Дошкольное и школьное образование: какими мы хотим видеть наших детей?

Семейное обучение собственных сыновей привело многодетную маму и педагога Валентину Колчагову к созданию социального бизнеса в образовании. Какие подходы к воспитанию детей, хорошо известные в прошлом, она применяет на практике и какие планы у неё на будущее? Обо всём этом Валентина рассказала в беседе с корреспондентом «ЧС».

— Валентина, ваш многопрофильный семейный центр существует с 2011 года, то есть уже 12 лет. Расскажите, с чего всё начиналось?

— Идея занятий с детьми возникла, когда у нас самих появились малыши, трое сыновей. И, как каждому родителю, нам хотелось дать им что-то необычное, значительно большее, чем мы имели на тот момент.

И первое, о чем мы задумались — это хороший детский сад. Мы как раз только переехали в Кемеровскую область, в город Мыски, начали присматриваться к дошкольным учреждениям, но никак не могли подобрать подходящее для развития наших детей.

И тут появляется государственная программа, согласно которой, если в семье 3 и более детей дошкольного возраста, то их мама может сидеть с ними дома. Такой небольшой семейный детский сад. Она официально оформляется как воспитатель и даже ставится с ребятишками на довольствие.

Конечно, мы ухватились за такую возможность. Я составила своим детям график развития, записала их в различные кружки, чтобы выяснить их потенциал и склонности. Я тогда еще была мама молодая, не знала, как определить сильные стороны детей профессионально, поэтому просто стала водить их по разным секциям и смотреть — что у них будет получаться лучше.

— А сейчас, как профессионал в области детского образования, можете определить склонности ребенка более простым способом?

— Сегодня я понимаю, что каждый мальчик и каждая девочка в 5–6 лет уже знают, кем они будут. Правда, чаще всего, родители не воспринимают это всерьез. А зря.

Но самое главное, что потенциал ребенка именно в этом возрасте можно легко увидеть в процессе обычных упражнений. Например, при выполнении одного и того же задания первый ребенок просто отмечает колокольчиком понравившуюся ему картинку, а второй — дорисовывает целую композицию. Сразу видно творческого человека.

Или мальчик, к примеру, ходит и всё раскручивает, разбирает на части — предметы стулья, машинки. Явная склонность к работе механика. А вот еще один ребенок у меня собирает насекомых — бабочек, жуков, муравьев. Все дети так не делают, так проявляется склонность именно к биологии.

Если обращать внимание на такие нюансы, легко можно определить наклонности своего ребенка и развивать его именно в этом направлении.
Ведь человека, который занимается любимым делом, от работы не оторвать. А при нынешней нехватке кадров на производствах, в бизнесе, работодатель очень ценит сотрудников, которые выполняют свои задачи от души. А значит, у них и с работой будет всегда все в порядке, и с карьерой.

Мы работаем уже двенадцатый год, многие родители прислушались к нашим советам, и сейчас их дети, которых мы готовили к школе, прекрасно себя чувствуют в той специализации, которую они проявили в 5–6-летнем возрасте.

Поэтому, с уверенностью могу сказать, что — да, пообщавшись с ребенком полчаса, я уже могу определить его наклонности.

Более того, и в своей семье, и в своем обучающем центре мы создали все условия, чтобы молодые люди могли максимально проявить свои способности.

К примеру, наши сыновья с раннего детства занимаются ремонтом и покраской автомобилей. Зарабатывают деньги и реализуют свой потенциал. Старший сын даже выбрал себе эту работу в качестве профессии. Ему сейчас уже 21 год.

— А почему же потом мы часто забываем — кто мы? И не все из нас дают развиваться своим способностям?

— Я это тоже проанализировала и причину вижу в следующем. Наша современная программа образования так выстроена, что ребенку дают слишком много всего для общего развития. Поэтому происходит форматирование сознания под запрос.

То есть ребенок в 5 лет знает, кем он будет. И хочет заниматься тем, что ему нравится. Но ему все время говорят: «Нет, делай вот это, делай вот это…». Ну он и делает, хоть и не особо хочется. В результате к девятому классу он уже так привык делать то, что нужно, что про свои реальные увлечения просто забывает. И при выборе профессии использует рациональные аргументы. Например, стоматолог хорошо зарабатывает (можно пойти) или место учебы рядом с домом, или что-то еще.

Если бы мы все становились теми, кем действительно хотим быть, в 45 лет не было бы у нас творческих кризисов, и 5 лет в вузе не проходили бы впустую, а мы после его окончания работали бы по специальности.

— Согласна, это действительно проблема. А после семейного детского сада вы нашли для сыновей подходящую школу?

— Нет, не нашли. Поэтому своим детям, которые приближались к возрасту первоклашек, я начала преподавать сама.

Я довольно хорошо изучила историю школ, как наших, так и зарубежных. Поэтому понимала, что школы не всегда были в том виде, в каком мы знаем их сейчас.

Знакомилась и с современными практиками. А еще мы побывали в одной частной христианской школе в Киргизии. Я тогда первый раз увидела на практике учебное заведение с ярко выраженной духовной составляющей.

И картинка сложилась. Я поняла, какое школьное образование максимально эффективно работает. В нем обязательно должны быть соединены программы интеллектуального, физического и духовно-нравственного развития.

Поэтому вместо того, чтобы пытаться что-то изменить в действующей системе, мы решили создать свою.
И в 2011 году открыли собственный центр, на базе которого мы могли в первую очередь дать образование собственным сыновьям.

— И какие нововведения, отличные от методов современной общеобразовательной школы, вы внедрили?

— Во-первых, это количество умственного и физического труда. Чтобы ребенок хорошо развивался, в нашем понимании, должно быть распределение между умственным и физическим трудом — не менее чем 50 на 50.

Например, сейчас ребенок полдня находится в школе, а приходит потом домой и делает уроки. То есть целыми днями сидит. И это очень плохо сказывается на его здоровье. Как результат, он перестает хорошо усваивать материал из-за умственного перегруза.

Поэтому нам на помощь приходит физический труд.

Кстати, интересный момент. Когда мы в 2017 году купили помещение для своего центра, это было бывшее здание школы. И называлось оно УПК (Учебно-производственный комбинат).

И вот в этой бывшей школе, в специальной пристройке, стояли станки. А еще местные жители нам рассказали, что раньше вокруг здания были посажены сады, огороды и дети осваивали разные профессии.
Мальчики — слесаря, сварщика, девочки — педагогику, медицину. В общем, был довольно широкий список предметов. И по завершении обучения детям выдавали «корочки». То есть ребята могли сразу идти и работать.

Так что идея-то с трудовым воспитанием не нова, просто на долгое время оказалась забытой. Знаю, что с этого года в школах ввели «Профориентационный минимум» (обучение профессиям в старших классах), но мы все-таки выступаем за триединую систему: 50 процентов умственного труда, 50 процентов физического, плюс — духовно-нравственное развитие.

— Какие результаты вы уже получили, чем можете поделиться с нашими читателями?

— Сейчас мы отрабатываем методики в формате подготовки к школе, занимаемся репетиторством по всем предметам. Плюс — есть Клуб выходного дня, где молодежь съезжается на выходные и занимается физическим трудом: ремонтирует технику — велосипеды, мотоциклы. Ребята перебирают двигатели, меняют проводку, детали, шпаклюют, красят.

Но пока всё это работает как дополнительные занятия. Нам же хочется, чтобы была система. Поэтому мы сейчас работаем и над новыми учебниками. Уже создан Букварь, по которому мы ведем обучение и планируем с сентября открыть полноценную общеобразовательную школу уже с 1-го класса. Классы будут небольшие, не больше 15-ти человек.

— Чем новый Букварь отличается от того, по которому сейчас проходит обучение в школах?

— В нашем учебнике все задания разбиты на три раздела, из которых состоит наша методика: духовно-нравственное, интеллектуальное и трудовое воспитание. То есть мы добавили еще два раздела к традиционному интеллектуальному обучению детей.

В разделе труда, например, есть задание «Вместе с папой (дедушкой) забейте 3 гвоздя», а в духовно-нравственном разделе взрослым предлагается поговорить с ребёнком о том, кто такой «ближний» и что такое любовь, любовь к соседу, к другу, к брату, к родителям, к себе.

— Это будет школа для мальчиков или девочки тоже будут в ней учиться?

— Это будут смешанные классы, просто трудовое воспитание будет отличаться по профессиям. У девочек — одни, у мальчиков — другие.

— Расскажите немного о своей семье, почему вы переехали в Мыски? И как у вас состоялся именно семейный бизнес с мужем?

— Мы переехали в Мыски из Томской области. Мой муж был священнослужителем, и ему предложили место в этом городе. Потом, когда проект у нас уже начал развиваться, ему снова предложили переезд, но он решил остаться и посвятить себя именно образовательной деятельности и воспитанию детей.

Так что теперь уже много лет мы работаем вместе. Сыновья нам тоже помогают.

Надо сказать, что наш опыт как семейного образовательного бизнеса, так и педагогики, очень интересен многим активным родителям и учителям. Вот сейчас на новогодние праздники нас пригласили в Крым, будем делиться. Ведь не секрет, что многих сейчас не устраивает качество школьного образования.

Дети к концу обучения просто здоровье теряют от таких высоких нагрузок. И трудовое обучение — это даже не только про будущую профессию, не про уроки физкультуры. Оно — про привычку честно работать, создавать ценности. Именно такое отношение к труду и делает нас людьми.

И, конечно, многие родители желают этого своим детям.

Виктория Мельник, фотографии предоставлены героями публикации

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Поделиться:
Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте и Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *