Чем помешала Мешалкина и кто покусился на Покушалова? Колонка редакции

Евгений Покушалов и Владимир Путин

Евгений Покушалов и Владимир Путин

Одной из самых громких новостей последней недели стал арест заместителя директора клиники Мешалкина Евгения Покушалова, который обвиняется в мошенничестве с госзакупками на 1,3 миллиарда рублей. Коллеги и начальство задержанного в один голос утверждают, что он не может быть виновен. А у редакции ЧС-ИНФО возник ряд вопросов к этому непростому делу…

Напомним, член-корреспондент СО РАН, заместитель директора клиники Мешалкина Евгений Покушалов был задержан 20 февраля, а 22 февраля помещен в СИЗО на два месяца. Следователями ФСБ ему предъявлено обвинение в мошенничестве с госзакупками на 1,3 миллиарда рублей и в легализации криминальных доходов. 


Справка ЧС-ИНФО:
Евгений Анатольевич Покушалов — заместитель директора Национального медицинского исследовательского центра имени академика Е.Н.Мешалкина по научно-экспериментальной работе, руководитель центра интервенционной хирургии, доктор медицинских наук, профессор. Является лауреатом Государственной премии РФ. Стал победителем конкурса «Лидеры России» и получил личную благодарность от Президента России Владимира Путина. По праву считается ученым с мировым именем.


Директор клиники Мешалкина Александр Караськов публично заявил, что его заместитель закупки не осуществлял, а занимался только наукой, поэтому не может быть причастен к мошенничеству. «Я не могу пока этому беспределу никаких комментариев давать, — сказал он журналистам. — Задержали ведущего ученого страны, который занимался научно-исследовательской деятельностью, и к финансовым вопросам он никакого отношения не имел. На основании чего и как — мне это непонятно». При этом известно, что, хотя Евгений Покушалов и не отвечал за техническую и финансовую часть закупок, именно он решал, какое конкретно оборудование необходимо применять. Поэтому следствие опирается на его возможность формировать заказ таким образом, чтобы выполнить его могла лишь конкретная организация.

Между тем уже 4 188 человек подписали петицию с просьбой не ограничивать свободу Покушалова, пока его вина не доказана. «Мы просим избрать меру пресечения, не связанную с содержанием под стражей, для того, чтобы Евгений Анатольевич мог дальше помогать людям», — говорится в обращении. Его положительно характеризуют и коллеги по Академии наук, хотя и не берутся комментировать задержание. Председатель СО РАН Пармон сказал: «Это уникальный специалист, я сам был его пациентом».

Сам Евгений Покушалов свою вину полностью отрицает и говорит, что имеющаяся доказательная база не выдерживает критики. «Моей вины вообще там нет. Я не понимаю, в чём меня обвиняют. Сейчас доказательная база не выдерживает ничего, — сказал он после суда. — Это беспредел. Не понимаю, как такое возможно в цивилизованной стране».

Вся эта история вызывает массу вопросов и поднимает одну очень серьезную проблему – проблему коммерциализации медицины.

В современных клиниках, особенно таких, как Мешалкина, без денег невозможно буквально и шагу ступить. Вот и выходит: за что боролись – на то и напоролись. Подозрения в мошенничестве с финансами в такой организации не вызывают удивления. Скорее наоборот, удивляет, что вопрос не всплыл намного раньше.

Конечно, если структура полностью завязана на деньгах (не важно, выделенных государством по квотам или заплаченных пациентами), если медицинскую помощь во всей стране называют «услугой», а эффективность работы медучреждений меряют доходом – то стоит ли удивляться, что и кто-то из сотрудников больниц начнет искать финансовую выгоду для себя? А от поиска выгоды до незаконных способов ее получения – шаг небольшой.

Поэтому, если государство не хочет, чтобы медицинские центры вступали в «картельные сговоры», мошенничали с госзакупками или скрывали свои доходы, возможно, ему стоит отказаться от коммерциализации медицины вообще? Все-таки это сфера, которая определяет стратегическую безопасность государства и его жителей. Жизненно-важная сфера. И она могла бы быть полностью выведена из коммерческого сектора. Медицинская помощь – это не то, на чем стоило бы наживаться. Но в существующей системе избежать этого вряд ли получится…

Дело Евгения Покушалова вызывает и другие вопросы. И главный среди них: почему именно он? Работа с закупками в клинике Мешалкина давно вызывает вопросы у антимонопольных органов, а участвует в них явно не он один (к тому же в обвинениях УФАС фигурировала целая система картельных сговоров по большому числу закупок). Кто-то связывает такое внимание к персоне Покушалова с его возможным назначением на должность директора ННИИТО (по информации некоторых источников документы с кандидатурой Покушалова уже находятся на рассмотрении в Минздраве РФ). Кто-то — с его работой в научной компании ООО «Прометей» (соучредителем которой он является с долей 24,5%). Но о настоящих причинах нам вряд ли сообщат. Ведь даже суд не ставит перед собой цели выяснить: кто и почему решил заинтересоваться деятельностью конкретного руководителя, «обойдя» всех остальных?

Кстати, высказывание директора клиники тоже не может не взывать вопросов. Пусть Покушалов не отвечал за закупки, но кто-то же отвечал? А ведь если темой заинтересовалось ФСБ, значит, скорее всего, какие-то махинации или злоупотребления действительно были. И сумма немаленькая… Значит, кто-то все-таки провинился? Или оценки следствия неверны?

А напоследок давайте заглянем немного вперед. Что, если Евгений Покушалов все-таки окажется действительно невиновен? Понятно, что государство выплатит ему компенсацию за незаконное преследование и обвинение публично извинится. Но что будет с людьми, которые это дело возбудили? Редакция не смогла вспомнить случая, когда бы органы прокуратуры подали регрессивный иск в отношении ведомства, ошибочно возбудившего дело, для компенсации средств, потраченных на возмещение ущерба незаконно обвиненному. Так же, как и случая, когда против следователей, возбудивших ложное дело, было бы выдвинуто обвинение или хотя бы требование об увольнении. Да, в рамках данного конкретного дела рассуждать об этом еще рано, но ведь уже были случаи незаконных обвинений, в том числе и в Новосибирской области (взять хотя бы дело мэра Кольцова Николая Красникова или бывшего заместителя губернатора Виктора Гергерта). И по идее ситуации с ложно выдвинутыми обвинениями должны быть доведены до конца. Ведь в незаконном обвинении кто-то виновен.

Редакция ЧС-ИНФО

Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники
Поделиться:

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Комментарии [ 3 ]

  1. Как бы довести этот песпреде до нашего президента В.В. Путина уж он то разберётся. Нельзя рабрасывыться такими учеными. Пусть чинуш сажают.

  2. Нельзя так обходится с такими талантами как Анатолий Покушалов. Я уверен,что он не виноват. Необходимо донести это дело нашему президенту В.В. Путину . Он разберётся!!!!!

  3. В 2010 на 3 сутки после успешной операции, у меня вечером началась аритмия, но дежурный врач на мои просьбы о помощи не обратил внимание, а вместо этого флиртовал с медсестрами в ординаторсткой, у развилась аритмия и дыхательная недостаточность в течении 30 минут, у меня остановилось сердце, хирург успел прибежать из операционной и спас меня. я был в коме, я потерял память. Эти врачи меня перекатывали в разные отделения чтобы те пациенты по палате не увидели меня в какой овощ я превратился. Они быстренько выписали тех пациентов-свидетелей врачебной халатности и только потом меня заселили в мою палату. А мой лечащий врач Ефремова Олеся Сергеевна когда узнала что со мной произошло, решила мне и моим близким ничего не говорить как-будто ничего не произошло. Потом только я понял, Олеся хотела срочно выйти замуж, и получить степень к. м. н. и соответственно промолчала чтобы не портить отношения с коллегами и руководством (Альсов, Чернявский).
    И Выписали меня из клиники с температурой, рвотой, диареец. В а/п Толмачево меня боялись брать на борт, т.к. думали что сердце не выдержит полета и откажет.
    Спустя 10 лет итог у меня такой: Я не могу работать, я потерял высшее образование, не могу учится, я расстался с девушкой, я не могу никуда выехать, я постоянно хожу по врачам. Я не справляюсь со здоровьем т.к. денег просто не хватает.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *