Лики мужества: о героях страны рассказывает искусство

С начала проведения специальной военной операции в российском обществе особо пробудился дух патриотизма. Коснулось это и творческих людей, которые увековечивают подвиги наших бойцов в музыке, поэзии, кино и искусстве. Так, художники из Крыма решили рассказать истории участников СВО, их жён и детей через живопись.

Выставка «Родина. Семья» побывала уже в нескольких городах России и наконец-то добралась до Новосибирска. Открытие экспозиции состоялось 11 апреля в Художественном музее. Зрителям представили 40 портретов участников специальной военной операции и членов их семей. Художники лично общались с героями, а затем передавали свои впечатления и переживания на холсте. Что вдохновило на создание такого проекта и какие истории запомнились больше всего, «ЧС» рассказала одна из авторов выставки Дарья Щукина.

Дарья Щукина

— Дарья, вы давно занимаетесь живописью? Учились ли вы этому или это врожденный талант?

— Живописью я занимаюсь давно, в детстве ходила в художественную школу, у меня есть дипломы по специальностям «перевод» и «менеджмент внешнеэкономической деятельности», а живописи учусь всю жизнь. В Крыму у нас сложилось замечательное сообщество художников так называемой Крымской школы, в которое я попала, когда переехала сюда. Оговорюсь, что под фразой «Крымская школа» понимают разное, я сейчас имею ввиду особый импрессионистский подход к пленэрной живописи, с определенными нюансами работы. Здесь очень развит пленэр как вид занятия живописью в силу климатических условий и особенности света. Очень многие крымские художники работают именно на пленэре. Кстати портреты, представленные на выставке «Родина. Семья», написаны как раз тоже на пленэре, на открытом воздухе за несколько часов. Это такое мимолетное впечатление, которое мы пытались передать зрителю.

Художник в принципе всегда занят самообразованием, каким-то поиском себя всю жизнь. Я это вижу и по работам своих коллег. У меня есть замечательные друзья, крымские и севастопольские художники, которым около 60–70 лет. И все годы нашего знакомства, что я нахожусь с ними рядом, я вижу, как меняется их стиль, видение, возможно, за счёт того, что они попадают в другие сообщества, иные обстоятельства, или у них происходят какие-то важные события в жизни. Например, есть такой великолепный крымский художник, Рамазан Усеинов, известный своим особым наивным декоративным стилем, который после нескольких лет работы на пленэрах несколько изменился, и за этим очень интересно наблюдать. Такие перемены, собственно, происходят почти со всеми нами.

— Подталкивала ли вас в этом направлении семья?

— Возможно какой-то «творческий» ген от родителей мне передался. У меня хорошо рисовали отец и тетя, его сестра, но они не связали с изобразительным искусством свою жизнь. А у папы есть двоюродный брат, который всё же пошел в этом направлении. Кроме того, моя троюродная сестра тоже живописец.

В моем детстве тетя изображала героев мультфильмов и сказок. Помню ее иллюстрацию Хозяйки Медной горы в кокошнике, на котором тетя прорисовала каждый элемент орнамента, каждую жемчужинку. И это впечатление осталось со мной на всю жизнь. Да, мне тогда хотелось ей подражать. Вообще художник – это, наверное, тот человек, который как раз начинает с подражания. Сначала он учится копировать картины известных авторов, подражает своему учителю, затем он уходит в собственный поиск. Конечно, какое-то влияние мы всегда получаем, но для художника императивом является поиск своего уникального почерка и смысла.

— Есть ли какой-то жанр в живописи, в котором вам нравится работать большего всего?

— Так получилось, что последние годы такими ключевыми темами стали пейзаж и портрет. Первое, как я уже говорила, потому что в Крыму невозможно пройти мимо многих его живописных уголков и не захотеть их изобразить. Помните, как у Маяковского:

«Хожу,
гляжу в окно ли я
цветы да небо синее,
то в нос тебе магнолия,
то в глаз тебе
глициния».

Здесь такие краски, красоты, цветы, которые, конечно, хочется запечатлеть. Поэтому пейзаж – это, наверное, основная тема.

Автор картины Дарья Щукина

— Что вас вдохновило на создание выставки «Родина. Семья»?

— Идея с портретами героев СВО и их жен родилась как ответ на злобу дня, на происходящие события. Невозможно оставаться в стороне от внешнего мира, от того, что происходит в жизни общества и каждого из нас. Ведь творчество состоит из некой внутренней составляющей и внешней, которая влияет на художника и наоборот. Согласно мнению культуролога Игоря Лотмана, художник в каком-то смысле создаёт действительность, а не только и не столько ее изображает. То есть получается, что касается жанров и тем – они всегда подвижны, потому что на них влияет окружающий, внешний мир.

— А лично у вас поменялся интерес к каким-то темам с момента начала СВО?

— Да, конечно, просто писать цветы и любоваться крымским пейзажем стало невозможно. Потому что ты переживаешь, за всё происходящее болит душа. Ты находишься среди тех людей, у которых мужья, сыновья ушли на фронт, они бок о бок с тобой, и это не может не влиять на творчество в том числе. Когда мы писали эти портреты, тоже сильно поменялись, даже какую-то стойкость приобрели, потому что слушали истории героинь и героев и пытались понять, как они живут. С некоторыми из них у нас завязались дружеские отношения, мы продолжаем общаться, помогаем друг другу. Их преграды и трудности по сравнению с нашими бытовыми – это колоссальная разница. Произошло будто какое-то перерождение нас самих. Наверное, это и есть то гражданское общество, о котором все говорят, так оно формируется. Когда ты начинаешь выходить из своей «норки», общаться с людьми, пытаешься помочь ближнему, ты сам меняешься и меняешь реальность вокруг себя.

— Была ли какая-то история, которая вам запомнилась больше всего?

— Буквально каждая из них была удивительной и уникальной. Кто-то из девочек ждет своих мужей, кто-то стал вдовой с детьми на руках. Были две героини, которые приходили со своими детками, потому что их просто не на кого было оставить, и они рассказывали, как им приходится справляться. Есть у нас героиня Мария Батюхно, у нее муж служит в медицинском спецназе, и он сейчас находится в зоне СВО. Она его ждет, помогает фронту, пишет стихи, активно занимается общественной деятельностью, поддерживая многих, и при этом лечит сына от онкологии. Мы с ней с тех пор дружим, общаемся. Вот эта история о том, что нет предела человеческой силе духа. Ты поражаешься тому, сколько всего эта женщина несет на своих хрупких плечах и не сдается. Когда ты сравниваешь себя с такими людьми, то понимаешь, что всё в жизни преодолимо, а сил нам дается ровно на один день, чтобы достойно и по-человечески прожить его. А завтра будет новый день и новые силы.

— Люди, которые открыто выражают свою поддержку России или участвуют в каких-то патриотических проектах, довольно часто сталкиваются с негативом. А вы, кроме того, десять лет назад переехали в Крым из Киева. Не было ли каких-то нападок в вашу сторону?

— Лично я с таким не сталкивалась, но слышала подобное от своих коллег. Знаю, что некоторым моим коллегам, например, из Москвы и Питера, такого рода проекты даются непросто. Возможно, у нас есть специфика именно в Севастополе. Это такой город русского культурного кода. У нас тоже есть какие-то проблемы, как в любых других городах, возникают бытовые неурядицы, ссоры, споры. Но что касается патриотизма, он у нас здесь на самом высоком уровне.

— Влияет ли тревожная атмосфера на вас как на творческого человека?

— Я сама себе постоянно задают этот вопрос – влияет ли? Ведь сейчас не просто звучат политические заявления, по нам наносят удары. Было несколько очень тревожных дней, когда были произведены ракетные атаки по штабу Черноморского флота и попытки ударить по другим значимым точкам нашего города. А мне штаб практически из окна видно. Недавно на город ночью летели ракеты. Мой ребенок проснулся от грохота дрожащих стекол. Нам пришлось спуститься в подвал, благо у нас там довольно уютно всё обустроено. Страшно не столько за себя, сколько за ребенка. Младшей дочке три года, и когда она говорит: «Я боюсь…», ты думаешь: «А что делать, чтобы защитить детей, семью и при этом не бросить свой город?». Тебя ведь никто не держит, можно уехать туда, где безопасно. Но мы здесь.

У нас как-то объявили тревогу, а у меня дочь в это время находилась в садике, и мне надо было ее забрать. Сидишь и не знаешь, идти или нет. В телеграм-каналах предупреждают, что ракеты летят и надо сидеть в бомбоубежище. И такое состояние, конечно, непростое. Потом заканчивается тревога, идешь по улице и видишь, как люди кофе пьют, гуляют, цветочки нюхают, театры, музеи открыты и всё замечательно, тревога закончилась, и живем как жили. Но такая атмосфера, когда ты должен постоянно эмоционально балансировать, меня как творческого человека не сковывает, а скорей напротив. Ведь состояние вдохновения — это часто про внутреннее напряжение, которое как раз требует разрешения в виде именно творческого процесса.

— Вы рассказывали, что Крым – это очень живописное место, а есть ли ещё какие-то регионы или города России, куда бы вы хотели съездить за вдохновением?

— Да все места хотелось бы посетить. Новосибирск, например, так как это Сибирь, совсем другой пейзаж. Мне бы хотелось писать снег, потому что я его очень люблю, и когда он у нас два дня в году выпадает, я сразу бегу писать пейзаж. Вообще, в России везде по-своему красиво, и поэтому хотелось бы побывать в каждом ее уголке. Города Золотого кольца посетить, где еще не была, по святым местам пройтись. Многие мои коллеги перемещаются по стране и пишут на пленэре в разных условиях. Это очень интересно, везде разный подход к живописи. В этом художник растет и наполняется мотивацией и вдохновением.

— Есть ли какие-то дальнейшие проекты, которыми вы планируете заниматься?

— Сейчас с наступлением тепла мы хотим продолжить работу над портретами участников СВО и их семей, так как у нас ещё есть очень много героев и героинь. Параллельно с этим мы занимаемся проектом «Монастыри Севастополя и Крыма». Работа по нему началась ещё прошлым летом. Он вырос как раз из проекта, который был представлен на выставке. Это тоже отчасти портретный жанр. Мы как-то гуляли по нашим крымским местам и набрели на один красивейший скальный монастырь. Моя коллега Ксения Прохорова, которая была на открытии экспозиции «Родина. Семья», увидела там монахов и насельников, предложила написать портрет одного из них. Так мы стали работать над портретами и пейзажами в монастыре. Потом мы посетили и другие монастыри, написали уже серию работ, открыли первую выставку проекта в новой севастопольской детской школе искусств в Херсонесе. Планируем сделать также документальный фильм, записать и показать истории святых мест и их жителей. Здесь также задействована тема патриотизма, потому что это о возврате к нашим собственным духовным ценностям и историческим корням. Получается, на мой взгляд, такая вдохновенная очень экспозиция. Надеюсь, этот проект тоже приедет в Новосибирск.

Фото Константина Кутузова

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Поделиться:
Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте и Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *