Обожаемая детьми во всем мире писательница приехала в Новосибирск

Мария Парр (справа) и Ольга Дробот (Фото В. Копалова)

Мария Парр (справа) и Ольга Дробот (Фото В. Копалова)

Новосибирск посетила известная на весь мир норвежская  писательница Мария Парр. Ее книги переведены более чем на 30 языков, а в России они рекомендованы даже для внеклассного чтения в школах, чему дети страшно рады, ведь их герои любят не только пошалить, но и поразмыслить над проблемами взрослых.

Конкретно в Новосибирске весной этого года состоялась мировая премьера спектакля «Тоня Глиммердал» в Первом театре по одноименному произведению писательницы. Конечно, зная это, Мария просто не могла не приехать в Сибирь.

Все знают о ситуации, которая сложилась в Норвегии между родителями, детьми и социальными службами, остро смотрящими за тем, чтобы интересы детей не были нарушены. Конечно, в книгах Парр эта проблема не проскальзывает – ее книги очень тонко написаны. Но зато в них есть другие остро стоящие вопросы. Например, Тоня Глиммердал помогает своему крестному помириться с дочерью, которую тот не видел 30 лет, считая ее виноватой. Мама Тони также почти не видит своего ребенка, поскольку спасает мир от глобального потепления, постоянно находясь в экспедициях. В «Вафельном сердце» Лена мечтает обрести отца и даже подает объявление в газету.  Есть еще третья книга – «Вратарь и море», являющаяся продолжением «Сердца», рассказывающая о зачатках первой дружбы-любви. Но этих трех книг хватило с лихвой на то, чтобы заслужить детскую любовь. Так, на творческую встречу с Марией Парр, состоявшуюся в лектории-баре «Поток», пришло столько детей и их родителей, что мест не было уже за полчаса до начала мероприятия. И даже сама героиня встречи призналась, что от обилия народа у нее  трясутся поджилки.

Фото В. Копалова
Фото В. Копалова

Конечно, дети просили родителей купить им ту или иную книгу (а то и все вместе) любимой писательницы, даже если она и была ими прочитана ранее. И, что любопытно, со стороны детей был такой лес рук, чтобы задать вопросы, что если у меня и были  сомнения  по поводу не читающего молодого поколения, то они сразу рассеялись. Мне удалось задать вопрос первой, а уже потом было столько желающих, что на всех просто не хватило очереди:

Мария, пытаются ли норвежские писатели как-то освещать проблему взаимоотношений между такой социальной службой, как Барневерн, и родителями детей, или подобная тема запрещена государством?

Мария Парр (далее М. П.): В Норвегии мы можем писать совершенно о чем хотим – никаких законов и запретов нет: мы сами выбираем, о чем нам писать.

Далее вопросы дети, подростки и взрослые задавали по очереди с правой и левой стороны лектория. О том, кому принадлежит тот или иной вопрос, можно будет понять по его содержанию (стилистику и грамматику вопросов мы, конечно, подправили, равно как и немного изменили порядок их очередности).

— Мария, что натолкнуло вас на мысль стать писателем?

М.П.: Во-первых, я хотела написать о ребенке, который проводит много времени на природе и который один, а вокруг очень много взрослых. И еще мне хотелось написать о том, что иногда дети думают, что виноваты в своих поступках они сами, а  на самом деле – взрослые. И мне казалось важным им об этом сказать.

Я начала сочинять историю про Трилле и Лену (герои «Вафельного сердца» — Прим. ред.), когда мне было 14.  В старшем классе мы писали в конце года курсовую работу, и мне поручили написать про Астрид Линдгрен. Я прочитала много ее книг и подумала: какая прекрасная профессия – детский писатель. Надо попробовать. Но это оказалось гораздо сложнее, чем я думала.

Фото автора
Фото автора

— На кого из своих персонажей вы себя считаете похожей больше всего?

М. П.: На Трилле (Марию, как и ее героя, можно назвать скромным человеком. – Прим. ред.)

— Где вы обычно пишете?

М.П.:  Я всегда ношу с собой ноутбук, который позволяет мне поработать где и когда захочу. Также у меня дома есть чердак, служащий мне кабинетом, но в нем страшный беспорядок. Так что, поскольку мой папа работает журналистом в местной газете, то дважды в неделю я прихожу к нему в редакцию, где меня пускают посидеть в маленькой комнатке и поработать.

— Когда вы пишете, вы больше следуете своей идее, или ваши герои могут совершать неожиданные для вас поступки, а вы следуете за ними?

М. П.: Я стараюсь следовать плану, но у меня получается очень много зигзагов.

— Сколько времени вы писали свои книги?

М. П: Я почти стесняюсь ответить на этот вопрос, потому что я пишу медленно, и на эти три  книжки у меня ушло 14 лет. Но я делаю еще другие вещи, кроме них, конечно.

— Есть ли у вас книги, которые написаны исходя из реальных ситуаций, или это все выдумка?

М. П.: Вообще все выдумано, хотя некоторые персонажи существуют. Например, учительница в «Вафельном сердце» — это моя подруга. И одна из тетей Тони Глиммердал – тоже моя подруга.

— Был ли прообраз у  Тони Глиммелдал?

М. П: Это совершенно выдуманный персонаж, который сначала был мальчиком, а потом по ходу работы превратился в девочку.

— Вы печете те же вафли, что и ваши герои?

М.П.: Вафли в Норвегии — все равно что борщ в России. И рецепт на задней странице обложки книги  – это  рецепт моей прабабушки.

И это далеко еще не все слушатели (Фото В. Копалова)
И это далеко еще не все слушатели (Фото В. Копалова)

— Что вы испытали, когда узнали, что в Новосибирске поставили спектакль по вашей книге «Тоня Глиммелдал». И второе: в ваших книгах дети сталкиваются с миром взрослых, у которых могут быть какие-то проблемы. На ваш взгляд, нужно ли разговаривать с ребенком честно?

М. П:  Очень круто и трогательно, что в Новосибирске поставили спектакль по моей книге. Что касается второго вопроса, то я как раз тот писатель, который считает, что с детьми надо говорить обо всем. Например, развод родителей – такая тема, которая затрагивает интересы ребенка. И мне кажется важным говорить с детьми обо всем трудном, чтобы они не чувствовали себя одинокими и странными. Кроме того, если не говорить, то трудная проблема не исчезнет. Но я не имею в виду, что стоит загружать детей нашими проблемами. Просто есть вещи, которые всерьез ребенка затрагивают. И если кто-то умер, то ребенок переживает эту потерю также сильно, как и взрослый. И об этом, конечно, надо говорить с детьми.

Как вы относитесь к русскому народу?

М. П: Очень хорошо отношусь.  В классе у моей дочки есть девочка, мама которой из России, и они ездят в Россию и много нам рассказывают о вашей стране. Да я и сама приезжаю в Россию и знаю Ольгу (Ольга Дробот, скандинавист и переводчик книг Марии, выступила в качестве переводчика и на этой встрече. – Прим. ред.).

— Сколько книг вы еще планируете написать?

М. П: Когда я заканчиваю книгу или когда она уже целиком написана, я всегда начинаю страшно сомневаться и бояться, что я больше никогда ничего не напишу. Поэтому я не пытаюсь планировать вообще ничего, живу от книги к книге и сейчас как раз работаю.

За автографом к Марии Парр было не протолкнуться. Но она обещала подписать книги всех желающих
За автографом к Марии Парр было не протолкнуться. Но она обещала подписать книги всем желающим

— У вас есть еще какое-то хобби, кроме писательства?

М. П: Это только сначала написание книг было хобби, а потом превратилось в профессию, поэтому у меня теперь другие хобби: я люблю заниматься спортом, бывать на природе — в том месте, где я живу, очень красивая природа (Мария живет в маленькой деревне – Прим. ред.), и я люблю ходить в горы, ловить рыбу, кататься с гор на лыжах, а теперь я еще увлеклась  скалолазанием, только не  вверх, а вбок.

— Что бы вы могли посоветовать тем, кто пишет свою первую книгу?

М. П.: Я с большим трудом даю такого рода советы, поскольку сейчас сама бы в них нуждалась. Единственное, что могу сказать: я не смогла бы работать по заказу. Мне важно, чтобы книга вызрела внутри меня и была важна для меня самой.

В каких странах такая же популярность у ваших книг, как в России? В каких вы побывали на встречах с читателями? И какая страна стала наиболее неожиданной в плане наличия поклонников вашего творчества? И второй вопрос: как удается взрослому человеку так здорово передавать детский мир?

М.П.: Мои книги переводятся на много языков, а «Вафельное сердце» аж на 30 с лишним.  Но мне кажется, нигде не любят мои книги так, как в России. Поэтому главное мое потрясение и сюрприз – это приезжать в Россию. Но я не так много сейчас езжу представлять свои книги, потому что у меня маленькие дети.  Но все-таки я была в Польше, в Германии, в Италии, в Англии. А главное мое впечатление – это дети, потому что дети везде одинаковые.

Ответа на второй вопрос у меня нет, но мне кажется, у всех писателей есть свои сильные стороны. И одна из моих сильных сторон в том, что я хорошо помню свое детство —  о чем я думала, что чувствовала, из-за чего переживала. Поэтому мне довольно легко писать об этом книги.

Фото автора
Фото автора

Есть ли у вас любимый детский писатель?

М. П. Астрид Линдгрен. Любимое ее произведение – «Рони, дочь разбойника» (Марию Парр саму называют в мире Астрид Линдгрен XXI века. – Прим. ред.).

— Если бы вам нужно было оказаться на один день в одной из ваших книг, то в какой бы из них вы оказались?

М. П: Я бы, наверное, отправилась в «Вафельное сердце» и поцеловала Лену.

— Насколько активно в Норвегии переводятся книги российских писателей и книги каких российских детских писателей лично вам близки?

Ольга Дробот: Давайте лучше я отвечу на этот вопрос за Марию, потому что у меня есть коллеги, которые переводят в обратную сторону: с русского на норвежский. Они большие молодцы и за короткий срок перевели с русского языка много разных прекрасных книг: вышел новый перевод «Мастера и Маргариты», новые переводы Чехова, новый Платонов, вышло «Житие протопопа Аввакума». Но детские книжки пока у них только в планах. И это, к сожалению,  не дает Марии возможности их читать.

М.П.: Но Достоевского я читала.

— Как вы подбираете слова, когда пишете книги? И благодаря чему вам удается раскрыть персонажей?

М. П.:  В обоих случаях ключевые слова «время» и «работа», потому что я сначала очень быстро пишу тексты, а потом очень долго над ним работаю: подбираю слова, раскрываю персонажей и так далее.

— Какая книга придала вам уверенности в себе, после чего вы решили продолжать писать?

М. П.: Это почти как быть вратарем: каждый раз, когда ты написал книгу, ты уверен в том, что ты прекрасно справился с делом. Но каждый следующий раз ты совершенно в этом не уверен. И все твои бывшие заслуги ничем не помогают.

— С кем вам общаться интереснее: со старшими, с серьезными взрослыми или с маленькими, ни о чем не задумывающимися детьми?

М.П.: Я вообще люблю общаться и с теми, и с другими. Но в особенности я люблю общаться со взрослыми, которые сохранили в себе какие-то детские качества. У нас дома все поколения общаются друг с другом, причем просто и с юмором.

— Читаете ли вы свои книги после того, как их написали?

М.П.: В Норвегии принято, чтобы писатели ездили по школам, встречались со школьниками и читали им вслух по кусочкам. Поэтому многие свои тексты я знаю более-менее наизусть. При этом у нас популярны аудиокниги,  и все свои книги я начитала сама.

Сцены из спектакля «Тони Глиммердал» в Первом театре (Фото В. Копалова) Сцены из спектакля «Тони Глиммердал» в Первом театре (Фото В. Копалова)
Сцены из спектакля «Тоня Глиммердал» в Первом театре (Фото В. Копалова)

— Мария, здравствуйте. Хочу познакомиться: я — Тоня Глиммелдал из Новосибирска (На встречу пришла исполнительница роли Тони в Первом театре Елизавета Кузнецова. – Прим. ред.) и хочу сказать вам «спасибо» за эту книгу. Она и спектакль стали отдельным периодом моей жизни. А вопрос такой: у Тони есть девиз по жизни – «скорость и самоуважение». Благодаря вам у меня появился свой девиз – «живы будем – не помрем». А у вас есть девиз по жизни?

М. П.:  Тоня – тот персонаж, которым мне хотелось бы быть самой: у нее гораздо больше мужества и упрямства, чем у меня. И ее девиз «скорость и самоуважение» я сама стараюсь применять в отношении себя самой – я позаимствовала этот девиз у друга, с которым мы часто вместе катаемся на лыжах, и он смелее меня. И когда он бесстрашно летит на большой скорости с горы, я этот девиз про себя повторяю. И он мне кажется хорошим.

— Какие пять  дел вы хотите обязательно сделать за свою жизнь, чтобы не считалось, что она прожита зря?

М. П.: Во-первых, для меня очень важно находиться с теми, кого я люблю – с друзьями и моей семьей. Во-вторых, для меня очень важно много бывать на природе. И в третьих, для меня очень важно писать.


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.