Интернет – не поле для анархии 

Вступающий в силу 1 ноября закон о «суверенном интернете» вызывает немало споров: одни считают, что он практически не изменит жизнь россиян, другие уверены в обратном. Как отразится внимание правительства к Рунету на пользователях интернета, обсудили в Экспертном клубе Новосибирска. 

Как писал ранее ЧС-ИНФО, закон принят, чтобы защитить российский интернет от внешних угроз: он дает государству право контролировать интернет и не «пропускать» нежелательную информацию.

«Что значит фильтровать? Это не следить за каждым – не все мы так опасны: кому-то попадет, а большинство все-таки останутся на своих кухнях. Опаснее то, что власти могут пытаться ограничивать доступ к информации и искажать ее. Вопрос в том, насколько велика эта опасность. Начнут ли нас сажать и преследовать или всего-навсего немного замедлятся коммуникации с зарубежными или иными сайтами? На мой взгляд, для нас опаснее не отключение от иностранного интернета, потому что это технически очень затруднительно (у нас остановится производство, бизнес, у нас все коммуникации идут через интернет) и полностью невозможно – это как выключить электричество. Опаснее именно политические последствия и юридические, которые ограничивают свободу каждого человека и приватность нашей жизни», – считает инженер-программист и блогер Тимур Ханов.

Однако юрист Константин Зиновьев уверен, что опасаться нечего: закон о «суверенном интернете» так же необходим, как, например, закон о чрезвычайном положении, который ограничивает передвижение, связь и многое другое.

«Да, закон о ЧС ужасный с одной стороны, но ведь этот закон нужен. Работает ли он? Нет, не работает, потому что чрезвычайного положения нет. А закон приняли еще в 90-х годах. Та же самая история с так называемым законом о «суверенном интернете». Это такой закон о чрезвычайном положении для обеспечения законных прав и интересов граждан, который до определенного времени будет спать. Посмотрите, что происходило с интернетом до сих пор: закон Яровой, закон о фейковых новостях, закон об оскорблении власти, закон о блогерах. Сказать, что из-за этих законов интернет замер и все теперь сидят — молчат, нельзя. Что-то произошло? Нет», — отмечает Константин.

По словам юриста, новый закон – сегодня это необходимость: государство пытается «хоть как-то урегулировать» те отношения, которые существуют в интернете. «Конечно не без проблем – идеальных законов не бывает. Но в том, что регулирование в интернете нужно, что это не должно быть полем для анархии, я уверен на 100%. И когда говорят о том, что государство пытается закрутить гайки в интернете, это абсолютно не верно», — добавляет он.


«Желание контролировать информацию, а это не водопровод и не электричество, будет тормозить развитие государства» (Тимур Ханов)


«Закон – это дурость»

Многие положения законов, касающихся интернета, кажутся излишне жестким лишь на бумаге и в реальности не применяются. «Роскомнадзор накинулся на «Телеграм», но никому пока не пришло в голову, объявлять пользование «Телеграмом» нарушением закона. А ведь может дойти до того, что нам объявят нарушением уголовного законодательства само пользование мессенджером», — заметил блогер Всеволод Мокин. Те, кому необходима информация, по разным причинам запрещенная в России, находят способы ее получения.

«Знаете ли вы, что веб-сайт департамента статистики США заблокирован в русском интернете уже 10 лет? Кто работает с этим, тот обходит эти запреты – мы умеем это делать. И, скорее всего, это все сохранится. В отсутствие законов это все было, не все, а многое. И мне кажется, что закон не существенным образом изменит нашу жизнь», — отмечает  бывший руководитель комитета по поддержке и развитию малого и среднего предпринимательства мэрии Новосибирска, управляющий партнер DSO Consulting Сергей Дьячков, работающий со статистикой.

В то же время общественники считают закон серьезным запретом.

«Это дурость. Мы уже переживали период запретов во времена Советского союза. И чем это все закончилось, мы знаем. Есть опасения, что вот эти все зарегулированности – а государство пытается регулировать все сферы деятельности – могут привести к социальному взрыву, когда накапливается масса отрицательной энергии и переходит в протестную активность», — высказал предположение директор фонда содействия политическим и гражданским свободам «Гражданское согласие» Игорь Макаренко.

Вторжение в личную жизнь?

Многие опасаются, что теперь государство будет жестче следить не только за тем, что пользователи пишут, но и за тем, что «гуглят», читают и смотрят. Представитель Фонда защиты прав граждан убеждает, что бояться не нужно.

«Оценивайте реалии: нужно просто иметь ответственность за все, что вы делаете и быть готовым за это отвечать. Я не говорю, что надо себя ограничивать. Это абсолютно не говорит о том, что надо заниматься самоцензурой. Если вы не только что-то пишите, но и что-то читаете, будьте готовы ответить за то, почему вы это читаете. Это не значит, что вы не должны что-то читать, опасаться залезть на какие-то сайты (с вражеской информацией, сайты с информацией, считающейся непристойной и т.д.). Вы просто должны внутренне быть готовы ответить в любой аудитории, почему вы этим занимаетесь и почему вы будете этим заниматься, считая это верным», — говорит бывший руководитель департамента массовых коммуникаций Новосибирской области, активист Андрей Гладченко.

Константин посоветовал всем придерживаться принципа: в любом частном пространстве писать и высказывать только то и в таком виде, в каком готовы сказать это на площади.

«Первое, что я рекомендую современному человеку признать: более частного пространства у него не существует: нет семейных фотографий, нет интимных видео, все это появится когда угодно и где угодно. Если я кому-то что-то говорю, я задаю себе вопрос: а я готов сказать это публично?», — говорит он.

Кстати, Гладченко отметил, что с 2016 года уровень свободы в интернете опустился с 1000 баллов до 202. Этот показатель высчитывает Общество защиты интернета, которая занимается пропагандой свободы в интернете и ведет мониторинг этой свободы. «Для этого была придумана некая условная шкала, на 1 января 2016 года уровень свободы был принят за 1000 баллов. Каждый месяц определенный пул экспертов собирает новости, связанные с интернетом в России, и анализирует. Непрерывно с 2016 года уровень свободы в интернете уменьшается – было только два месяца, когда он повышался», — отмечает Андрей Гладченко.

«В нашей частной жизни все уже давно пасутся: контекстная реклама, у всех у вас практически включена геолокация. То есть нас постоянно отслеживают, и мы считаем, что это нормально – акций протеста нет», — добавляет юрист Константин Зиновьев.

Выходит, опасения россиян об изоляции русского интернета напрасны. Это вовсе не означает, что мы потеряем связь с миром за пределами России. Разве что интернет может замедлиться из-за технических проблем.

При этом отметим, что требования закона неизбежно отразятся на прибыли компаний-провайдеров цифровых услуг, а значит, есть вероятность, что для россиян интернет станет дороже. Но это уже совсем другая история.


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.