ГК «Евростиль»: уроки действующего производства

Генеральный директор ГК «Евростиль» Наталья Перевозчикова не питает иллюзий: санкционный отказ европейских предприятий сотрудничать с российскими партнёрами может остановить планы развития отечественных компаний.

— Наталья Николаевна, компания «Евростиль» работает от Москвы до Улан-Удэ и Иркутска, внедряя передовое холодильное оборудование в ритейл и на промышленных предприятиях. Как сказались санкционные ограничения на вашей деятельности и какие проблемы вы прогнозируете для своего бизнеса в ближайшее время?

— В работе нашей компании были задействованы, в основном, европейские производители. Часть из них приостановила свою деятельность в России. Они ещё не говорят о том, что уйдут с российского рынка навсегда, но свою деятельность остановили. Сейчас у таких компаний работают в нашей стране российские подразделения, используя складские запасы, которые ещё остались с досанкционного времени.
Что будет в будущем, мы не понимаем. Плюс ко всему, с изменением курса евро и доллара идёт серьёзное подорожание продукции. А ещё на конечную цену товара, конечно же, влияют перестраиваемые в спешном порядке логистические цепочки доставки продукции. Поэтому в настоящее время мы видим удорожание необходимых для нашей работы изделий на 70 процентов. Такой взрывной рост цен произошёл, к примеру на компрессоры и автоматику.

— Насколько работа вашей компании завязана на поставках из-за рубежа?

— Компания «Евростиль» практически на 60 процентов зависит от поставок из-за рубежа. Пытаемся сейчас искать аналоги необходимого оборудования в других странах, например, в Китае. И, конечно, мы ещё надеемся, что европейские компании не окончательно ушли с российского рынка, что они могут всё-таки через какое-то время возобновить свою деятельность в нашей стране.

Кстати, если американские компании уже говорят, что окончательно уходить не намерены, то, скажем, немецкие фирмы заявляют, что работать у нас не будут. А вот из итальянских наших партнёров никто не отказался ни от контрактов, ни от работы. Наш основной партнёр и поставщик — итальянский концерн ARNEG — сказал, что он остаётся в России. Но, тем не менее, ситуация очень тревожная.

— Не секрет, что в России не производят, например, фреон, который используется практически во всём холодильном оборудовании. Вероятен дефицит и других комплектующих для сервисного обслуживания действующего оборудования. Не может ли это привести к катастрофическим последствиям: остановке работы торговых предприятий в Сибири и стране? Насколько, на ваш взгляд, это серьёзная проблема, насколько она социально значима?

— Цены на фреон поднялись за последние три месяца в десять раз. И это связано не только с европейскими санкциями. Дело в том, что в 2020 году Российская Федерация присоединилась к Кигалийской поправке к Монреальскому протоколу по веществам, разрушающим озоновый слой. В результате список веществ, обращение которых на территории страны подлежит государственному регулированию, был дополнен перечнем из 18 гидрофторуглеродов (ГФУ), использующихся, прежде всего, в качестве хладагентов для холодильного и климатического оборудования. Теперь для ввоза и вывоза этих веществ требуются специальные разрешения. В РФ надо получать разрешение Росприроднадзора и на его основании — лицензию Минпромторга.

По сравнению с прошлым годом, когда за разрешительными документами на ввоз ГФУ мог обратиться любой желающий, список потенциальных импортёров фреона ограничен 62 юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями из числа подавших предварительные заявки. Итог — напряжённость на российском рынке хладагентов, в значительной степени зависящем от импорта, и взрывной рост цен. Если раньше баллон фреона стоил в районе 5 тысяч рублей, то сейчас — около 50-60 тысяч рублей.

Боюсь, что отсутствие фреона на российском рынке может привести и приведёт к очень серьёзным последствиям. Потому что при любой серьёзной поломке или аварии холодильного оборудования быстро найти большое количество фреона сегодня практически невозможно. Чем грозит остановка холодильного оборудования в любом магазине, супермаркете, торговом центре, полагаю, всем понятно: продавать продукты они не смогут.

— Какая помощь от властей может, по вашему мнению, помочь «Евростилю», вашим коллегам и партнёрам?

— Самое главное — для бизнеса должны быть доступны кредитные средства по нулевым или, на крайний случай, по минимальным ставкам. Ставка в 20 процентов, установленная Центробанком, — это, извините, не для борьбы с инфляцией, а для борьбы с бизнесом!

Сейчас предприятия поставлены, можно сказать, на стоп-кран. Вынуждены работать за счёт собственных средств. Причём, не понимая, куда мы движемся и какую экономику строим.

В таких условиях наша компания сможет работать, в лучшем случае, ещё три месяца. Ведь как только наши основные клиенты застопорят планы развития, они перестанут нуждаться в нашей продукции. И даже если, например, какая-нибудь компания захочет построить новый гипермаркет и оснастить его нашим оборудованием, она просто не потянет его новую стоимость.

Так что с развитием предприятий, если ничего не изменится, мягко говоря, будут сложности. Чем нам остаётся заниматься? Эксплуатацией существующих объектов, производством оборудования и предоставлением услуг. Да, мы будем продолжать работать, несмотря ни на какие санкции. И будем надеяться на действенную помощь от государства.

 

Мы в Телеграме

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *