Психические микробы академика Бехтерева. Колонка Ю.Воронова

Пандемия коронавируса сопровождается информационными вбросами и общей повышенной тревожностью, доходящей иногда до паники. Эти сопутствующие процессы отодвигаются в сторону на фоне известий о смертях и поражениях легких. Но еще в конце XIX века выдающийся российский ученый В. М. Бехтерев выдвинул идею психических микробов

«В настоящую пору так много вообще говорят о физической заразе при посредстве «живого контагия» (contagiumvivum), или т.н. микробов, что, на мой взгляд, нелишне вспомнить и о «психическом контагии» (contagiumpsychicum), приводящем к психической заразе, микробы которой хотя и невидимы под микроскопом, но, тем не менее, подобно настоящим физическим микробам действуют везде и всюду и передаются чрез слова, жесты и движения окружающих лиц, чрез книги, газеты и пр., словом, где бы мы ни находились, в окружающем нас обществе мы подвергаемся уже действию психических микробов и, следовательно, находимся в опасности быть психически зараженными» .

«Не подлежит сомнению, — продолжал он, — что …психический микроб в известных случаях оказывается не менее губительным, нежели физический микроб, побуждая народы время от времени к опустошительным войнам и взаимоистреблению, возбуждая религиозные эпидемии и вызывая, с другой стороны, жесточайшие гонения против новых эпидемически распространяющихся учений».

Академик В. М. Бехтерев

В.М. Бехтерев предложил различать два процесса передачи психических микробов, разделяя их глаголами «внушать» и «убеждать». Существует крайний способ внушения — через разные варианты гипноза. Он показывает, что человеку можно внушать некоторые идеи или подталкивать его к определенным действиям вообще без участия его сознания. Но в большинстве случаев внушения сознание человека задействуется, но как бы в фоновом режиме. «…В отдельных случаях внушение действительно встречает сопротивление со стороны внушаемого лица, и, тем не менее, оно проникает в сознание, как паразит, после известной борьбы, почти насильственным способом».

Однако основная часть внушаемых не оказывает никакого сопротивления внушению, поскольку в этом процессе их сознание участвует только частично. Частичное участие сознания Бехтерев считает процессом необходимым для сохранения нормальной человеческой психики, для обеспечения гибкости сознания. Человек, который всегда подключает свое сознание полностью, не подвергнется внушению, но и не способен адекватно реагировать на изменения в окружающей его обстановке. Для более полного описания психической эпидемии В.М. Бехтерев вводит еще одну категорию — восприятие.

В большей степени это связано с еще одним способом распространения психических микробов, описанным В.М. Бехтеревым. Он отмечал: «Невольное внушение и взаимовнушение, будучи явлением всеобщим, действует везде и всюду в нашей повседневной жизни. Не замечая того, мы сами приобретаем в известной мере чувства, суеверия, предубеждения, склонности, мысли и даже особенности характера от окружающих нас лиц, с которыми мы чаще всего обращаемся. Подобное прививание психических состояний происходит взаимно между совместно живущими лицами. Иначе говоря, каждая личность в той или другой мере прививает другой особенности своей психической натуры и наоборот — принимает от нее те или другие психические черты».

И такой базовой чертой при эпидемиях является тревожность, которая от темы здоровья начинает распространяться на самые разные стороны человеческой жизни. Во времена Бехтерева не было современных информационных технологий, современные же врачи-психиатры предлагают, например, создавать в Интернете приятных роботов-собеседников, которые успокаивают людей. Обратиться к такому роботу может тот, кто корит себя за то, что он неделю назад пришел домой и не помыл руки, а из-за этого в его семье появился (или точно появится) смертельный коронавирус.

От Бехтерева — к делам текущим

Нет отдельной статистики по психическим заболеваниям во время пандемии, но проведенные в разных странах исследования свидетельствуют о том, что они усиливаются значительно быстрее, чем предполагалось, представляя собой самостоятельную острую проблему. Так, при обследовании 44 тысяч лондонских студентов после месяца самоизоляции было выявлено, что у 18 процентов из них появлялись мысли о самоубийстве или членовредительстве. В другом исследовании, которое Управление национальной статистики Великобритании (OfficeofNationalStatistics) провело среди людей старше 70 лет, было установлено, что 70 процентов из них отметили, что пандемия повлияла на их душевное состояние, а 20 процентов пожаловались на психические расстройства. Такие явления вряд ли можно связывать с целенаправленным внушением. Это — психозы, которые передаются через контакты, как и обычные вирусные инфекции.

В последнее десятилетие исследователи проблемы психического здоровья существенно продвинулись в инновационных методиках диагностики и улучшения психического здоровья. В мире в борьбе с пандемией сложились две стратегии поддержания психического здоровья населения. Первая состоит в том, чтобы высококвалифицированные психиатры оказывали помощь через неспециализированные медицинские учреждения. В психиатрическую клинику идут люди с высокими доходами, а в обычную — все. Накопленный опыт таких передвижек специалистов должен быть проанализирован, поскольку становятся очевидны границы его применения. Нужна подготовка психологов и психиатров, которые готовы идти не только в обычную поликлинику, но и в школы, дома, на места работы.

Вторая стратегия состоит в использовании цифровых технологий для усиления системы здравоохранения. Широкое использование мобильной связи всеми слоями населения предоставляет возможность отслеживания здоровья и дистанционной помощи нуждающимся со стороны психологов и психиатров. Этот метод более привычен для богатых стран. Но он уже не менее пяти лет практикуется и в сельских районах Индии.

Несмотря на широкое распространение этого метода, специалисты в этой сфере признают его ограниченность и рассматривают не как замену, а лишь как дополнение к привычным личным контактам между врачом и пациентом. Тем более что дистанционный контакт чаще всего ограничивается обменом текстовыми сообщениями, что редко оказывается успешным при серьезных психических расстройствах.

Более эффективным оказывается подключение к лечению тех людей, которые находятся рядом с пациентом и не имеют психических отклонений. Тогда врач должен работать преимущественно с ними для того, чтобы вокруг пациента складывалась спокойная благоприятная атмосфера, в которой снижается вероятность появления обострений и психозов. В общем, пандемия поставила перед специалистами по психическому здоровью много новых практических задач.

Одна из них — всплеск домашнего насилия. Его отмечают, прежде всего, британские медики. В Англии и Уэльсе они разобрали 1431 случай бытовых убийств во время пандемии и выявили, что 23 процента, совершивших преступление в течение года, до этого обращались к психологам или психиатрам, а 34 процента имели психические отклонения на момент преступления. В Швеции отмечают, что это, в основном, преступления мужчин против женщин. Основная часть преступников остается заранее нераспознанной, что говорит о неготовности психиатров и психологов к росту домашнего насилия во время пандемии. Показано, что уровень домашнего насилия выше не тогда, когда больше заболевших, а когда принимается больше мер по предотвращению заражений. Так что психическая эпидемия, сопровождающая коронавирусную, приводит сама по себе к немалым жертвам.
Поэтому в условиях, когда вы начинаете тревожиться о здоровье близких или о возможной потере бизнеса, помните: о психических микробах знали и более века назад. И поддаваться им не нужно.

Юрий Воронов

 


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.