Гроза фашистов с «Сибсельмаша»

На доме №3 по улице Станиславского, буквально в двух шагах от Монумента Славы, висит мемориальная табличка. Она рассказывает о том, что в этом доме жила Екатерина Филипповна Шипова, штурман самолета 46-го гвардейского ночного бомбардировочного Таманского полка. Чем же уникален этот полк? Какова была его роль в Великой Отечественной? И чем знаменита сама Екатерина Филипповна, которую сотрудники «Сибсельмаша», на котором она трудилась с 1951 года, ласково называли «Наша Катя»?

Начнём с того, что полк был полностью женским. В Красной армии были женские стрелковые подразделения, были экипажи самолетов, состоявшие только из женщин, были смешанные части, где вчерашние студентки наравне с суровым мужчинами били фашистов. Но 46-й полк был ПОЛНОСТЬЮ женским. Пилоты, штурманы, механики, заправщики, оружейники… На всех этих должностях в полку были женщины.

Мужчины в шутку называли его «Дунькиным полком», намекая и на половой состав, и на командира полка — Евдокию Бершанскую, которая провела своих девчонок через всю Великую Отечественную. От Ростовской области до западных границ Польши.

Командование Красной Армии называло этих девушек Ласточками. Немцы же именовали их «Ночными ведьмами», и в этом названии слышалось и уважение к противнику, и страх перед ним.

Ласточки летали на «Кукурузниках» ПО-2, и этот фанерный биплан, способный развивать скорость всего в 150 километров в час, и вспыхивавший как спичка после первого же попадания в двигатель, был настоящим кошмаром фашистов.

Имеющий минимум металлических частей, а потому невидимый для радаров, способный долго планировать в выключенным мотором, а потому неслышимый в ночном небе, ПО-2 показал себя как великолепный ночной бомбардировщик. А «Ночные ведьмы» зарекомендовали себя как одни из лучших летчиц Советского Союза.

Когда на фашистские рубежи опускалась ночь, Ласточки взлетали с крошечных аэродромов, находившихся в 6-10 километрах от линии фронта, и, набрав высоту, выключали двигатель, бесшумными и смертоносными тенями устремляясь к укреплениям противника, сбрасывая на них бомбы.

Нормой для Ласточек было 6-10 боевых вылетов за ночь. Иногда это число доходило до 18…

Неуловимые, таинственные и смертоносные «Ночные ведьмы» были ночным кошмаром фашистов. Многие немцы всерьез верили, что эти бесстрашные летчицы — детище секретной научной программы СССР. Что всем им перед вылетом вкалывают специальный препарат, позволяющий видеть в темноте, а потому — дурной приметой считалось даже курить ночью, потому что «Ведьмы» могут навестись и на огонек твоей сигареты…

Подготовка Ласточек действительно была невероятной. Действуя в режиме полного радиомолчания, они в самом деле прекрасно ориентировались в темноте, и пусть и не видели немецких укреплений при свете кончика сигареты, но возвращались на свои аэродромы, подсвеченные лишь несколькими маленькими фонариками, светившими только в одном направлении.

Сами девушки шутили, что им приходилось садиться, ориентируясь на огонек папиросы комполка.

Одной из «Ночных ведьм» и была Катя Шипова, на тот момент носившая фамилию Меснянкина.


Родилась она в Самаре, 3 марта 1924 года, то есть на момент начала Великой Отечественной ей было всего 16 лет. Как и большинство девушек того страшного времени, она тут же попросилась на фронт, но получила отказ из-за возраста. Вместо фронта Катю отправили на завод имени Ворошилова, где она и проработала контроллером около года, продолжая обивать пороги военкоматов, прося и требуя дать ей возможность лично отомстить фашистам за сожженные города и убитых близких.

И к ноябрю 1942 года добилась своего. Меснянкину отправили в военное училище связи Сызрани. Но как бы ни важен был труд связистов, не по земле хотела ползать будущая «Ночная ведьма». Она рвалась в небо, и снова добилась своего. Получила направление в училище штурманов, а уже оттуда — в «Дунькин полк».


Про себя юная Катя не раз говорила, что родилась в рубашке. Хотя если посмотреть с другой точки зрения — ей как раз фантастически не везло.

Первый же прыжок с парашютом в училище едва не стал последним. Катя страшно перепугалась предстоящего свободного падения и выпрыгнула из самолета только после второй команды инструктора.

Выпрыгнула, дернула за кольцо, и… Ничего! Парашют не раскрылся! Вцепилась в кольцо двумя руками, рванула что было сил, и только тогда почувствовала, как натянувшиеся стропы дернули ее вверх.

Кстати, только в 44-м году Ласточки стали брать с собой парашюты. Громоздкий ранец за спиной сковывал движения, мешал вертеться и смотреть по сторонам, и вместо него предпочтительнее было взять еще 20 кило бомб. Девушки считали, что если их собьют над вражеской территорией — лучше погибнуть, чем попасть в плен. А если над своей, то уже как-нибудь дотянут. ПО-2 в самом деле способен сесть даже на небольшую полянку…

На парашютах настояло командование, после нескольких случаев, когда девушки сгорали заживо в своих фанерных бипланах уже над своей территорией. Фанерный самолет воспламенялся действительно очень быстро…

Но вернемся к Кате и ее везению…

Во время перелета из училища на фронт, в октябре 1944-го, самолет, в котором летела Меснянкина, потерпел крушение. За штурвалом сидела Аня Амосова, с которой Катя потом и летала до самого конца войны.

Перелет проходил в два этапа: сначала в Химки, а потом — собственно, к месту постоянной дислокации полка. И вот, практически сразу после взлета в Подмосковье, самолет Амосовой и Меснянкиной резко дернулся вверх, а потом ухнул в пике. Летчица смогла выровнять его только у самой земли, и совершить аварийную посадку. Девушки отделались ушибами, а вот машина восстановлению не подлежала.

Расстроились девушки страшно. Решили, что на фронт их теперь не возьмут. Мол, если уж в мирном небе они ухитрились разгрохаться при идеальных погодных условиях, что ждать от них на войне?

Обошлось. Расследование показало, что шедший позади них самолет попал в спутный след, и задел хвост машины Амосовой. Ничьей вины в этом не было.

Боевое крещение Катя приняла в декабре 1944 года. Полвека спустя, уже в Новосибирске, на встречах со школьниками, она скромно говорила, что совершила «всего» 94 боевых вылета. Да, в масштабах Таманского полка это действительно «всего». Некоторые Ласточки за войну довели это число до тысячи. А сколько было разведывательных вылетов, которые за боевые не считались, но менее опасными от этого не были — неизвестно.

И каждый из этих 94 вылетов мог стать последним. Каждый был смертельно опасным, каждый требовал предельного напряжения сил, потому как ПО-2, загруженный бомбами до предела, был очень неповоротливой и тихоходной машиной, и уйти на нем от зенитного огня было очень сложно.

Да и вернуться на аэродром после вылета, в кромешной темноте, без связи, без навигационных огней — сложнейшая задача. И здесь, в одном из боевых вылетов, снова сработало Катино фантастическое везение.
В полете Ласточки ориентировались обычно по времени и сторонам света. Отбомбились, развернулись на восток, и теперь 15 минут прямо, а потом 2 — налево. Очень утрированно, но принцип такой. Пилот — ведет самолет, штурман — подсказывает, куда лететь. И в одном из таких полетов у Кати встали часы.

Горючего — в обрез, где аэродром — неизвестно. Сели на ближайшую пригодную для этого полянку. Замаскировали самолет, вышли на дорогу, осмотреться, понять, куда приземлились. На свою ли территорию? Повезло, на свою.

Амосова на попутках отправилась в расположение полка, чтобы вернуться с заправщиком, а Катя до утра не сомкнула глаз и не выпускала из рук оружия (к концу войны ПО-2 стали оснащать пулеметами, а до 44-го года единственным оружие летчиц был пистолет). Территория-то своя, но фронт всего в десятке километров. Нарваться на фашистских диверсантов или разведчиков можно было в любой момент.

После войны Катя пошла учиться в индустриальный институт Самары, где и встретила свою любовь. Тоже студента, и тоже вчерашнего фронтовика. Причем Шипов в войну служил зенитчиком… Ну а после института пара из летчицы и зенитчика получила распределение в Новосибирск, где Катя, а точнее — уже Екатерина Филипповна, и прожила до самой смерти. Не стало ее 28 августа 2001 года.

Кирилл Кудряшов, писатель

Поделиться:

Мы в Телеграме

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *