Тяжкий путь исправления

Фото: Евгений Аникеев

С 2017 года в России стали создавать исправительные центры и участки для осуждённых судом к принудительным работам без изоляции от общества. Чтобы развеять слухи об этих организациях за колючей проволокой, корреспонденты ЧС-ИНФО посетили исправительный участок в Новосибирске.

Участок на улице Технической в Новосибирске, функционирующий как исправительный центр ФКУ ИК-8 ГУФСИН России по региону, располагается в бывшей гостинице. Она изначально относилась к исправительной колонии. Здесь останавливались родственники заключённых, приезжавшие на свидания. Периметр учреждения и прилегающей к нему территории обнесён сплошным забором с колючей проволокой, но всё же нет здесь, как в колонии, ни охранников с собаками, ни сторожевых вышек. А вот вход и выход строго контролируются.

Вход в участок — по отпечатку пальца

На проходной – круглосуточный пост дежурной части. Службу здесь несут круглосуточно, посменно. По всему участку, в здании и снаружи, установлены 32 видеокамеры. Картинка с этих видеокамер в реальном времени транслируется на мониторах в дежурной части и хранится положенное время в архиве. Так что практически всё просматривается и контролируется.

Для более строгой идентификации проходящих существует система дактилоскопического контроля. Чтобы пройти через турникет, сначала прикладываешь палец к датчику, который считывает отпечаток папиллярных линий.

Дежурные инспекторы оснащены спецсредствами: резиновой палкой, наручниками, электрошокерами и газовыми баллонами. Огнестрельного оружия им не положено. И охранниками их тоже не назовёшь. В уголовно-исполнительной системе вооружённые сотрудники охраняют периметр исправительного учреждения либо следственного изолятора. Оружие используется также при конвоировании осуждённых и в спецподразделениях. Здесь – не охраняют, а осуществляют контроль и надзор за осуждёнными. Дежурная смена у инспекторов длится сутки. Затем — трое суток на отдых.

Отличий от исправительной колонии, как вы понимаете, множество. В колонии, конечно же, у осуждённых более строгий распорядок дня и требования к поведению. Здесь распорядок дня также должен соблюдаться неукоснительно. Подъём – в шесть утра. Отбой – в десять вечера. Завтрак, обед и ужин по расписанию. Подавляющее большинство местного контингента работают с утра до вечера. Но есть и те, кого ещё не успели трудоустроить, и они остаются в здании. Вечером у всех есть так называемое личное время, но оно отводится для того, чтобы прибраться в своих помещениях, привести в порядок свои одежду и вещи.

Двор украшают тоже осуждённые

Самое главное для тех, кому суд разрешил отбывать наказание в таком участке, — им разрешается выходить на улицу, пользоваться мобильной связью, телефонами, планшетами, интернетом. Но важно подчеркнуть: в город отпускают только по уважительной причине. Например, надо посетить врача, оформить банковскую карту или сим-карту для мобильника. Медицинское обслуживание у осуждённых к принудительным работам такое же, как и у остальных жителей страны. Они закреплены за поликлиникой и могут, к примеру, вызвать медпомощь или записаться на приём к врачу, ходить на процедуры. Чтобы выйти за пределы учреждения, необходимо обратиться к начальнику, который и решит, насколько весома причина, по которой осуждённый хочет уйти и заслужил ли он такое право своим поведением и работой.

Понятно, что по дороге с работы осуждённые могут сходить по-быстрому в магазин, купить продукты и необходимые вещи. Но при проходе на территорию, все покупки, конечно же, досмотрят, чтобы они не пронесли ничего запрещённого.

ИК-8, при которой действует данный участок, — мужская колония строгого режима. В ней содержатся осуждённые, которые ранее отбывали наказание в виде лишения свободы. Но в исправительный участок направляются люди и из других колоний. Причём, как мужчины, так и женщины, которым судом назначено наказание в виде принудительных работ без изоляции от общества.

Есть два варианта назначения данного вида наказания: первый — когда суд назначает принудительные работы за преступления небольшой и средней тяжести, второй — когда суд заменяет осуждённому лишение свободы более мягким видом наказания.

В первом случае речь идёт о том, чтобы не изолировать оступившегося гражданина от общества и не рвать общественно-полезные связи. В перспективе это значит, что, например, молодой оступившийся парень не поедет в колонию в Новосибирск, а останется в родном населённом пункте, у него останется возможность общаться с семьей и работать в своём городе.

Второй случай очень во многом похож на условно-досрочное освобождение: схожим образом суд заменяет уголовное наказание в виде лишения свободы на принудительные работы. При этом суд учитывает характеристику осуждённого из мест лишения свободы. И, как правило, речь идёт о гражданах, осознавших вину, вставших на путь исправления. Как это определяется?

Олег Огуля

— В соответствии с действующим законодательством, — поясняет начальник пресс-службы ГУФСИН России по Новосибирской области Олег Огуля, — основными элементами исправления являются: установленный порядок исполнения и отбывания наказания (режим), воспитательная работа, общественно полезный труд, получение общего образования, профессиональное обучение и общественное воздействие. Большинство граждан, которые попадают в колонии, никогда нигде не учились и не работали. У нас они обязательно получают школьное образование и проходят программы профессионального обучения актуальным рабочим профессиям. В учреждениях ГУФСИН региона рабочие профессии ежегодно получают более двух тысяч осуждённых. После этого их трудоустраивают на производственные площадки учреждения. Человек, который добросовестно относится к труду и к учёбе, не имеет взысканий, с высокой долей вероятности получает поддержку от администрации учреждения при подаче ходатайства об условно-досрочном освобождении или замене лишения свободы более мягким видом наказания. Отмечу, что для таких граждан замена лишения свободы принудительными работами является одним из элементов ресоциализации. Будучи трудоустроенными, они платят налоги, полностью компенсируют своё содержание (на это не тратятся деньги из бюджета). При этом осуждённые учатся планировать личные финансы и объективно оценивают перспективы дальнейшего карьерного роста. Это не пустые слова, в большинстве организаций, где работают осуждённые, если они себя положительно зарекомендовали, то в дальнейшем остаются и получают достойную заработную плату, что сводит риск рецидива к минимуму. Кстати, во время работы осуждённых также контролируют: сотрудники исправительного участка или Управления ГУФСИН могут в любое время приехать и посмотреть, все ли на месте, чем они занимаются, узнать у руководства предприятия, не нарушают ли трудовую дисциплину. Не редко, между прочим, работодатели отмечают хорошую работу осуждённых.

Комната нарушителей

Продолжаем знакомиться с исправительным участком, пройдя через турникет с системой дактилоскопии. Справа – стальная дверь с серьёзными запорами и табличкой: «Безопасное место».

— Здесь у нас помещение для нарушителей, — поясняют нам.

Проходим внутрь. Сейчас здесь два человека. Один мужчина попал сюда за нецензурную брань, другой опоздал вернуться в учреждение к назначенному времени. В первом случае наказание за проступок – трое суток в комнате с минимальным набором удобств, во втором – двенадцать суток.

Что можно держать в тумбочке

Проходим дальше и попадаем в комнату воспитательной работы. Здесь можно в свободное время посмотреть телевизор, почитать книги, отдохнуть. Здесь же стоит «Образец индивидуальной тумбочки осуждённого». Разложены дозволенные вещи: пачка сигарет, спички, мыльница, зубная паста, щётка, книга… В общем, в тумбочке можно хранить только самое необходимое для повседневных нужд. Для других вещей есть отдельные шкафы. Кстати, если в колонии книги можно взять только в местной библиотеке, то здесь книжку можно и в магазине купить. В прошлом году в ГУФСИН России по НСО составили топ самых читаемых литературных произведений. В лидерах – «Граф Монте-Кристо» Александра Дюма.

Продукты осуждённые участка покупают себе сами. И сами же готовят для себя еду. Здесь для этого всё предусмотрено: плиты, холодильники, кухонная утварь. У каждого – свой шкафчик для хранения посуды и не скоропортящихся продуктов. Завтракают, обедают и ужинают в общей столовой. Могут хоть пиццу с доставкой заказать. Но если не сумели заработать на пропитание, голодными их, конечно, не оставят: накормят за счёт федерального бюджета.

Проходим в спальные комнаты. Стоят двухъярусные железные койки. Застелены они строго по регламенту. Везде царит идеальный порядок. Ряды строго застеленных спальных мест режут глаз уголками подушек.

— Беспорядок в комнатах – тоже нарушение режима, — поясняют нам.

Место, где спать, определяет администрация. Здесь также всё регламентировано. Даже температура в помещениях поддерживается в соответствии с рекомендациями Росздравнадзора. Здание обслуживает котельная исправительной колонии и отопительный сезон здесь уже начался.

В другой спальной комнате кровати уже обычные, деревянные. Их решили поставить взамен стандартных для учреждений ФСИН коек, чтобы люди здесь чувствовали себя, как, к примеру, в студенческом общежитии. Да и необходимость в двухъярусных кроватях отпала, так как таких исправительных участков в регионе стало больше. Когда их было всего три, то в них проживало более трёхсот человек.

Занятие с психологом. Фото: ГУФСИН России по НСО

— Внимание! – Прерывает наш осмотр голос дежурного по громкой связи, — Всем осуждённым собраться в комнате воспитательной работы на лекцию с психологом.

Знакомимся с психологом после занятия. Старший психолог отделения психологического обеспечения уголовно-исполнительной инспекции Дарья Овчинникова проводит такие встречи минимум раз в квартал. И конечно, приезжает, если кому-то потребовалась индивидуальная психологическая помощь. Осуждённый, в свою очередь, может с разрешения администрации участка и сам съездить к психологу.

Дарья Овчинникова

— Причины у осуждённых в помощи психолога – самые различные, — рассказывает Дарья Овчинникова. – От тестирования личности до решения проблем социализации при подготовке к освобождению. На самом деле, проблемы такие же, как и у всех людей. Зачастую они не связаны с отбыванием наказания. Чаще всего какие-то житейские вопросы.

Итак, осуждённым предоставляется всестороння помощь, чтобы они могли, отбыв наказание, нормальным образом социализироваться. Добавим информации для размышления. В 2017 году, когда начали работать такие исправительные учреждения, в Новосибирской области было зарегистрировано 44 тысячи 349 преступлений. Из них осуждёнными к принудительным работам совершено два преступления. В 2018 году преступлений в регионе было совершено уже 47 тысяч 702. А в 2019-м – 50 тысяч 207. За эти два года приговорённые судом к принудительным работам не совершили ни одного преступления. В 2020 году насчитывалось в общей сложности 54 тысячи 13 преступлений. Пять из них – на счету осуждённых к принудительным работам. В 2021 году, по данным ГУФСИН России по Новосибирской области, в регионе зарегистрировано 46 тысяч 463 преступления, при этом подопечные исправительных участков нарушили закон единожды.

За последние пять лет в Новосибирской области свыше шести тысяч осуждённых из исправительных учреждений региона отбыли полный срок своего наказания за преступления различной степени тяжести. В том числе за тяжкие и особо тяжкие преступления. Помимо этого, по учётам уголовно-исполнительной инспекции, по различным видам наказания без изоляции от общества проходит более десяти тысяч осуждённых. В эту группу входят и те, к кому применено условно-досрочное освобождение. Все они сейчас живут рядом с нами, на свободе.

В комнате отдыха

В Новосибирской области действуют шесть участков, функционирующих как исправительные центры, в которых отбывают наказание почти шестьсот человек. Находятся они в Дзержинском, Первомайском, Ленинском районах Новосибирска, в Искитимском районе и в городе Бердске. Причём, у такого своего рода «сотрудничества» новосибирских предприятий и УИС существует достаточный потенциал для расширения использования труда заключённых. На данный момент у 4416 человек, отбывающих наказание в виде лишения свободы, наступил срок возможного обращения в суд о замене неотбытой части наказания принудительными работами. Осужденные могут работать на самых различных предприятиях. Как правило, они заняты физическим, неквалифицированным трудом. Например, на подсобных работах более 120 осуждённых привлекали к строительству новой ледовой арены в Новосибирске. Как отмечают в ГУФСИН, подрядные организации ими остались довольны. Некоторым даже предложили после отбывания наказания связать свою дальнейшую жизнь с профессией строителя.

Спальная комната

Может сложится впечатление, что принудительные работы дают осуждённым слишком много воли. Оно обманчиво. Из числа наказаний без ограничения свободы – это как раз одно из самых строгих. Есть более мягкие виды наказаний: исправительные, обязательные работы, когда осуждённые проживают дома.

Денис Репной

— За пять лет в регионе создано шесть подобных исправительных участков, — рассказывает начальник отдела по контролю за исполнением наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества, ГУФСИН России по Новосибирской области Денис Репной. – Три – на базе федерального имущества и три – на базе объектов предприятий. Сейчас готовимся открыть ещё два участка. И с каждым годом становится всё больше предприятий, заинтересованных в работниках из числа осуждённых. К нам приходят запросы на самых различных специалистов. Чаще всего это, конечно, неквалифицированный труд. Но всё чаще в последнее время стали запрашивать токарей-фрезеровщиков, автослесарей, водителей, стропальщиков, трактористов. Всем этим профессиям обучают в колониях региона. Сейчас начинаем с одним из керамических заводов, так им скульпторы нужны.

Жизнь осуждённые украшают себе сами

В исправительных участках региона сегодня находится 581 осуждённый. Из них более восьмидесяти человек заслужили право проживать дома, со своими семьями. Такое право предоставляется тем, кто отбыл не менее одной трети принудительных работ без нарушений. Зависит это и от совершённого преступления. Решение об этом в каждом конкретном случае принимает суд. Тем, кто осуждён пожизненно, такого смягчения условий отбывания наказания не предусмотрено.

Евгений Волянский из одиннадцати лет назначенного наказания по статье 228 УК РФ (Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества) в исправительной колонии провёл пять лет восемь месяцев.

Евгений Волянский

— Как только стало возможно, подал прошение о переводе на принудительные работы. Здесь нахожусь с января. Готовился к этому тщательно. У меня и поощрения и были, и нарушений старался не допускать.

— Насколько серьёзно жизнь отличается там, в колонии, и здесь, в исправительном учреждении?

— Колоссально. В лагере люди озлоблены. Ведь там намного больше ограничений, практически – во всём. А здесь – намного больше свободы. И люди начинают вести себя более человечно. Кто-то, конечно, не сдерживается, нарушает режим и едет обратно в колонию. Ну, большинству всё же удаётся начать новую жизнь Мне, чтобы подать на условно-досрочное освобождение осталось отбыть здесь ещё два года.

— На каких работах вы здесь работаете?

— Тружусь здесь же, на хозяйственных работах.

— Но за территорию, тем не менее, выходите?

— Да. Например, на следующей неделе пойду в поликлинику к стоматологу. Хожу в магазин за продуктами. Отпускают меня по выходным и матери помочь по хозяйству. Естественно, всё это – с разрешения администрации.

— Сколько вы здесь зарабатываете? На питание и самые необходимые вещи хватает?

— Получаю по минимальному размеру оплаты труда. Так что, денег хватает с трудом. Но эта жизнь – намного лучше, чем в колонии.

Зарплата «помощников поневоле», как сообщают в ГУФСИН по НСО, не менее МРОТ, в среднем — 22 тысячи рублей в месяц. Осуждённые могут быть трудоустроены как по прямому договору с работодателем, так и в ведомственном учреждении. При этом предприятие или организация не несёт налогового бремени в соответствии с пунктом 4.1 пункта 2 статьи 146 Налогового кодекса РФ. Предприятие обеспечивает такие категории работников отремонтированными, обустроенными местами для проживания в общежитиях. В каждом таком участке (центре) может содержаться от 50 до 100 осуждённых, исходя из нормы жилой площади — четыре квадратных метра на одного человека.

Как видите, от деятельности таких исправительных учреждений – сплошная польза. Преступники становятся на путь исправления, им легче войти в нормальную жизнь. Предприятия получают специалистов, которых многим компаниям по нынешним временам катастрофически не хватает.

И всё же люди, рядом с которыми открываются исправительные участки, в большинстве случаев относятся к этому крайне негативно. Последний случай с попыткой открыть участок в Искитиме это наглядно подтвердил. Жители чуть ли не на баррикады собрались выходить и продукцию фабрики бойкотировать, если не учтут их мнение. И предприятие в итоге отказалось от своих намерений по заключению договора с Федеральной службой исполнения наказаний об организации исправительного учреждения на базе своего общежития. Как вообще происходит создание такого участка для осуждённых к принудительным работам? Исправительное учреждение заключает договор с предприятием. И всё. Никаких общественных слушаний или обсуждений, согласований с муниципалитетами законом не предусмотрено. Конечно, никто не будет доводить расширение сети исправительных учреждений до абсурда. И всегда постараются учесть настроение местных жителей. Ведь такие гражданские баталии, как в Искитиме, ни предприятиям, ни службе исполнения наказаний не нужны. Но пятилетний опыт работы таких участков в регионе доказывает: пользы от них всё же больше, чем вреда. За пять лет всего двенадцать осуждённых к принудительным работам нарушили закон в Новосибирской области.

Мы в Телеграме

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *