Деньги есть, но вы держитесь

Совещание о жилищном обеспечении граждан, пострадавших в ходе паводка в Иркутской области

Совещание о жилищном обеспечении граждан, пострадавших в ходе паводка в Иркутской области. Источник: kremlin.ru

В ходе совещания по вопросам жилищного обеспечения граждан, пострадавших от паводка в Иркутской области, состоялся очень показательный диалог между Владимиром Путиным и мэром Нижнеудинска. Читая его, нельзя не задуматься о том, как выстроена система отбора чиновников в нашей стране и к какой катастрофической ситуации это приводит… 

На совещании в Иркутской области, куда Президент России Владимир Путин приехал, чтобы ознакомиться с ходом восстановительных работ после катастрофического паводка, выяснилось, что выделенные из федерального бюджета средства не всегда вовремя используются по назначению. В процессе обсуждения подробностей состоялся показательный диалог между главой города Нижнеудинска Александром Путовым, губернатором Сергеем Левченко и президентом Владимиром Путиным.


(цитируется по сайту kremlin.ru)

Владимир Путин, Президент РФ: Ясно, что ещё очень многое не сделано, как я уже сказал. Давайте сейчас поговорим поподробнее по каждому из этих направлений. Послушаем Виталия Леонтьевича.

Кстати говоря, кто руководитель Тулуна? Скажите, пожалуйста, вот сейчас один из предпринимателей задавал вопрос по поводу оплаты выполненных работ.

Виталий Мутко, заместитель председателя правительства РФ: Это по Нижнеудинску.

Сергей Левченко, губернатор Иркутской области: Это «Московский тракт».

В.Путин: «Московский тракт», да. Почему вы с ними не заключили договоров? Первое. И почему вы до сих пор ничего им не заплатили?

Александр Путов, глава г.Нижнеудинска: По предоставленной технике по данному предприятию документы все подписаны, акты выполненных работ и маршрутные листы, путевые листы (они предоставляли, данное предприятие, технику на вывоз мусора) подписаны. Сейчас вопрос только в доведении лимитов, и сразу будет оплачено.

В.Путин: Как нет денег? А мы кому деньги-то давали? В область же давали деньги. Деньги-то все в области есть?

С.Левченко: Есть.

В.Путин: А почему не перечисляете?

С.Левченко: Не видел, честно говоря.

В.Путин: Не видели что?

С.Левченко: Документов по лимитам.

В.Путин: То есть от них не видели?

С.Левченко: Да.

В.Путин: А почему губернатор не видел ваших документов? Они у вас есть, но он их не видел.

А.Путов: Документы есть.

В.Путин: Они у Вас есть или их ещё нет?

А.Путов: Есть, Владимир Владимирович.

В.Путин: Как Вас зовут?

А.Путов: Александр Викторович.

В.Путин: Александр Викторович, люди работали в самый тяжёлый момент, мусор вытаскивали, разгребали эти завалы и так далее. Мы деньги перечислили в полном объёме. Всё, что нужно было, всё, что зафиксировали здесь вместе с МЧС, – всё в полном объёме перечислено. Вы говорите, что документы есть, губернатор говорит, что он их не видел, а люди сидят без денег. Это же непорядок. Вы знаете, я думаю, что это явное проявление некомпетентности.

Если мы так же будем решать вопрос с жильём для людей, то нам спасибо за это не скажут. Я Вас прошу как можно быстрее закончить эту работу, представить соответствующие документы губернатору. Сергей Георгиевич, а Вас прошу как можно быстрее направить туда эти средства.

С.Левченко: Посмотрим сегодня же.

В.Путин: Пожалуйста.


Для каждого, кто хоть раз имел дело с современными российскими чиновниками, очевидно – это не единичный случай, а нормальная в сформировавшейся системе ситуация. Но почему же так получается? Что кроется за этим и другими подобными примерами? Только ли тупая некомпетентность и непрофессионализм, как предположил президент? Или же это – последствия того подхода к подбору кадров, который выводит на руководящие должности именно таких людей, как Путов или Левченко? Может быть это – веяние современности, и именно таких людей в качестве руководящих чиновников хочет видеть федеральная власть?

Ведь что требуется от современного государственного руководителя? Прежде всего, безоговорочное подчинение, полная поддержка и четкое выполнение всех решений федеральной власти. Именно эти условия – главные в современном чиновничьем «фильтре». Так что же тогда удивляться, если в итоге руководители работают без огонька? Как говорится, за что боролись, на то и напоролись…

Попробуем вспомнить, когда хоть кто-то из губернаторов, мэров или министров пытался поспорить с президентом страны? Не может же глава государства всегда и во всем быть прав? Он же тоже человек, а значит, может ошибаться. Поэтому и он нуждается в диалоге, в конструктивной критике… Ведь даже со Сталиным спорили!

Нашей редакции удалось вспомнить лишь один пример, когда в 2013 году тогдашний губернатор Нижегородской области (ранее – вице-мэр Москвы) Валерий Шанцев попытался возразить президенту, в ответ на что его тут же… заткнули


(цитируется по сайту kremlin.ru, 31 мая 2013 года)

В.Шанцев: Я говорил о том, что мы сейчас правильное совершенно решение приняли, его реализуем, о повышении зарплаты учителей до средней зарплаты в экономике области. Но когда мы сейчас занимаемся тарифным регулированием, мы делаем экономически обоснованный тариф, мы тоже должны ориентироваться и в этой отрасли на среднюю зарплату. А ограничение тарифа нас заставляет уже в плановом порядке снижать эту зарплату, чтобы попасть в тот процент ограничений. Вот и всё. Она получается 16 тысяч. Вроде мы не отвечаем за это, а на самом деле отвечаем.

В.Путин: Валерий Павлинович, я понял. Я благодарен Вам за то, что Вы повторили свой тезис и свою мысль. <…>

 У металлурга и у шахтёра тоже есть дети, как правило, и они хотят, чтобы у этих детей было будущее. Они хотят, чтобы они получили хорошее качественное образование. Это система государственных приоритетов. И если мы признаём, что образование является одним из таких приоритетов, нужно действовать без оглядок на эти сравнения. Они неуместны, Валерий Павлинович! Эти сравнения неуместны в данном случае, уверяю Вас.

В.Шанцев: Владимир Владимирович, я Вам говорю, что мы это сделали…

В.Путин: Я Вас прошу, я Вас слушал внимательно и попрошу Вас меня больше никогда не перебивать, пожалуйста. У нас не получится дискуссии. Вы будете говорить одно, я другое.


Поэтому никто из Иркутских чиновников никогда не скажет: «А почему за деньгами на восстановительные работы мы должны бегать в Москву? Это же наши деньги, заработанные в нашем регионе, нашими предприятиями, нашими людьми!»

Ведь ситуация с паводком в Тулуне как раз показала, как много препятствий приходится преодолеть региональной власти, чтобы получить деньги, которые нужны на срочные работы, от которых зависят реальные судьбы конкретных людей, пострадавших не по своей вине. В таких ситуациях средства нужны быстро, но получение их из федерального бюджета отнюдь не ускоряет процесс.

Другой пример – пожары в сибирских лесах. Новая лесопожарная техника, которая была так нужна в Красноярском крае, получена. Но произошло это уже осенью, когда пожары сошли на нет сами собой. И выгоревший лес это уже не вернет.

Беда в том, что у регионов практически нет своих денег. Всё, заработанное на территории, уходит в Москву и во многом там и оседает (об этой проблеме ЧС-ИНФО неоднократно и подробно писал ранее). Но нет в регионах и политической воли, и желания спорить, бороться со сложившимся порядком вещей. Вот и получается, что даже если деньги есть, людям остается только держаться…


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.