Сибириада Ивана Курцевича

Сибириада Ивана Курцевича

У многих сибиряков прослеживаются белорусские корни. Да, сибирские белорусы сегодня не знают белорусского языка, но они сохранили преданность своим предкам — дедам, отцам, матерям, «сваей батькавщине». Они душой белорусы, они тянутся к белорусской культуре, для них святы белорусские праздники и обычаи, они любят Беларусь, стараются время от времени бывать на родине предков. Сегодня наш рассказ — о главе семьи  Курцевичей, которая сумела не только не растерять свои белорусские корни, но и обогатить суровый сибирский край своими знаниями, трудолюбием и жизненной силой.

Студент 5-го курса Томского политехнического института
Иван Курцевич

Заселение Сибири в конце XIX — начале XX века было очень интенсивным. Многие семьи из западных губерний Российской империи переселялись в Сибирь в стремлении создать своё хозяйство, приложить к нему свои рабочие руки.

Марк Курцевич с женой Пелагеей, детьми Викентием, Александром, Анной, Стефанидой и матерью Викторией в 1900 году переселяются из небольшого городка Крынки Гродненского уезда Гродненской губернии, где Курцевичи жили на протяжении нескольких столетий, в переселенческий участок Бизурань, что находился в Канском уезде Енисейской губернии.
Семья получает надел в 45 десятин (1 десятина равна 1,09 га) — по 15 десятин на каждого человека мужского пола, независимо от возраста (можно только улыбнуться обещаниям выделить по 1 га на человека в наше время переселенцам на Дальний Восток). На выданную ссуду в 100 рублей семья приобрела лошадь, корову, построили дом.

Марк, получивший хорошее по тем временам образование в Беларуси, пользовался большим авторитетом среди односельчан, и они избирают его старостой посёлка.

 

Много работали все — от мала до велика. Хозяйство стало разрастаться. В деревне Бизурань они жили зажиточно: большой дом, лошади — рабочие и выездные, сельхозтехника  — косилка, жатка, веялка и так далее, большое подсобное хозяйство. На праздники семейством выезжали в богато отделанной кошёвке, украсив лошадь шикарной выездной сбруей. Со своего надела Курцевичи собирали хороший урожай, которого хватало не только на пропитание, но и на продажу

 

Постепенно семья Курцевичей разрасталась. Женился сын Викентий — на девушке из семьи переселенцев из Могилевской губернии.

Четвёртый ребёнок в семье  Викентия Курцевича  родился 7 июля 1932 года. Сына назвали Иваном и были ему очень рады. Но спокойная жизнь большой семьи была нарушена в конце 1932 года, когда возобновилось административное давление на крестьян-единоличников с целью принуждения их вступать в сельскохозяйственные артели. Иннокентия Марковича предупредили соседи: зажиточное крестьянское хозяйство подумывают раскулачить, а его арестовать. Надеяться на милость властей Иннокентий Маркович не стал. В ночь собрал самые ценные вещи, запряг сани и с тремя старшими детьми — Михаилом, Николаем и Анной — подался подальше от обжитого места: к своей сестре в Канск. Маленького Ваню поручили заботам бабушки. Она увезла его в глухую сибирскую деревню к родителям жены одного из братьев. Всё нажитое имущество было экспроприировано. Так трагично закончилась мечта о собственном хозяйстве.

Трудолюбие и сильный характер, свойственные Курцевичам, помогли семье выдержать это испытание. Пять лет Иннокентий работал вдали от родных на приисках, а когда вернулся к семье, то решили переехать в посёлок Октябрьский в пятидесяти километрах от Бизурани, где он купил дом с приусадебным участком. Ваня повзрослел рано. Уже с двенадцати лет он начал ходить самостоятельно на охоту. Стрелять и заряжать ружьё его обучил старший брат Николай.

Посёлок Октябрьский не бедствовал. В нём располагался спиртзавод, леспромхоз. У завода — большая поселковая площадь. На ней — и трибуна для выступлений на митингах, и волейбольная площадка, и турник, и большой клуб мест на двести.  Было в посёлке и две школы. Школьные науки Ивану давались легко, нередко получал похвальные грамоты за отличную учёбу.

Пришла война. Отца Вани на фронт не взяли — по возрасту. Воевать на фронтах Великой Отечественной пришлось старшим Ваниным братьям. Годы военного лихолетья в Сибири были голодными. До сих пор Иван Иннокентьевич помнит, что хлеб отпускали по карточкам: на каждого иждивенца полагалось по 300-400 граммов сырой хлебной массы, замешанной на картошке. Особенно тяжёлыми выдались 1943—194 годы. Два года подряд засуха свела практически на нет главную еду военных лет — картофель.
Ваня стал главным помощником матери по хозяйству. В том же году впервые пришлось ему ехать в Канск продавать собранные в лесу ягоды, чтобы хоть немного заработать на пропитание. На вырученные деньги покупали самое главное — хлеб.

После окончания семи классов он всё лето проработал вместе с отцом, который к тому времени уже вышел на пенсию, на заготовке стройматериалов. Заработанных денег хватило, чтобы доехать до Красноярска и поступить в речной техникум. Но вернувшийся с фронта брат Николай всё же уговорил его продолжить учёбу в школе, а затем поступить в институт. В итоге Иван окончил Томский политехнический институт.

В Томске он познакомился и со своей будущей женой Ниной, также из семьи переселенцев из Беларуси, из Полоцка.

По окончании вуза Иван Курцевич получил назначение в Новосибирск, в топливно-энергетическую инспекцию министерства путей сообщения «Сибтранстоп». Его направили в одно из подразделений организации — в Прокопьевск. За год надо было изучить марочный состав углей, добываемых шахтами, их разделение по сортам, работу химлабораторий и погрузочно-разгрузочных управлений, формирование маршрутов и работу углесбытов. Должность — старший инспектор, в подчинении — 13 сотрудников. Так начиналась рабочая и семейная жизнь Ивана Иннокентьевича и Нины Дмитриевны, которая стала преподавать немецкий язык в школе.

Через восемь месяцев Ивана переводят в Новосибирск. Рождение сына Саши практически совпало с получением ключей от первого собственного жилья — комнаты в 16 квадратных метров в доме на улице Коммунистической. Через два года родилась дочь Надя.

В Новосибирске Иван Курцевич  стал работать в должности главного инженера. Он контролировал качество угля, поступающего с шахт Кузбасса. В 1957 году начали добывать уголь открытым способом, то есть срезали слой земли глубиной 30-70 метров и экскаватором брали уголь. Курцевич направил в Москву свои предложения по определению качества угля, добытого таким методом. После чего Ивана вызвали в Министерство путей сообщения для доклада по этому вопросу. После этой командировки в Москву Ивана назначают заместителем начальника «Сибтранстопа».

В 1963 году Ивана Курцевича приняли в члены КПСС. В апреле 1965-го его назначают начальником «Сибтранстопа» МПС. По меркам дореформенного министерства — должность полковника. Было ему тогда 32 года.

Несмотря на большую загруженность на работе, Иван продолжает много времени проводить с семьёй, с детьми. В середине 60-х начали в стране создаваться садовые товарищества. В 1966 году такой кооператив создали и при управлении дороги. Выбрали для себя участок в таком кооперативе и Курцевичи. Так постепенно и обживались. Авторитет на работе, а вместе с ним и возможности Ивана Курцевича росли. Вскоре он с семьёй стал жить в большой квартире на улице Урицкого.

Успехи Ивана Курцевича в работе отмечались как на областном уровне, так и на министерском. В 1971 году Указом Верховного Совета СССР его наградили орденом «Знак Почёта». В 1974 году министром путей сообщения Ивану было присвоено звание «Почётный железнодорожник». В 1975 году ему предлагают перевестись в Центральный аппарат МПС. Но Иван отказался, так как дети учились в институтах и были бы проблемы с их переходом в московские вузы. К тому же — не было гарантии по трудоустройству жены. Так что интересы семьи взяли верх над карьерными перспективами.

Иван Курцевич в эти годы, помимо основной работы, забот о семье, преподаёт в Новосибирском институте инженеров железнодорожного транспорта. Он также много пишет в различные СМИ страны о насущных задачах развития отрасли. Его статьи публикуют такие известные в те времена на весь Союз газеты как «Правда» и «Гудок».

В конце 80-х годов прошлого века начались серьёзные изменения в политической и экономической жизни государства. Началась перестройка и внутри МПС. «Сибтранстоп» становится топливно-энергетической компанией, а Иван Курцевич — её первым директором. Своё 60-летие он отмечал в Москве, в министерстве, куда был вызван с очередным отчётом.  В 1998 году Иван Курцевич перешёл работать в компанию своего сына, возглавив юридический отдел.

В 2005 году Иван Курцевич уходит на пенсию, но продолжает работать. Сейчас он всё такой же: бодрый и энергичный. Как глава семьи помогает советом не только своим детям и внукам, но к нему обращаются родственники из Иркутска, Красноярска, Канска. Иван Иннокентьевич активно участвует в жизни историко-культурной общественной организации «Белорусская Сибирь», которую он создал вместе со своими сыном и внуком. История — увлечение Ивана Иннокентьевича, которое он проносит через всю свою жизнь.

Павел Разуваев

Поделиться:

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Поделиться:

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *