«Катастрофа у нас в головах»: ученые оценили масштаб трагедии в Норильске

Фото: thesun.co.uk

Российские ученые дали оценку аварии на ТЭЦ-3 в Норильске. Присвоение ситуации, сложившейся в Красноярском крае, статуса катастрофы, по мнению специалистов, преувеличение. У России есть все необходимое, чтобы решить проблему в течение нескольких лет.

Разгерметизация резервуара на ТЭЦ-3, принадлежащего «Норильско-Таймырской энергетической компании» (входит в группу «Норникеля») произошла 29 мая. В результате аварии на поверхность земли и в две реки Далдыкан и Амбарная попало более 20 тысяч тонн топлива. Через несколько дней о случившейся экокатастрофе говорили во всей стране. В Норильск стали стягивать силы МЧС. Также разные специалисты подсчитали ущерб, нанесенный экологии. По разным оценкам на ликвидацию аварии нужно потратить от 6 до 10 миллиардов рублей. Урон, нанесенный окружающий среде, страшно представить.

Фото: из открытого источника

Спустя несколько дней после начала активных действий в зоне поражения оценку происходящему дали российские ученые. На пресс-конференции  9 июня на актуальные вопросы ответили заведующий лабораторией водной экологии Института водных и экологических проблем СО РАН Владимир Кириллов (Барнаул) и научный сотрудник Института проблем нефти и газа СО РАН Лариса Ерофеевская (Якутск).

Они рассказали о перспективах смягчения последствий экологической катастрофы на Таймыре и методах очистки рек от нефтяного загрязнения.

Ядерное топливо более токсично, чем сырая нефть и способы очистки, восстановления и реабилитации нарушенной территории в этой ситуации уникальны, они будут зависеть от природно-климатических условий и состава нефтепродукта, а также от качества первого этапа технической рекультивации, отметила Лариса Ерофеевская.

Для полного восстановления биологических систем потребуется несколько десятков лет. Тем не менее  ученые сходятся во мнении, что наиболее эффективный способ ликвидации последствий аварии —  биологический, основанный на активации нефтеокисляющей или водородно-окисляющей микрофлоры. Ерофеева отметила, что в России на данный момент разработано немало препаратов, и часть из них можно использовать в условиях вечной мерзлоты к которой относится зона поражения — полуостров Таймыр.

Действия, которые практически сразу были произведены на месте аварии, ученые считают правильными — необходимо было собрать нефтепродукты и складировать их. Дальше для восстановления потребуется работа микробиологов. Задача специалистов — взять пробы с места разлива, наработать микроорганизмы и обратно внести их в почву.  Для решения проблемы необходимо четко выполнять инструкции специалистов, это позволит ликвидировать последствия аварии за 3-5 лет.

Оценку положения на водных объектах на пострадавшей территории дал заведующий лабораторией водной экологии Института водных и экологических проблем СО РАН Владимир Кириллов.

«Это очень, на мой взгляд, смелое заявление — катастрофа. Где произошло событие, какая система оказалась под воздействием этого разлива солярки? Это полуостров Таймыр — огромная территория, большая экосистема с хорошо развитой озерно-речной системой, в частности — пясемской. Но на территории этого образования уже 90 лет работает крупный промышленный комплекс, который насчитывает, по разным оценкам, до 70 предприятий. Это сложная по экологической обстановке территория. Мы говорим о катастрофе… Катастрофа — это масштабное событие. Если говорить о двух объектах, которые сейчас везде звучат в качестве объектов воздействия — реки Амбарная и Далдыкан — это 29 километров реки, которые начинаются с отстойника Надеждинского комбината, и изначально являются не рекой, а сточной канавой. Конечно, у неё есть статус, она имеет категорию, но всем надо признать, что добавка в реки Далдыкан и Амбарная — это авария, но не катастрофа», — рассказал он.

Ученый из Барнаула отметил, что река Амбарная протяженностью в 60 километров принимает стоки реки Далдыкан. Последняя в свою очередь неоднократно подвергалась влиянию человека и становилась «разноцветной». Воды этих двух рек впадают в озеро Пясино. Его площадь около 700 квадратных километров, а объем воды  — около пяти миллионов метров кубических.

Фото: famleisure.ru

«Тут катастрофы как таковой нет. Есть рядовое событие этого комбината. На сегодняшний день там насчитывается восемь шлама- и хвостохранилищ из которых все время на водозаборный бассейн озера Пясино поступают те или иные сточные воды с самым разным составом, и нефтепродукты из них, наверное, даже не самое токсичное», — добавил Кириллов.

Ученый отметил, что сегодня говорить о восстановлении экосистемы двух небольших рек не приходится. Самый значительный водный объект в этой ситуации озеро Пясино, из которого вытекает река, впадающая через 800 километров в Карское море. Многие сегодня переживают именно за него. Однако, заведующий лабораторией водной экологии успокоил — нефтепродукты, разлитые в результате аварии никогда не дойдут до моря, они значительно раньше лягут на дно других водоемов.

Деятельность, развернутая сразу после розлива солярки, была оценена учеными как верная. Сбор нефтепродуктов произведен, а теперь нужно дать природе возможность восстановиться. Сколько на это уйдет времени и средств — подсчитать невозможно. Как в один голос заявили коллеги из разных городов — подсчеты можно сделать после того, как все закончится.

Сегодня, по мнению специалистов, стоит совершенно другая задача — оказывать не скорую помощь во время таких аварий, а лечить систему взаимодействия разных институтов и ведомств. Аварию можно предсказать, а соответственно — предотвратить.

«Объявлять территорией экологического бедствия нужно не реки, а место, на котором расположен комбинат. Мы должны получить объективную картину об этой территории и тогда можно будет приять меры и по очистке рек и по предотвращению последующих аварий», — отметил Кириллов.

Резервуар ТЭЦ-3 Фото: sledcom.ru

Есть меры, которые могли бы повлиять на ситуацию уже сегодня, например, автоматические станции контроля качества воды в водоемах или тотальный экологический аудит. Об этом, по мнению специалистов, должны заботиться собственники предприятий, расположенных на загрязняемой территории.

«Катастрофа у нас в головах, а решение — в наших руках. Нужно только применить знания», — подытожил Кириллов.

Научные изыскания по вопросу загрязнения озера Пясино ученые проводили. Максимально допустимое загрязнение водоема составляет  1,5 тысячи тонн нефтепродуктов. Сегодня, безусловно, есть значительное превышение ПДК вредных веществ для обитателей реки, но река «справится».  Главное, по мнению ученых, не допускать возникновения последующих аварий.

Однако — это непростая задача. Сегодня подобных выбросов нефти только в ХМАО около двух тысяч в год…


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.