Александр Невский — известный и неизвестный

В этом году отмечается 800-летие со дня рождения древнерусского князя Александра Ярославича Невского. Он считается великим полководцем, разгромившим шведов на Неве и немецких рыцарей на Чудском озере. В 2008 году был выбран «именем России», заняв первое место по результатам открытого голосования среди наших соотечественников.

Об исторических заслугах Александра Невского, а также о том, почему он занял первое место среди знаменитых деятелей, «ЧС» попросила рассказать известного историка, главного редактора научно-исторического журнала «Сибирский Архив» доктора исторических наук Владислава Кокоулина.

— Владислав Геннадьевич, как Вы считаете, почему Александр Невский стал «именем России»? Связано ли это с его реальными историческими заслугами или с тем, что он просто более известен, чем, например, Владимир Мономах?

— К сожалению, историкам об Александре Невском известно не так много. Летописные рассказы о нём достаточно скудны и противоречивы, его «житие» — это всё-таки не биографическое описание. Многие страницы его биографии до сих пор остаются предметом научных дискуссий и споров, а некоторые моменты вообще не освещаются источниками. Безусловно, историки сделали много для изучения истории нашей страны в годы правления Александра Невского, есть достоверные реконструкции тех событий, которые мы знаем под названиями «битва на Неве» и «Ледовое побоище». И, как ни парадоксально это звучит, тот Александр Невский, о котором рассказывается в учебниках, который показан в кинокартинах и которому ставят памятники, имеет мало общего с реальным историческим Александром Невским и его эпохой.

— Почему так получилось?

— В данном случае мы имеем дело с феноменом политики исторической памяти, которая выбирает в истории из реальных фактов то, что необходимо для решения каких-либо идеологических, внешне- или внутриполитических задач. Конечно, наши представления об Александре Невском основываются на реальных фактах — он действительно был древнерусским князем, воином и политиком, участвовал в двух известных сражениях. Но ведь историческая память способна формировать собственный образ прошлого и потом закреплять его в массовом историческом сознании.
Если совсем упростить картину, то «победителем шведов» Александр Невский стал в петровскую эпоху, когда перед Россией стояла задача борьбы за выход в Балтику, а противником был выдающийся полководец — шведский король Карл XII, который хотел сделать Балтику «шведским морем». Соответственно, «победителем немцев» древнерусский князь стал накануне Великой Отечественной войны. Причём, любопытно отметить, что после заключения пакта Молотова-Риббентропа Александр Невский на краткий период до начала Великой Отечественной войны перестал «побеждать немцев».

— Получается, что эта фигура приобретала те качества и свойства, которые были нужны в целях пропаганды? А каков, кстати, был образ Александра Невского после Октябрьской революции? Каким его хотели видеть большевики?

Кадр из фильма «Александр. Невская битва», 2008 г.

— Примерно до 1936 года Александра Невского целенаправленно стирали из исторической памяти. Он совершенно не вписывался в революционную идеологию большевиков. Действительно, он относился к «эксплуататорским классам» — был представителем феодалов, которые «угнетали крестьян»; он боролся с новгородским вече и Новгородской Республикой за установление авторитарной диктатуры; церковью, с которой вели борьбу большевики, он был объявлен «святым»; а его «великорусский» образ не соответствовал интернациональной идеологии большевиков в первое десятилетие их правления.
Иными словами, большевики полностью отрицали формулу «самодержавие — православие – народность», заменяя её «диктатурой пролетариата — атеизмом – интернационализмом». А Александр Невский символизировал все три аспекта первой формулы и полностью отрицал все три аспекта второй.

Поэтому в первом советском учебнике истории академика М.Н. Покровского (того самого, который разъяснял, что «история — это политика, опрокинутая в прошлое») Александр Невский вообще не упоминался. Лишь в сводных таблицах в конце учебника имя древнерусского князя называется, но в весьма критическом контексте.

Если посмотреть первые советские энциклопедии, то они также изображают Александра Невского «классовым врагом», а его победы над Швецией, литовцами и «ливонцами» — как эпизоды в деятельности этого самого «классового врага».

Можно вспомнить также скандальную историю со вскрытием раки с мощами Александра Невского, которую большевики постарались использовать для атеистической пропаганды. Александр Невский становится «героем» антирелигиозных карикатур.

Трудно сказать, чем бы закончилось вытеснение Александра Невского из массового сознания, если бы не изменились обстоятельства.

— Вы имеете в виду угрозу со стороны фашистской Германии?

— Конечно. А также и то обстоятельство, что Сталину в 1930-е годы потребовалось создание новой «патриотической» истории, которая должна была повысить любовь советских граждан к своей стране и политическому руководству. Но и фактор угрозы войны со стороны Германии сыграл свою роль.

Давайте вспомним, что происходило в СССР в середине 1930-х годов. Советская пропаганда позиционировала Сталина как «отца народов», не только тесно связанного с «народами», но и возвышающегося над ними. Ежедневно газеты и радио предупреждали об опасности «извне» и «изнутри» страны, сообщали о предателях и «врагах народа». Единственным выходом из этой ситуации предлагались ожесточённая борьба и сплочение вокруг вождя народа. И всё сильнее чувствовалась угроза со стороны фашистской Германии. Фигура Александра Невского, которую не удалось полностью вытеснить из исторической памяти, как нельзя лучше отвечала задачам пропаганды. Но «реабилитирован» он был не полностью. Его аспект «святого» был оставлен без внимания, зато на первый план выдвинулись его роли политика и полководца, который боролся за «свободу и независимость Родины».

На первый взгляд, задача казалась непростой. Ведь ещё буквально вчера древнерусского князя шельмовали как «представителя эксплуататорского класса феодалов». Но выход был найден относительно простой. Обратились к Карлу Марксу, давшему положительную оценку военным заслугам Александра Невского, который «окончательно» отбросил «прохвостов-немцев», «этих сволочей» и «псов-рыцарей» от русской границы. Характерно, что эти три характеристики немецких рыцарей стали постоянно фигурировать в любых текстах, посвящённых Александру Невскому.

А дальше в дело было пущено самое мощное орудие советской пропаганды…

— Вы имеете в виду фильм Сергея Эйзенштейна «Александр Невский»?

— Да. Ещё Ленин называл кино «важнейшим из искусств». Это был идеальный инструмент для пропаганды. Ведь очень многие в нашей стране в те времена не умели читать и писать, зато кинокартина была доступна всем, она говорила с советскими людьми понятным и запоминающимся языком. Давайте вспомним, что Сталин лично редактировал все сценарии и просматривал все кинокартины перед тем как они будут выпущены на широкий экран.

Если обратиться к творчеству Сергея Эйзенштейна, то мировую известность ему принёс «Броненосец Потёмкин», снятый в 1925 году. Но постепенно он уходил на второй план, и о нём почти забыли. «Вспомнил» его Сталин, поставив задачу снять фильм про древнерусского князя.

Фильм был снят в кратчайшие сроки. Конечно, не только современные историки, но и историки того времени обращали внимание на то, что кинематографический Александр Невский имел лишь самое общее сходство с реальным древнерусским князем, а многие эпизоды из его биографии, имеющие документальное подтверждение, вообще были опущены. Но никто и не требовал снимать исторический фильм. Это был фильм только по внешнему виду исторический, а в реальности — он базировался на мифологической основе, приспособленной к пропагандистским задачам.

Но что бы сегодня ни говорили о том фильме, он оказал настолько мощное влияние не только на массовые представления об Александре Невском, но и на его изображение в учебной литературе. Весьма примечательно, что картины Невской битвы и Ледового побоища в современных учебниках истории будто списаны с кинокартины Эйзенштейна. Хотя, начиная с конца 1950-х годов, историки проделали громадную исследовательскую работу, которая позволяет реконструировать реального князя Александра Невского и его реальную историческую деятельность. Она, конечно, значительно отличается от мифологического представления, но, должен сказать, реальная история не менее интересна и поучительна, чем мифологический образ древнерусского полководца и его битв.

— Тем не менее, следует признать, что современные массовые представления об Александре Невском отличаются от того образа, который представлен в кинокартине Сергея Эйзенштейна.

— Действительно, это так. Хотя, скорее, не отличаются, а дополняются иными смыслами и символами. Ведь воином и полководцем он по-прежнему остаётся.

Памятник Александру Невскому
в Санкт-Петербурге, открыт в 2002 году

Новые смыслы образа Александра Невского стали актуализироваться в период Перестройки, когда помимо официальной государственной идеологии появились другие версии исторической памяти. Мы помним, что активным участником «восстановления исторической истины» в эти годы стали политические, общественные и религиозные организации, региональные власти, вузовские преподаватели истории, публицисты.

Именно с периода Перестройки происходит быстрое восстановление образа Александра Невского как «святого». На заключительном этапе Перестройки на эту тему даже был снят кинофильм. Это продолжалось и в 1990-е годы, продолжается и сегодня.

Давайте посмотрим на памятник Александру Невскому, открытый в Санкт-Петербурге в 2002 году. Характерная деталь — памятник был открыт в День Победы в Великой Отечественной войне, символизируя связь Александра Невского с этим событием. Если обратиться к самому памятнику, то мы видим, что на лицевой стороне постамента высечен восьмиконечный православный крест, а перед постаментом установлена стилизованная под свиток бронзовая доска с надписью: «Святому благоверному великому князю Александру Невскому». Таким образом, в этом памятнике сливаются все его прежние ипостаси: православный святой, военный герой, символ допетровской Руси, борец с католическим Западом.

Кадр из фильма Сергея Эйзенштейна
«Александр Невский», 1938 г.

Но добавляется ещё один смысл, которого не было в исторической памяти в досоветский или советский период — аспект евразийский. Его стали изображать как противника Европы, но, в то же время, — «союзника» Азии. Достаточно посмотреть учебники истории, выпущенные в 2000-е годы. Так, в переиздававшемся неоднократно учебнике под редакцией академика Сахарова Александр Невский не только ведёт борьбу с литовцами, шведами, немцами, но и прибегает в этой борьбе к помощи ордынской конницы. Более того, автор учебника рассказывает о «дружбе» между Александром Невским и Батыем, который поддерживал усилия древнерусского князя по отражению агрессии с Запада. Мало кто знает, но в сценарии фильма Эйзенштейна первоначально рассказывалась история о поездке Александра в Орду и его отравлении. Но в те времена не нужен был образ князя, который успешно действовал не только на западном, но и на восточном направлении, тем более, что его взаимоотношения с Ордой оценивались неоднозначно.

Конечно, учебники читают, в основном, школьники и студенты. А для «взрослой» аудитории образ Александра Невского формируется, как и прежде, средствами кинематографии.

— Есть ли конкретные примеры?

— Давайте обратимся к кинокартине «Александр. Невская битва» режиссёра Игоря Калёнова, вышедшей на экраны в 2008 году. Здесь на первый план выдвинута личная жизнь князя — женитьба, свидание с будущей женой. Князь Александр Невский показан весёлым и беззаботным русским парнем, у которого энергия кипит, но он не знает, куда приложить свои силы. Образ былинного богатыря, созданный Эйзенштейном, в этом фильме редуцируется до смешного и никчемного молодого человека, который ведёт себя, как подросток, не вызывая ни интереса, ни симпатии, ни антипатии.

А на первый план выдвинута как раз евразийская линия. Зрители видят посла хана, который приехал к Александру. Это мудрый, доброжелательный и самоотверженный в исполнении долга слуга великого хана, который соглашается с Александром в том, что дань платить ему не нужно, а необходимо «разобраться» с западными «партнёрами». Когда сподвижники Александра Невского возмущаются таким тёплым приёмом, то Александр разбивает их доводы одним аргументом: «Кочевники враги нам, но веру свою не навязывают».

Любопытно, что в этом фильме можно увидеть реалии не древнего Новгорода, а современной этому фильму России.

Во-первых, показан «заговор», причём, не только против Руси, но и против самого князя. Характерна сцена, когда князя новгородцы-предатели пытаются отравить. К этому добавляются фигуры бояр-предателей, которые хотят продать родину католикам, чтобы «жить на западный манер».

Во-вторых, слишком явно показано отрицательное отношение к новогородскому вече и новогородским традициям. Подтекст данных сцен в фильме достаточно очевиден: боярская республика — это «плохо», а княжеское единовластие — это «хорошо». Некоторые сцены, показывающие бояр готовыми ради личной выгоды продать интересы древнерусского Отечества, ассоциируются с противоборством власти с олигархами в начале 2000-х годов. Хотя вряд ли это было сделано умышленно, скорее всего, создатели фильма просто отразили стереотипы и клише, бытовавшие в массовом сознании периода его создания.
Всё это позволяет заключить, что фильм имеет современный политический посыл. Россия противостоит Западу и вынужденно вступает в перемирие с не менее агрессивным Востоком. А для сохранения единства Отечества требуется «сильная» власть, способная мобилизовать «народ» на борьбу с врагом.

Таким образом, Александр Невский оказался на пересечении нескольких линий развития исторической памяти в современной России: заказом на патриотизм, усилением государственной власти, активизацией православной церкви в идеологической сфере, поворотом во внешней политике в сторону стран Азии. В итоге древнерусский князь приобрёл такие «измерения», которых реальный Александр Невский никогда не имел. Мифологический Александр Невский стал первым «евразийцем», родоначальником самодержавной власти и объединителем русских княжеств.

Кстати, Александр Невский — не единственная значимая фигура для политики исторической памяти. Он символизирует собой «патриотизм» и «противостояние Западу», в то время как Ярослав Мудрый, напротив, символизирует «открытость Западу», стремление наладить отношения с Европой, ведя борьбу с «Азией» — кочевниками-печенегами.

Поделиться:

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.