Андрей Коновал: «Всё зависит от готовности медиков отстаивать свои права»

Новосибирские врачи за работой. Фото Кирилла Бунькова

Новосибирские врачи за работой. Фото Кирилла Бунькова

День медицинского работника отмечается в России ежегодно в третье воскресенье июня: в этом году он выпал на 20-е число. К этой дате ЧС-ИНФО взял интервью у сопредседателя Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрея Коновала. Он рассказал о том, в какую сторону следует реформировать систему здравоохранения в стране, и о том, какие основные проблемы мучают сейчас медиков: на конкретных примерах из регионов Сибири.

— Какие проблемы в сфере соблюдения прав медицинских работников вы могли бы выделить в современной России?

Андрей Коновал
Андрей Коновал

 — Основные проблемы связаны с тем, что у большинства медицинских работников трудовая нагрузка выше нормативной, по нашим оценкам, в два-три раза: в зависимости от должности и специальности. Это связано и с дефицитом кадров и с низкой зарплатой.

Да, есть майские указы 2012 года, которые официально были выполнены по основным параметрам повышения зарплат к 2018 году. Но по факту это крайне далеко от действительности, поскольку статистическая методика исходит из расчета средней зарплаты не на ставку, а на человека. Соответственно, туда попадает оплата всех переработок, связанных как с дополнительным рабочим временем — работа по совместительству, сверхурочные, привлечение работников в их выходные дни, — так и дополнительная нагрузка в рамках рабочей смены (которая иногда даже не оплачивается). Например, медсестра или врач стационара обслуживает больше коек, чем положено, или участковый терапевт ведёт приём пациентов не только со своего участка, или на его участке проживает больше человек, чем положено по нормативам. Соответственно, такой подход к исполнению майских указов все эти годы стимулировал чиновников и руководство медучреждений к тому, чтобы саботировать  решение проблемы дефицита кадров.

Вдобавок очень часто переработки не фиксируются и не оплачиваются. А чтобы сотрудникам доказать нарушение своих прав, необходима правовая грамотность, независимый суд и поддержка профсоюзов. Ведь работник может выиграть суд, но проиграть битву с работодателем, и в итоге лишиться рабочего места с применением избирательного дисциплинарного преследования, буллинга (травли)…

Есть ещё специфические проблемы, связанные со страхом уголовного преследования. У нас отсутствует система страхования ответственности медработников и медучреждений за ненадлежащее оказание медицинской помощи, за так называемые «врачебные ошибки». Поэтому,  пациент или его родственники, стремясь компенсировать потерю, нередко обращаются в правоохранительные органы. Чаще всего, эти заявления не обоснованы, там нет состава уголовного преступления. Часть из них отпадает еще на стадии доследственной проверки, большая доля заводимых уголовных дел оканчивается оправдательными приговорами. Однако можете себе представить, какому стрессу подвергаются люди, которых обвиняют? У большинства медиков зарплаты низкие и обеспечить серьезную юридическую защиту они себе не могут. Хотя лишь небольшая часть таких дел заканчивается обвинительными приговорами, но всё равно это всегда большой стресс. И это при том, что обвиняют конкретных медиков, а причиной проблемы может быть сама система. Например, человек может допустить какую-то ошибку, потому что перегружен и измотан. Нередко вообще нет ничьей вины, просто врачи проиграли бой за здоровье или даже жизнь пациента – так бывает, это часть профессии.

— В чём может быть причина всех этих проблем?

— Корень проблем не только в том, что деньги на здравоохранение расходуются не столь эффективно, как хотелось бы.  Проблема в том, что денег на эту сферу выделяется меньше необходимого. Есть объективный показатель: общий объем финансирования в сравнении с ВВП. Расходы на здравоохранение в России редко поднимались выше 3,5% ВВП, при этом так  называемые «новые страны» Западной Европы, сопоставимые с Россией по уровню экономического развития,  выделяют на это 5%, а в «старых странах» данный показатель в два с половиной раза выше. Чтобы решать кадровые и другие проблемы здравоохранения, нужно увеличить финансирование отрасли как минимум в 1,5 раза, то есть довести хотя бы до пяти-шести процентов ВВП. Тогда можно будет рассчитывать на серьезные изменения. В том числе улучшится и положение медработников. 

