Большая Новониколаевская пятёрка

Ранним утром 4 июня 1918 года были убиты пять человек, являвшиеся, по сути, руководителями советского Новониколаевска. В честь троих из них названы улицы в Новосибирске. Все они напрямую причастны к установлению Советской власти в городе. И все они были убиты белочехами через несколько дней после мятежа Чехословацкого корпуса, вспыхнувшего практически одновременно по всей России и ознаменовавшего собой начало Гражданской войны.

Кем были эти люди, похороненные в центре Новосибирска?

Петухов Александр Иосифович. Один из лидеров революционного движения в Сибири. Будучи мужем сестры Евдокии Ковальчук, именно он завербовал товарища Дусю в большевистское движение.

Хорошо образованный, умный, хваткий, отличный оратор. Обладая всеми этими качествами, Петухов быстро стал заметной фигурой большевистского подполья Новониколаевска. И 14 декабря 1917-го
именно Петухов во главе отряда красноармейцев ворвался в городскую управу, объявив о её роспуске и переходе власти к Советам.

В январе 1918 года Петухов был назначен главой революционного трибунала Новониколаевска и заместителем председателя исполкома.

Серебренников Фёдор Павлович. Творческая личность, великолепный журналист и редактор. При этом образования как такового не получил, ибо за свои революционные взгляды был исключён из реального училища.

Серебренников был одним из организаторов знаменитой забастовки грузчиков, на неделю парализовавшей работу мельниц и пристаней города. Руководил забастовкой Сергей Шварц, но инициатива во многом исходила от Серебренникова. Он же активно вёл агитационную работу среди грузчиков.

К маю 1918 Серебренников работал ответственным редактором газеты «Дело революции», предшественницы «Советской Сибири».

Пожалуй, больше всех «белые» мятежники ненавидели Фёдора Ивановича Горбаня, председателя Новониколаевской ЧК. Иные именовали Горбаня «красным палачом» и имели на это моральное право. Первую ходку в тюрьму Горбань сделал в 18 лет, после чего бывал в тюрьмах и ссылках неоднократно. Пережитое крепко отпечаталось на психике этого сурового человека, закалив его, но сделав чёрствым и жестоким.

Полковников Дмитрий Михайлович и Шмурыгин Фёдор Семенович были менее значимыми для жизни города личностями, но — тоже «большими» людьми. Полковников был начальником штаба Красной Армии. Шмурыгин — комиссаром военного городка.

Всех их арестовали в один день. Точнее — в одну ночь. С 25 на 26 мая 1918 года, в ходе мятежа Чехословацкого корпуса.

Сложно сейчас сказать, чего в успехе белочехов больше — их заслуг или ошибок Советской власти в городе. Скорее всего, сказалось и то и другое.

Мятежники готовились тщательно и вдумчиво. Антибольшевистское подполье города, состоявшее преимущественно из военных и эсеров, вышло на чехословаков, скоординировав с ними свои действия.
Ровно в час ночи над городом взлетела красная ракета, сигнал к атаке. Часть красноармейцев взяли безоружными в кинотеатре, где был так кстати устроен бесплатный показ фильмов.

Молниеносно были взяты вокзал и телеграф. За 40 минут взят Дом Революции (нынешний «Красный факел»), в котором на тот момент и находилась верхушка власти Новониколаевска. По данным некоторых источников, руководство города предупреждали и о вспыхнувшем мятеже в Мариинске, и о странных перемещениях чехословаков в районе вокзала, но власти проигнорировали все тревожные сигналы, увлечённо обсуждая вопросы продразвёрстки.

За «красными» был численный и орудийный перевес. На втором этаже Дома Революции находились два пулемёта, имея которые, теоретически можно было отбить любую атаку. Теоретически…

Но на стороне белочехов был фактор внезапности, выучка и боевая слаженность. Красная Армия ещё только формировалась, её бойцы, набранные из самых разных социальных групп, ещё только учились тому, как быть солдатами. Бойцы же Чехословацкого корпуса побывали на фронтах Первой мировой, умели сражаться и чётко и слаженно выполнять приказы.

Исход боя решили гранаты, или, как их тогда называли, ручные бомбы. Умело применяя это страшное оружие, белочехи быстро деморализовали противника и вывели из строя множество бойцов. Дом Революции был взят за 40 минут.

А вот за военный городок развернулось серьёзное сражение. Находившихся там солдат врасплох застать не удалось, но и там с сопротивлением было покончено за пару часов, с минимальными потерями со стороны чехословаков.

Советская власть в Новониколаевске пала. Петухова, Серебренникова, Полковникова, Шмурыгина и Горбаня сначала держали в захваченном Доме Революции, затем перевели в арестный дом (нынешний адрес — Щетинкина, 62).

Неизвестно, исходил ли приказ о ликвидации пятёрки с самого верха или же это была частная инициатива «белых» офицеров, у большинства которых были свои счёты с «красными». Скорее всего, всё-таки второе, потому что на тот момент понятия «верхушка «белого движения» ещё не существовало. Колчак ещё не объявил себя верховным правителем России, да и вообще единственной по-настоящему организованной силой в стране был Чехословацкий корпус.

4 июня, около 3 часов утра, всех заключенных вывели во двор. «Вас переводят в военный городок», — объявили арестантам.

Пятёрка большевиков выдвинулась первой. Как особо опасных, их вели под усиленным конвоем. Остальные три десятка заключённых шли в паре сотен метров позади.

Дойдя до моста через Каменку (не до Сибревкомовского, разумеется, он был построен много позже), находившегося где-то в районе нынешнего пересечения Военной и Ипподромской, Петухову и его товарищам предложили сесть, передохнуть и перекурить.

Стоило им опуститься на землю, как в их сторону полетела граната…

Кто-то погиб на месте. Кто-то попытался бежать, но был застрелен конвоирами. Было ли это попыткой выставить убийство как расстрел при попытке к бегству или же просто некой уступкой своей совести, чтобы не стрелять по неподвижным, безоружным людям — не знаю.

Похоронами «пятёрки» занималась Дуся Ковальчук, и первоначально они нашли покой на старом городском кладбище, чтобы в 1925-году, когда кладбище превратилось в парк имени Сталина (ныне — Центральный Парк), быть перезахороненными на Успенском (Ипподромском, Молоковском) кладбище, ныне ставшем парком Берёзовая Роща. Спасибо за информацию об этом Константину Голодяеву, одному из лучших краеведов Новосибирска.

И, наконец, в 1957-м году Петухов и его товарищи были перезахоронены в Сквере Героев Революции, где они лежат и по сей день.

Вспомните о них 4 июня. О большой пятёрке нашего города, одних из первых жертв Гражданской войны в Новониколаевске.

Кирилл Кудряшов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *