Совет психолога: Попросите у ребенка прощения

Этой осенью две школьницы в Новосибирске покончили с собой. Как защитить своего ребенка? Что должно стать тревожным «звоночком» для родителя? И что делать, если ситуация уже зашла далеко? В этом ЧС-ИНФО помогла разобраться педагог-психолог Ольга Сень.

– Когда погибает ребенок – это всегда ужасная трагедия. Но страшнее всего, если это – его собственное решение. Как избежать таких случаев? Что можно сделать в семье?

– Самое главное, что хочется сказать родителям: разговаривайте с ребенком. Многие взрослые почему-то считают, что это вообще не нужно. Они могут командовать, раздавать указания, ругать. А ведь дети все воспринимают напрямую. Если ребенок слышит в свой адрес только критику и упреки, то у него может появиться мысль: «А зачем тогда мне вообще жить? Если я такой плохой?» Именно с этого и начинаются проблемы, которые могут привести к таким трагическим последствиям.

– Легко сказать – «разговаривайте». А как именно начать говорить?

– «Я тебя люблю. И не важно, какая ты. Как ты учишься. Чем ты занимаешься. Я тебя все равно люблю. Мы вместе во всем разберемся».

– А если отношения с ребенком совсем не выстроены? Если есть затяжной конфликт? Ведь резкая перемена в общении может, наоборот, вызвать сомнение. Не получится ли отторжения?

– Да, может возникнуть напряжение и мысль: «Что она от меня хочет?», особенно, если отношения уже давно не очень близкие.

В такой ситуации лучше начать с извинений. Сказать: «Прости меня». Пояснить, что ругались, потому что привыкли к такому отношению и не знали, как правильно. И главное дать понять, что любишь ребенка несмотря ни на что.

Надо уметь признавать свои ошибки. И начинать выстраивать отношения. Хоть с чего-то, пусть с маленького, но начинать.

А если все равно не получается?

– Если родители понимают, что отношения с ребенком выстроить не удается, то обязательно надо обратиться к психологу.

Да, институт психолога некоторыми родителями сложно воспринимается. Существует определенное сопротивление, такие устойчивые стереотипы: «У нормальных родителей ребенок к психологу не ходит», «Что я пойду к психологу? Я же нормальная, и ребенок у меня нормальный», «Я сама во всем разберусь, я же умная».

Но на самом деле психологической грамотности часто не хватает. И есть шанс, что именно психологу ребенок раскроется. Но это должен быть разговор без мамы. И надо, чтобы подросток был уверен, что специалист никому ничего не расскажет. А затем уже психолог должен суметь так грамотно подать родителям информацию, чтобы они потом не напали на ребенка и не усугубили ситуацию.

– В последнем случае девочке было всего 11 лет. Это же совсем юный возраст…

– По последним исследованиям, с точки зрения акселерации,подростковый период сейчас начинается уже с десяти лет. Если раньше это было 14-15 лет, то сейчас детей окружает так много информации, что кризис начинается уже в 10-11 лет.

Очень распространены в этом возрасте ситуации недолюбленности, недоласканности. Мамочки нашего поколения вкалывают, им некогда общаться с детьми. Распространена такая ситуация: «Я тебя свожу раз в месяц в театр, но больше ты ко мне не приставай – мне некогда.

Вот это «Мне некогда» – это очень большая проблема.

– Но как с этим бороться? Если действительно некогда.

– Надо находить время лично для ребенка. Откладывать гаджеты, убирать телефон и говорить именно с ребенком, не отвлекаясь. Пусть не долго – но только с ним.

Часто бывают ситуации, когда мама вроде бы проводит время с семьёй, но на самом деле сидит в телефоне. И ребенок уже сам говорит: «Мама, убери телефон, я с тобой разговариваю».

Сейчас в Европе даже стали делать кафе, в которых детское меню бесплатно, если родители сдают на входе телефон. Чтобы они общались с детьми, а не сидели в гаджетах. Потому что родители сидят в них еще больше, чем дети. С одной разницей: современные взрослые еще делят реальную жизнь и виртуальную. А подростки уже нет: для них это всё – единая жизнь. Эти лайки и комментарии они ощущают как часть реальности. И это личное пространство, которое нужно уважать так же, как и реальное личное пространство.

– Но часто специалисты советуют проверять социальные сети ребенка, смотреть его подписки. Стоит ли это делать, если это нарушает личное пространство?

— Социальные сети проверять можно, но только так, чтобы ребенок не знал. У него должно быть личное пространство. Мы можем посмотреть: на какие группы он подписан, куда заходит, с кем переписывается. Но потом не надо его ругать за то, что вы увидели. Тем более в грубой форме требовать что-то удалять, отписываться, прекращать переписку. Правильный подход – взять себе на вооружение ту информацию, которую вы получили.

Если вы столкнулись с чем-то не понятным для себя, лучше самому залезть в интернет и посмотреть: что это за группы? Что они пропагандируют? А потом зайти с позиции интереса. Попросить ребенка рассказать о чем-то из его увлечений, расспросить об этом.

– Что именно из того, что родитель может увидеть в социальных сетях или в комнате у своего ребенка, должно насторожить?

– К сожалению, родители часто во многом неграмотны. Могут не понимать какой-то символики, не воспринимать как угрозу то, чего следовало бы опасаться. Они думают: «А, подросток с ума просто сходит, побесится и перестанет». А ведь заинтересованность некоторыми субкультурами может быть признаком неблагополучного психологического состояния подростка. К сожалению, в стране информации для родителей не так много, как бы ни старалось министерство просвещения и другие ведомства.

И в данном случае лучший выход – это опять же проявить интерес. Увидели необычный плакат на стене? Спросите: «Я у тебя не видела этот плакат. Расскажи, пожалуйста, кто это? Прикольные такие. Что они поют?» Это поможет и наладить контакт с ребенком и понять, не увлекся ли он чем-то опасным.

– То есть, получается, родитель и сам должен стать частью молодежной культуры? Войти в нее?

– Современное поколение – поколение Z (как раз то, к которому относилась эта девочка) – очень особенное. Нам с нашим консервативным воспитанием сложно их понять. У них другая культура, другая мода. Поэтому да, надо учиться в этом разбираться. В том числе расспрашивать самого ребенка.

Кстати, один из способов показать ребенку его нужность – это попросить помощи.

Например, можно спросить совета: «Какие классные у тебя модные «локи». Помоги мне. Посоветуй, могу ли я надеть к этой юбке эти кроссовки?»

Я сама так делаю, прошу совета по моде у своей 14-летней дочери. Она помогает мне подобрать одежду.

Когда мы обращаемся за помощью к ребенку, он понимает, что он нужен. Что он – не лишний. При этом важно не просто попросить помыть посуду или выбросить мусор. А именно обратиться с какими-то личностными вопросами. С тем, в чем больше никто не сможет помочь.

И это только один из вариантов взаимодействия.

– В качестве основной версии того, почему школьники накладывают на себя руки, часто называют травлю в школе. Как защитить своего ребенка от этого явления?

– Троллинг и буллинг – это очень опасные явления. Но сейчас они больше развиты в интернете. Травли в живую уже меньше, она вся уходит в сеть.

Интересно, что ко мне обращаются женщины за 50 лет, которые в социальных сетях получают угрозы от таких же дам. Они все из живой агрессии ушли в веб-пространство.

Это касается и подростков.В классе они могут просто игнорировать, а потом в соцсетях – «прессовать». У них есть специальные чаты, где одноклассники все вместе что-то обсуждают. В них часто и происходит эта травля.

– Как родителю понять, что его ребенка травят в школе?

– Первый признак – это нежелание идти в школу. Как вариант — частые заболевания. Да, бывают дети,которые склонны к болезням. Но ведь это тоже психосоматика. Если ребенок не хочет идти в школу, он придумает что угодно: от соплей до колен и вплоть до того, что могут сломать себе руку (такое тоже возможно). Придумывают любые средства, чтобы только не идти в этот коллектив.

В такой ситуации может помочь личный разговор с классным руководителем, такой, чтобы ребенок о нем не знал. Надо спросить, что знает учитель. Высказать свои предположения и опасения.

Если классный руководитель говорит, что ничего такого нет, то на этом не надо останавливаться. Можно попробовать поговорить с тем одноклассником, с которым у ребенка еще сохранен контакт. Кто-то все равно с ним общается. Надо тихонечко спросить: а с кем еще ребенок дружит? Не обижает ли его кто-то?

Также можно аккуратно поговорить с ребенком. Объяснить, что мама и папа – это его главные друзья. Что они никогда не дадут вредного совета. Что друзья могут появляться и уходить, и это не так страшно.

И главное, снова – разговаривать. Узнавать все время: что делали в школе, чем занимались. И это взаимодействие надо начинать с детского сада. Пусть это будет 20 минут в день. Но ребенок должен понимать, что им интересуются. Это и есть профилактика.

Самое базовое – это принятие и любовь. Без этого никуда.

Читайте также:

В «потеряшках» виноваты гаджеты?


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.