— Видите ли вы какое-то движение вперед в решении этих проблем, или напротив, становится только хуже?

— Мы видим, что наша работа, наша борьба, как независимого профсоюза, приносит свои результаты —  и на локальном уровне, и подчас даже на уровне целых регионов. Нам удаётся добиваться повышения оплаты труда, сохранения дополнительных отпусков и других гарантий, обеспечения медиков средствами индивидуальной защиты и других изменений.

Но главная задача – это чтобы позицию профессионального сообщества слышали на федеральном уровне, там принимаются ключевые управленческие решения. Медики в последние годы – одна из самых активных групп работников в России в отстаивании своих прав.

Пик протеста пришёлся на 2019 год  — только наш профсоюз вел в 2019-м «итальянские забастовки» скорой помощи («работа по правилам») в шести регионах страны. На фоне протестных выступлений руководством государства было принято решение о необходимости изменения системы оплаты труда в здравоохранении. К сожалению, пандемия на год задержала реализацию, но разработка системы оплаты труда ведётся: с 1 ноября начнётся внедрение пилотного проекта в семи регионах. Мы очень рассчитываем на эту реформу, вносим свои предложения, готовимся к мониторингу ее реализации, но если в этой работе мы не получим поддержку, то особого смысла не будет.  

— Обращались ли к вам за помощью медики из Сибири, и с какими проблемами?

— Первичные организации нашего профсоюза действуют во многих регионах Сибири: в Новосибирске, Ангарске, Иркутске, Красноярске, Кемерово, Нерюнгри и других городах. Обращения от медиков, как и везде, в основном связаны с переработками, высокой нагрузкой, низкими зарплатами…

Например, одним из приемов манипуляций чиновниками сибирских регионов в рамках действующей системы оплаты труда является сознательное занижение должностных окладов. Кое-где они были  в 2-2,5 раза меньше, чем в европейской части России. Это делалось, чтобы обойти требования федерального законодательства, по которым должна обеспечиваться повышенная зарплата в связи с более суровыми условиями жизни (так называемый «северная надбавка», районный коэффициент). 

— Есть ли ещё какие-то проблемы, имеющие системный характер для Сибири?

— Одна из серьезных проблем– фактическое уничтожение младшего медперсонала в стационарах: это санитарки и младшие медсестры. Несколько лет назад появился стандарт, разделяющий эти специальности, но исторически так сложилось, что санитарки и младшие медсестры исполняют одни и те же работы: уход за пациентами, дезинфекция… При этом, чтобы не повышать зарплату по «майским указам», с 2013 года их стали массово переводить в уборщики. Вдобавок они при этом лишались и медицинского стажа и дополнительных оплачиваемых отпусков. Нередко еще и трудовая нагрузка возрастала, так как прежние обязанности с них никто не снимал, но добавляли новые. Также это не лучшим образом сказалось на условиях содержания пациентов.

В Анжеро-Судженске (Кузбасс), например, до сих пор продолжается длительная борьба по этой теме. Для нас важно было в судебном порядке доказать, что сокращения медперсонала является незаконным и противоречит нормативной базе. Хотя и раньше нередко нашим активистам удавалось восстановиться на прежней должности, но чаще всего это было связано с нарушением работодателями формальной процедуры сокращением штата и перевода сотрудников. Но в Анжеро-Судженской горбольнице ликвидации в 2019 году подверглось более 100 ставок младшего медперсонала. Сначала нам удалось «отбить» от сокращения около десяти ставок, потом восстановить по суду еще пять уволенных медсестер на основании нарушения работодателем формальной процедуры увольнения. Но уже в этом году после длительного судебного процесса, в ходе которого мы дошли до кассационной инстанции, наш профсоюз одержал принципиально важную победу – восстановление младшей медсестры роддома на основании того, что само решение о сокращении штата младшего медперсонала было незаконным, противоречащим задачам оказаниям медицинской помощи! Подлежит отмене сам приказ о сокращении  ставок младших медсестер в родильном отделении..

Несмотря на то, что больница пытается оспорить это решение, мы уверены, что в основных параметрах оно сохранится. Еще одно прецедентную победу такого же рода одержали  наши санитарки в Пермском крае, которых также пытались перевести в уборщицы. Теперь, опираясь на эти прецедентные судебные решения, мы намерены начать масштабную кампанию по всей стране за восстановление сотен тысяч работниц в правах младшего медперсонала.

Есть и другие яркие примеры работы «Действия» в Сибири. Вот в Кемерово в 2019 году власти готовились передать оказание скорой помощи по ОМС всей правобережной части города  (это треть его территории)… частной фирме!  Однако коллектив Правобережной подстанции   вступил в наш профсоюз и начал кампанию против такого решения. Чиновники и коммерсанты были вынуждены отказаться от  своих планов.

— Что, на ваш взгляд, могло бы сделать государство на сегодняшний день, чтобы проблем у медиков стало меньше?

— Помимо необходимости увеличить финансирование медучреждений, о чем я уже сказал выше,  необходимо отказаться от нынешней «псевдостраховой» модели организации здравоохранения. Нужно устранить посреднические структуры, такие как частные страховые компании. В рамках системы ОМС им поручили контролировать распределение государственных средств, которые собираются через отчисления в фонд обязательного медицинского страхования с зарплат всего населения. Также существенные деньги за неработающее население в программы ОМС идут из региональных бюджетов. Получается, что частные страховые компании не рискуют своими деньгами, а просто снимают своего рода «административную ренту» в виде штрафных поборов с медучреждений. При этом проводимые ими проверки оформления медицинской документации практически не влияют на повышение качества медицинской помощи.

В рамках мирового опыта встречаются успешные примеры страховой модели здравоохранения, однако с точки зрения соотношения затрат и качества всё-таки менее эффективной, чем бюджетная модель финансирования, которая принята во многих западноевропейских странах. Считаю, что стоит двигаться к бюджетной модели, где медучреждения не должны будут заниматься вопросом зарабатывания денег, как это происходит сейчас, будучи переведены фактически на самоокупаемость при заниженных тарифах, а станут финансироваться в полном объёме в зависимости от тех задач, которые реально выполняют. И они не должны наказываться рублем за проблемы, которые возникают не по их вине. 

— Какие ещё новые законы стоит принять, чтобы улучшить положение медицинских работников?

— Очень важно усилить уголовную ответственность за нападение на медработников или их оскорбление при исполнении должностных обязанностей. Несколько лет назад был принят закон по этому поводу, но там говорится, что ответственность возрастает только в случае, если нападение нанесло ущерб оказанию помощи пациенту. То есть, если ударили, например, врача, но он всё равно успешно оказал помощь пациенту, то ответственность для нападавшего наступает в общем порядке. А вот если медик из-за удара, к примеру, потерял сознания и не смог спасти пациента, тогда ответственность возрастает. Но надо, чтобы нападение на медработника при исполнении было приравнено к нападению на полицейского и другим госслужащим.

Помимо этого, конечно, должны соблюдаться штатные нормативы:  не должно занижаться количество ставок, которые полагаются федеральными нормами, должны соблюдаться нормы трудовой нагрузки, причем они должны пересматриваться в сторону уменьшения. Я считаю, что 12 минут в среднем на приём одного пациента — это очень мало. Иногда требуется и полчаса, и час. Врач должен иметь возможность перевести дух, обстоятельно и спокойно работать с пациентом, успеть правильно заполнить документацию (иначе его оштрафуют), а не спешно «вести поток». 

 — Что бы вы хотели пожелать медикам в их профессиональный праздник?

— Хочется поздравить медработников и пожелать, чтобы они сохраняли ту мотивацию, которая у них была, когда они выбирали профессию. Чтобы всегда сохранялся творческий и  гуманистический характер труда. И, главное, чтобы они не боялись и были готовы к  защите своих трудовых прав, чтобы больше доверяли себе и своим коллегам, чтобы массово вступали в независимые профсоюзы.

Поделиться:

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *