ИНВ: инструмент тонкой финансовой настройки

С. Карпекин

Инвестиционный налоговый вычет (ИНВ) был введен в действие в 2019 году региональным Законодательным собранием в виде изменений в Закон «О налогах и особенностях налогообложения отдельных категорий налогоплательщиков в Новосибирской области». Мера эта пришлась «ко двору»

Если в первый год работы механизма инвестиционным налоговым вычетом воспользовалось девять организаций на общую сумму почти 300 миллионов рублей, то только за I полугодие 2020 года эта цифра составила 11 организаций на общую сумму около 200 млн рублей. Эти данные были озвучены во время экспертной сессии «Региональная политика 2030: решения для запуска нового инвестиционного цикла» форума «Сильные идеи для нового времени».

Много это или мало? Если прибегнуть к сравнительному анализу с другими российскими регионами, то Новосибирская область относится к числу лидеров по востребованности вычета наряду с Ростовской, Самарской и Челябинской областями, у них не менее десяти компаний, воспользовавшихся этим инструментом. Но, с другой стороны, учитывая масштаб региональной экономики, этого крайне мало. В чем причина? За комментарием мы обратились к президенту Межрегиональной ассоциации руководителей предприятий Сергею Карпекину.

— Сергей Вадимович, на данный момент эффективность применения инвестиционного налогового вычета достаточно низкая. Хотя Новосибирская область и занимает одну из лидирующих позиций в этом вопросе, бенефициаров можно пересчитать по пальцам. Почему это происходит, учитывая очевидную востребованность этого инструмента, о чем говорят и представители бизнес-сообщества, и представители власти? Какие шаги уже предприняты Межрегиональной ассоциацией руководителей предприятий и что необходимо сделать дополнительно, чтобы изменить ситуацию к лучшему?

— Предыстория вопроса такова: когда в 2017 году появились изменения в Налоговый кодекс, мы, МАРП, занялись данным вопросом. Хочу пояснить: инвестиционный налоговый вычет по налогу на прибыль — это не льгота. Это, можно сказать, еще одна форма амортизации — наравне с ускоренной амортизацией имущества и оборудования или амортизационной премией. Налоги, которые предприятие не заплатит в какой-либо период времени, на который распространяется этот налоговый вычет, все равно впоследствии будут оплачены, бюджет не потеряет эти деньги, ведь ставка налога не снижается до нуля, а снижается до пяти процентов (за это, кстати, пришлось побороться). Нашим достижением я считаю также тот факт, что изначально вычет предполагалось установить лишь на один налоговый период — сегодня он предоставляется на пять таких периодов. Простая математика: приобретя сегодня оборудование (технологические линии, станки, машины) соответствующей амортизационной группы от третьей до седьмой, предприятие амортизационную стоимость купленного оборудования может зачесть в счет уплаты налога на прибыль — не платить его в размере 20 процентов, а заплатить в размере пяти. Но, учитывая то, что по закону в отношении этого имущества не применяется амортизация, применяется другой инструмент — инвестиционный налоговый вычет, в дальнейших налоговых периодах затраты будут компенсированы. Это возможность, сделав внутренние инвестиции (источником которых является прибыль), не обременять предприятие необходимостью уплаты налога. Это хорошая норма, и мы рады, что она появилась, поскольку до 2002 года существовала норма о льготировании 50 процентов прибыли, которая направляется на инвестиционные цели — затем её отменили, и стимулы вкладывать собственные доходы в техническое перевооружение исчезли. Я рад, что нам удалось убедить региональное правительство в необходимости данного инструмента, в результате чего был принят закон пока ограниченного спектра применения — для обрабатывающей промышленности. Хотя на тот момент и это являлось достижением, поскольку изначально планировалось предоставлять вычет лишь предприятиям, включенным в реестр инвестиционных проектов Новосибирской области, а это лишь полторы сотни предприятий. Самое главное при этом, что мы смогли аргументированно объяснить, что новым инвестиционным проектам инвестиционный налоговый вычет, по сути, не нужен, поскольку в период строительства, запуска прибыль предприятие не имеет, а значит, и компенсировать нечего, а заявить вычет можно только на сумму, потраченную в текущем году. То есть в таком разрезе для ограниченного списка новых проектов эта мера ничего не дает. На тот момент это, несомненно, стало нашей победой, поскольку даже Минфин, который про компенсацию выпадающих доходов тогда не знал, тем не менее, согласился на такой эксперимент. Нужно сказать, что предприятий, воспользовавшихся инвестиционным налоговым вычетом, в Новосибирской области пока не много, но полученные ими суммы — весьма приличные: в 2019 году, например, это порядка 300 миллионов рублей. Вывод очевиден: мера стимулирования — хорошая, она работает, и крупные новосибирские предприятия воспользовались этим вычетом и весьма удовлетворены этим фактом. МАРП, со своей стороны, провел координационное совещание по этому вопросу с участием министра экономического развития Новосибирской области Льва Решетникова, министра промышленности, торговли и развития предпринимательства Андрея Гончарова. Необходимо отметить, что именно МАРП был инициатором введения ИНВ, и именно с этим, совершенно новым на тот момент для области предложением (хотя норма и существовала в стране уже полгода) мы обратились к главе нашего региона Андрею Травникову.
Для того, чтобы развивать эту тему дальше, необходимо, на наш взгляд, расширять спектр применения инвестиционного налогового вычета, распространяя его на другие отрасли — именно с этим предложением мы, МАРП, вышли на правительство области. Мы предлагаем включить в перечень ОКВЭДов не только обрабатывающую промышленность, но и транспорт, логистические услуги (поскольку Новосибирск позиционирует себя как крупный российский транспортный хаб), предприятия, связанные с наукоёмкими производствами, промышленными предприятиями переработки отходов. К сожалению, на этом моменте мы пока «забуксовали»: прошло около полугода, но до сегодняшнего дня решение пока не принято.

— При этом все мы знаем, что федеральное правительство утвердило правила компенсации выпадающих доходов — насколько это актуально именно для нашего региона? Даёт ли это реальный стимул для скорого принятия решения, о котором вы говорите, и более широкого использования инвестиционного налогового вычета в ближайшей перспективе?

— По информации министерства экономического развития, для принятия решения есть определенные препятствия — в основном, со стороны министерства финансов и налоговой политики, опасающегося выпадения доходов регионального бюджета. И это несмотря на то, что действительно, на уровне федерального правительства уже принято решение, что две трети выпадающих доходов региональных бюджетов, связанных с предоставлением инвестиционного налогового вычета, будут компенсированы федеральным бюджетом за счет получения дополнительных субсидий. Для нас это очень важно, поскольку открывает нам перспективы того, что и предприятия других отраслей экономики смогут воспользоваться этим инструментом и высвободить средства на, скажем, дополнительную модернизацию собственного производства. Пока инициатива МАРП, как мы видим, блокируется минфином, надо сказать, по очевидным для нас причинам, связанным с возможной серьезной нагрузкой на региональный бюджет, которую нечем будет восполнить. В этом плане их можно понять, ведь если принять закон, а денег не будет, это ни к чему не приведет, а в приоритете ведомства все-таки социальные задачи. К тому же, с инвестиционным налоговым вычетом всё сложнее, поскольку если с ИНВ предприятие заявляется в налоговую службу и проходит по всем критериям, оно просто не платит налоги, а значит, деньги автоматически не попадут в бюджет, соответственно, и секвестировать ничего нельзя, ведь это не прямая субсидия.

Необходимо подчеркнуть: решение о компенсации выпадающих доходов за счет федерального бюджета не только принято, но и проработано технически — понятно, как это должно работать. Это несомненный плюс, поскольку нам будет легче убедить минфин в необходимости принятия инициативы МАРП. При этом совершенно понятно: если мы не будем развивать эту тему, никаких правовых оснований для того, чтобы рассчитывать на субсидии федерального центра, у региона не будет, это нужно учитывать и хорошо понимать. К тому же, нужно учитывать и фактор инерции: если мы примем решение сейчас, работать оно начнет только в следующем году. Именно поэтому задача МАРП, как мы её видим, — простимулировать наших партнеров от власти, с которыми мы находимся в постоянном диалоге, выйти в Законодательное собрание Новосибирской области уже с общей инициативой по изменению закона и, соответственно, расширению перечня отраслей, имеющих право на использование инструмента инвестиционного налогового вычета. Сейчас для нас очень ответственный в этом плане момент — необходимо ускорить процесс. Мы связываем с этим надежду на больший эффект от этой программы: если этим инструментом смогут воспользоваться транспортники, логисты, — это уже сотни предприятий, которые, думаю, этим заинтересуются. Необходимо отметить, что у нас очень неплохо оказывается поддержка по линии Совета по инвестициям Новосибирской области, инвесткомиссии, в частности, масштабных инвестиционных проектов, предприятия обращаются, получают некий набор преференций и льгот, но это — точечные меры, меры, направленные на строительство новых предприятий, бизнесов, эффект от которых мы получим лишь через какое-то время, не скоро. Нужно поддерживать тех, кто работает сейчас, тех, кто уже платит налоги, выплачивает зарплату, выпускает продукцию. И именно инвестиционный налоговый вычет представляет собой инструмент поддержки уже действующих предприятий, обновляющих свой технологический парк. Для них это инструмент тонкой финансовой настройки.

От себя хочу сказать, что эксперты называют и другую причину низкой востребованности ИНВ: бизнес проявляет осторожность в использовании новелл в части налоговых преференций для юридических лиц — они сопровождаются повышенным вниманием со стороны налоговых органов наряду с недостаточной методологической проработкой. Поэтому наблюдается стремление избежать налоговых рисков. К тому же для получения вычета необходима положительная налоговая база и, следовательно, исчисленный с нее налог на прибыль. Это сужает возможности компаний. Насколько эти причины являются определяющими, вряд ли стоит говорить однозначно. Ясно одно — потенциал у этого инструмента есть, и он в полной мере не используется.

 

Сергей ГОНТАРЕНКО

Поделиться:

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *