Памятник белым эсерам

Вполне возможно, что это единственный памятник белым на всей территории СССР, установленный в годы Советской власти. Правда, до 90-х годов о том, что он посвящён именно белым, как-то особо не вспоминали…

А меж тем, этот памятник знаком практически каждому жителю нашего города и является одним из его символов! Вот только очень и очень многие на вопрос — а где он, собственно, находится? — пожмут плечами и ответят: где-то в центре, вроде бы…

Всё, всё, не нагнетаю интригу! Я говорю о памятнике, воздвигнутом на братской могиле 104 человек, зверски убитых отступавшими из города колчаковскими частями 11—13 декабря 1919 года.

Могучая мускулистая рука с зажатым в ней пылающим факелом, пробивающая каменную глыбу. Расположен этот памятник в сквере Героев Революции.

Судьба его сложилась так, что воздвигнутый в 1925 году Дом Ленина полностью закрыл собой этот сквер, сокрыв его от глаз горожан. Посему памятник знают все, но очень многие Новосибирцы ни разу в жизни его не видели.

Итак, кто же эти 104 человека?

Большинство из них так и остались неопознанными. Готовившиеся сдать город белые убивали содержавшихся в тюрьмах заключённых безжалостно и жестоко. Во многом — из-за дефицита патронов. Закалывали штыками, забивали насмерть прикладами, превращая лица в кровавое месиво. Часть тел было сброшено с крутого склона Каменки. Часть — бросили прямо во дворе тюрьмы.
Может быть, на то, чтобы даже сжечь тела, не было времени, красные были уже в двух шагах от города, надо было бежать. А может быть, изуродованные тела оставили так в назидание: мол, мы ещё вернёмся, когда подкопим силы, и тогда…

Из 104 человек опознать удалось только 37.

Часть погибших были большевиками. В их отношении верна надпись на мемориальной табличке возле памятника, гласящая, что здесь покоятся политические заключённые, убитые белыми.

Ещё примерно треть погибших — были простыми крестьянами.

Сибирские крестьяне в большинстве своём вообще не понимали понятий «буржуазная революция» и «большевистский переворот». Их волновало только, что они будут есть завтра, если нынешняя власть отберёт запасы пшеницы, и на ком будут вспахивать поле, если вошедшие в деревню войска заберут лошадей. И не важно, во имя чего или кого они это сделают. Во имя революции или во славу царя-батюшки.

И если красные партизаны ещё старались сохранить хорошее к себе отношение среди простых людей, то белые войска, которые в Сибири состояли преимущественно из чехов и поляков, о репутации Колчака как верховного правителя России не задумывались совершенно.

Откровенный белый грабёж к концу 1919-го года стал нормальным явлением. Снабжение армии было отлажено из рук вон плохо, Омск был потерян, на Алтае шли бои с красными, всё увереннее теснившими своих противников. Война-войной, а обед по расписанию, поэтому у крестьян реквизировалось всё, до чего белочехи и колчаковские поляки дотягивались.

В том числе — и ценные вещи, которые они рассчитывали вывезти из России при отступлении.

То тут, то там вспыхивали локальные крестьянские бунты, которые жёстко подавлялись. Все неугодные отправлялись в переполненные тюрьмы, где в камерах зачастую нельзя было не только лежать, но и сидеть.

Отступая, белые не стали разбираться, политический это заключенный или же крестьянин, попавший в тюрьму из-за того, что отказался отдать последние деньги. Убивали всех…

Ну и, наконец, мы переходим к последней категории погибших в той страшной резне. К белым солдатам и офицерам.

Одной из крупнейших русских частей белой армии, подчинявшейся, в отличие от чехословаков и поляков, непосредственно Колчаку, был 2-й Барабинский полк под командованием полковника Аркадия Иванкина. Глядя на творящееся беззаконие, Иванкин и старшие офицеры полка всё сильнее теряли веру в белое движение. По политической принадлежности основная масса бойцов была эсерами, а не монархистами, и к Колчаковским частям они примкнули потому, что считали белых меньшим злом, чем большевиков.

Сейчас, глядя назад сквозь призму прошедшего столетия, сложно сказать, чего в мятеже Барабинского полка было больше: идеологии или страха перед наступавшей Красной Армией. Не исключено, что и последнего. И Иванкин решил захватить власть в Новониколаевске, чтобы сдать город и его белый гарнизон красным, прося у большевиков снисхождения.

Но всё это — лишь рассуждения. А факты таковы: в ночь с 6 на 7 декабря 1919 года Барабинский полк и часть примкнувшего к нему Новониколаевского подняли мятеж. Под командованием Иванкина находилось порядка 1200 человек. Весьма грозная сила для захвата маленького городка! Чехословацкие легионеры взяли город в мае 1918 года даже меньшим количеством бойцов.

По разным данным, белочехов было от 200 до 1200 человек.

Бойцы Иванкина быстро захватили основные точки Новониколаевска: вокзал, тюрьму, военный городок. Но вот взять штаб армии Колчака во главе с Войцеховским не удалось. Там засели закалённые бойцы, и штурмовать здание, в котором окопались значительные силы противника, было, как минимум, чревато большими потерями, а как максимум — невозможно.

Телефон продолжал работать, и Войцеховский запросил подмоги у польской дивизии под командованием ещё одной знаковой фигуры гражданской войны — Казимира Румши. Румша подоспел на помощь уже спустя несколько часов, и теперь на стороне Иванкина уже не было фактора внезапности.

Мятеж был подавлен быстро и жестоко. Больше сотни бойцов Барабинского полка были убиты или тяжело ранены. Иванкина и ещё три десятка офицеров поляки взяли в плен, и на этом их след теряется. Были ли они расстреляны сразу после мятежа или содержались в тюрьме до самого отступления белых из города — неизвестно.

Большую часть Барабинского полка, сдавшегося в плен, разогнали по казармам, предварительно разоружив. Войцеховский понимал, что в скором будущем ему предстоит оборонять город от Красной армии, а значит, каждый солдат будет на счету. Но доверия к барабинцам уже не было…

Какую-то часть полка, возможно, как раз младший офицерский состав, активных участников заговора, согнали в тюрьму.

Возможно, примерно треть похороненных в братской могиле сквера Героев Революции — как раз они, мятежные офицеры Иванкина, эсеры, выступившие если не за Советскую власть, то как минимум против Колчака.

Самого Иванкина в этой могиле нет. Место его упокоения — неизвестно. Есть версия, что его застрелили якобы при попытке к бегству. По данным других источников, ему как боевому офицеру позволили застрелиться самому…Вряд ли мы когда-нибудь узнаем правду.

Заслужили ли офицеры Иванкина этот памятник? Я считаю, что да. Чем бы они ни руководствовались, именно благодаря мятежу Барабинского полка силы Войцеховского и Румши в Новониколаевске были рассеяны и деморализованы, поэтому белые сдали город практически без сопротивления.

Кирилл Кудряшов, писатель

Мы в Телеграме

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *