же бросилось в глаза, что он — человек сильный, волевой, решительный, и при этом без всякого чванства. Он был каким-то неуёмным директором, боевым мужиком. Но доброжелательным.

 


Справка
Валерий Григорьевич Эдвабник с отличием окончил Запорожский машиностроительный институт по специальности «радиоинженер-конструктор-технолог». Трудовую деятельность начал в НИИЭП в 1971 году. Работал начальником Центрального конструкторского бюро на «Точмаше». В 1992 году избран директором Новосибирского Научно-исследовательского института электронных приборов» (НИИЭП). Доктор экономических наук, кандидат технических наук, член-корреспондент Российской академии ракетно-артиллерийских наук, академик РАЕН. Был председателем правления областной общественной организации «Содружество-Эффективность-Развитие».


 

Позже я узнал его трудовую биографию. Большой запал у него был уже тогда, когда он работал главным инженером «Сибтекстильмаша». Завод, основным профилем которого было решение задач оборонного комплекса страны, выпускал дополнительно уникальные вещи гражданского назначения, например текстильные станки. Как инженер, понимающий в технике, скажу: более сложной механики, чем в ткацком станке, нет нигде. В нём сопряжено множество механизмов, которые должны работать максимально синхронно. Тот же уток «летает» со скоростью пули. Поэтому при обрыве нити станок должен остановиться моментально, чтобы не допускать брака. Я принимал участие в разработке первого в СССР образца датчика-контроллера обрыва уточной нити. Усовершенствованием этого механизма мы занимались и позже, когда я уже стал директором НИИЭП. Датчик тестировали на ткацких станках завода «Сибтекстильмаш» при личном участии самого Игоря Лаврентьевича. И это при том, что завод выпускал продукцию оборонного назначения: в частности, гильз для систем залпового огня «Град». Например, за год предприятие производило до 1 миллиона 200 тысяч штук снарядов. То есть 100 тысяч штук в месяц! Я эти цифры привожу для того, чтобы передать масштаб задач, которые одновременно приходилось решать Игорю Лаврентьевичу Попелюху. И главное внимание директора, конечно же, должно было быть направлено в первую очередь туда, на «оборонку». Тем не менее, он, как говорится, блестяще владел ситуацией на обоих «фронтах».

 

Не жди комиссию отца Денисия

— Игорь Лаврентьевич Попелюх, можно сказать, рос вместе с заводом. Начинал трудовой путь с самых низов, прошёл все ступеньки профессионального мастерства. Причём без чьей-либо протекции. Я уже говорил, что запал у него был тогда, когда он работал главным инженером «Сибтекстильмаша».

А когда человек долго работает главным инженером, он становится настоящим знатоком всего технологического процесса. Да, он не является разработчиком гильз, ткацких станков. Но он знал до мельчайших тонкостей их производство. И это ему помогало в работе. В случае какого-то технологического сбоя, например, он никогда не ждал, когда приедет, как говорится, комиссия отца Денисия, а сам со своими специалистами брался за поиск причин неполадок. Ведь даже небольшой простой завода, выпускающего сложные ткацкие станки и гильзы, мог вылиться в большие финансовые потери. Но у Игоря Лаврентьевича всё получалось. Думаю, потому, что он умел ладить с людьми. Ему всегда удавалось сочетать командный стиль управления с нормальным человеческим отношением к людям. И за это его любили заводчане.

Был в его жизни, несомненно, не очень приятный эпизод, связанный с уходом с завода, которым руководил много лет и считал его своим детищем.

Он ведь ушёл ни с того ни с сего. Ушёл не потому, что ему надоело работать и он не видел какого-то выхода из тяжелейшей депрессии, сложившейся на заводе в середине 90-х годов. Он ушёл потому, что стал жертвой ложного понимания ситуации со стороны ближайшего окружения. Из рассказа Игоря Лаврентьевича я знаю, что руководящий состав доложил ему: единственным выходом из затруднительного положения должно быть банкротство завода. Что, мол, закон о банкротстве даёт кучу возможностей предприятию вновь подняться с нуля. Заверили его, что для работы с чистого листа есть все возможности. Но есть один нюанс: при процедуре банкротства директор предприятия должен уйти в отставку. Никто не сказал, чтобы он, переступив через свою гордость, остался на заводе, но в должности, скажем, главного инженера или первого заместителя директора. Он, конечно, понимал всю эту неприкрытую возню. Как человек грамотный и тактичный, Игорь Лаврентьевич не стал разубеждать бывших соратников, что они хитрят. Подготовив все необходимые документы на банкротство, он развернулся и ушёл.

 

Слева направо: И. Попелюх, В. Бондарев (бывший главком ВКС РФ), В. Червов

Я представляю, что у него было на сердце! Связанный с заводом, как пуповиной, на протяжении многих лет, он, конечно, сильно переживал, расстраивался, что бросает своё детище. Но гордость не позволила унизиться. На самом деле Игорь Лаврентьевич очень многое сделал для завода, для работающих на нём людей. Предприятие, благодаря его усилиям и настойчивости, построило в Западном микрорайоне Новосибирска большой жилой массив, Дом культуры, спортивную площадку для игры в большой теннис. Потому что он хотел, чтобы люди жили по-человечески. К тому же на завод часто приезжали иностранцы, с которыми предприятие тесно сотрудничало. Освоил производство современного (на тот период) швейцарского ткацкого станка. Не хотел ударить в грязь лицом перед зарубежными коллегами. Он установил вокруг такой гигантской территории кованый забор, который существует и сегодня, украшая целый квартал микрорайона. Причём он всё делал основательно, не тяп-ляп.

Но вернусь к теме банкротства. Для него, понимаю, уход с должности генерального директора крупного машиностроительного завода был настоящей человеческой трагедией.

 

Клуб «СЭР» — спасательный круг

— Как раз в это время возникла идея создания клуба директоров «Содействие экономическим реформам», который позже был переименован в клуб «СЭР». Его участниками должны были стать руководители оборонных предприятий и тех, кто как-то был связан с ОПК. Изначально директора должны были собираться раз в месяц, чтобы обсуждать имеющиеся проблемы, вырабатывать коллективное мнение для их решения, да и знакомиться друг с другом. Участниками таких встреч обязательно должны были быть только руководители предприятий, а не их заместители или представители. И это требование свято соблюдалось всегда. Нужен был хороший организатор, за которым потянулись бы люди. Было несколько предложений по поводу кандидатуры, однако их отклонили. Но единогласно решили, что таким руководителем должен стать очень уважаемый, авторитетный человек. Взоры всех упали на Игоря Лаврентьевича Попелюха, который, как никто другой, глубоко знал работу оборонного комплекса, его проблемы. Он согласился, взвалив на свои плечи тяжёлую ношу: и деятельность в глобальном масштабе, и всю оперативную работу клуба «СЭР». За короткое время ему удалось объединить весь директорский корпус оборонных предприятий Новосибирска. Этой деятельностью Игорь Лаврентьевич неутомимо занимался ровно четверть века. И только в прошлом году сложил свои полномочия. Вместе с ним ушёл и я с поста председателя правления клуба «СЭР». Место президента клуба занял бывший директор завода «Луч» Виктор Георгиевич Архипов, председателем правления стал заместитель губернатора Новосибирской области Сергей Николаевич Сёмка.

 

Как за Берлинской стеной

— Ещё раз подчеркну, что Игорь Лаврентьевич — чрезвычайно скромный человек. Он привык полагаться только на себя, и за помощью может обратиться лишь в крайней ситуации. Хотя сам, видя, что кто-то оказался в сложной жизненной ситуации, никогда не оставался равнодушным, безучастным.

Он — прекрасный семьянин, таких отношений между супругами, как у них, сложно найти. Игорь Лаврентьевич и его жена Роза Александровна два года назад отметили золотую свадьбу. Роза Александровна не просто надёжный тыл для Игоря Лаврентьевича, а настоящая Берлинская стена, крепкая опора. Она даёт ему силы и вдохновение. А как Игорь Лаврентьевич трогательно относится к детям, внукам — нужно видеть! Построил дом своими руками. Всё сам! Участок возле дома тоже облагородил сам. Мужик-трудяга!

Всегда находился в гуще событий, но это его никогда не тяготило. Игорь Лаврентьевич — очень верный друг и надёжный товарищ. Его можно назвать «Игорь-скорая помощь». У него немного друзей, как, впрочем, у каждого из нас. Но практически для всех он был отличным товарищем. Друг — это ведь тогда, когда с кем-то делишься самым сокровенным, друга чувствуешь на расстоянии. Был период, когда мы дружили, и хотя жизнь потихоньку нас разводит, хорошим товарищем он для меня остаётся до сих пор. У него свойство характера такое — он с готовностью помогает молодым, начинающим свой путь, людям. Это необязательно инженеры или новоиспечённые директора, он всегда готов помочь любому.
Записал

 

Поздравление юбиляру

Дорогой Игорь Лаврентьевич!

Желаю Вам долгих-долгих лет жизни с хорошим самочувствием, чтобы был в состоянии пройтись, когда захочется, посмеяться от души от приятных и радостных событий. Здоровья Вам и Вашим близким ещё на многие годы!

С уважением, Валерий Григорьевич Эдвабник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *