Живучий спрут затратной экономики. Юрий Воронов о ЖКХ Академгородка

ЖКХ

Поводом для размышлений относительно живучести затратной экономики послужил план преобразования ФГУП «Управление энергетики и водоснабжения Сибирского отделения РАН» в акционерное общество. Что это за мероприятие? Рассказывает ведущий научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН Юрий Воронов.

Блуждание к «настоящей» рыночной экономике в нашей стране идет уже более 30 лет. Нынешний этап знаменуется ликвидацией государственных и муниципальных унитарных предприятий (ГУПов и МУПов). Их не должно быть к 1 января 2025 года. На их месте появятся акционерные общества.

Собственником унитарного предприятия является государство, оно же после преобразования в АО таковым и остается. Тонкость в следующем. Ранее это было право на имущество предприятия, а после преобразования — право на акции предприятия. Последующее перераспределение прав собственности становится возможным без нарушения деятельности предприятия. Если бы государство продавало часть имущества, то предприятие не смогло бы дальше работать.

Преобразование унитарного предприятия в АО идет в соответствии с законодательством о приватизации, и оно должно быть включено в план приватизации с указанием срока, условий и порядка изменения статуса унитарного предприятия. Составляется передаточный акт, указанная в нем стоимость имущества считается уставным капиталом нового АО. Орган по управлению имуществом утверждает Устав АО. Затем в установленном порядке преобразование регистрируется, выбирается председатель, определяются члены ревизионной комиссии, утверждается Наблюдательный совет.

В составе «Управления энергетики и водоснабжения Сибирского отделения РАН» (УЭВ СО РАН)— две газовые теплостанции общей мощностью 520 Гкал, 190 км тепловых сетей, 4 подстанции 220 и 110 кВ, 246 подстанций 10 кВт, 590 км ЛЭП, 4 водонасосных станции, 188 км сетей водопровода, 9 канализационных насосных станций, 156 км сетей канализации. Для потребителя оно представляет собой виртуальную ТЭЦ с дополнительными функциями водоснабжения и водоотведения.

В компетенции УЭВ — четыре элемента коммунальной инфраструктуры Академгородка: теплоснабжение, водоснабжение, водоотведение и электросети. За бортом остаются еще пять: уборка территории, ливневая канализация, переработка мусора и полигоны ТБО, дороги и парковки, а также уличное освещение.

Но хотя бы по четырем элементам компетенции УЭВ должны быть разработаны программы сбережения: тепла, электроэнергии и воды, а также снижения объемов отходов, поступающих в канализацию. Если АО УЭВ перейдет в частные руки, можно будет забыть о программах энергосбережения или они будут минимальными.

Эти четыре элемента актуальны по многим причинам. В Академгородке используется открытая система теплоснабжения, которая должна быть преобразована в закрытую до 2027 года. В результате в Академгородке моют посуду, стирают, принимают душ и моются в ванне водой, себестоимость которой в три раза выше, чем вода, нагретая обычным способом. Главный инженер УЭВ обнародовал оценку необходимых затрат на перевод открытой системы теплоснабжения в закрытую — 1,6 млрд руб. Моя ориентировочная оценка затрат — около 3,5 млрд рублей. Ведь для этого потребуются большие инвестиции. Пока не выбраны даже места расположения новых теплопунктов или теплообменников. Этим расхождения в оценках не ограничиваются. Совокупная оценка затрат на приведение в нормальное состояние системы теплоснабжения Академгородка, по мнению главного инженера УЭВ, потребует 5,5 млрд руб. По моим расчетам, эта оценка занижена примерно в два раза.

При прокладке теплотрасс Академгородка использовались б\у трубы. За прошедшие 60 лет на сетях коммунальной инфраструктуры не проводилось масштабных капитальных ремонтов, не говоря о необходимых модернизациях.

Реализация проекта «Академгородок 2.0» предъявляет еще более повышенные требования к коммунальной сфере, поскольку проект увеличит нагрузку на существующую инфраструктуру. В явном виде средств на это не предусмотрено. Есть осторожная оценка, что это не менее 13% от проекта в целом. Правда, эти проценты относятся к добавляемой инфраструктуре, тогда как о реконструкции старой в проекте попросту не сказано.

Оплот затратной экономики

Советский Союз отличался очень высокими затратами на производство промышленной и сельскохозяйственной продукции. Страна производила в полтора раза больше удобрений и в 5 раз больше тракторов, чем США, а урожайность зерновых в СССР составляла 16 ц/га.

После развала СССР она снизилась до уровня 1913 года и составляла 13 ц/га. Среднее время работы полученных с завода советских комбайнов и тракторов (их выпускалось больше, чем в США) после выхода в поле до первого ремонта составляло 40 минут. Обычно их по получению сразу перебирали уже в хозяйствах.

СССР выпускал вдвое больше, чем США, стали,а автомашин — в 5 раз меньше, производил хлопка вдвое больше, чем Китай, а тканей из него — меньше вдвое. Потери в сельском хозяйстве составляли четверть убранного урожая. По картофелю эта доля была почти 60%.

Впервые термин «затратная экономика» в 1986 году использовал М.С. Горбачев, но проку от этого было мало. Затратная экономика продолжала существовать и после такого «указания на отдельные недостатки». Более того, она не ушла со сцены вместе с советской властью и народнохозяйственными планами.

Сельскохозяйственное производство России в 5 раз более энергоемко, в 4 раза более металлоемко, производительность труда более чем в 10 раз ниже, чем в США. И одним сельским хозяйством дело не ограничивается. Затратный принцип унаследован всюду. Достаточно вспомнить, что стимулирование медицинских работников основывается на численности заболевших, а не на численности выздоровевших.

Наиболее острая ситуация за все время рыночных преобразований складывается в коммунальной сфере, где по большинству регионов нашей страны структуры коммунального хозяйства связаны с ресурсоснабжающими организациями, а часто и принадлежат им.

В сочетании с фактической необязательностью программ энергосбережения затраты энергоресурсов на производство тепла в лучшем случае не снижаются, а то и увеличиваются. Становятся обычными теплопотери в сетях, превышающие нормативы. И уж точно отсутствует заинтересованность теплоснабжающей организации в утеплении зданий. Зачем снижать потребление тепла, если доходы напрямую связаны с его отпуском. Чем больше гигакалорий, киловатт-часов и кубометров продашь, тем больше доход. Затратная экономика — в действии.

Для развития сибирской науки это более опасно, чем для любой другой деятельности в нашей стране. Почему? Новосибирским научным коллективам уже был нанесен мощный удар тем, что (по многим причинам) в Академгородке резко подорожало жилье. Теперь оно самое дорогое в российской Азии.

Наука, которая не имеет постоянного притока молодежи, обречена. А молодые специалисты не могут приобретать столь дорогое жилье. И теперь, если повышать тарифы на коммунальные услуги, то даже те, кто оказался способным жилье купить, начнут подумывать об отъезде. К дорогой ипотеке добавятся высокие коммунальные платежи.

Я скептически отношусь к тому, что молодым ученым можно продавать дорогое жилье подешевле, выделять льготную ипотеку или погашать за счет бюджета часть коммунальных платежей. В современных условиях подобные меры приводят только к расцвету коррупции. Мировая практика предлагает иные методы.

Потребитель услуг юридически равный поставщику

В мире есть только два варианта не допускать затратную экономику в коммунальную сферу. Первый использовался в Советском Союзе и сейчас применяется во многих странах, экспортирующих энергоресурсы, — искусственное занижение тарифов на тепло, электроэнергию и воду. Второй способ — формирование нормальных рыночных отношений в коммунальной сфере, с тем чтобы убрать из нее диктат поставщика.

Юристы и экономисты многих стран мира занимаются поиском методов, которыми в сфере коммунальных услуг можно сделать потребителя юридически равным поставщику. Наиболее радикальные нормативные акты принимаются в этой связи в последнее время в США.

Выйти из этого тупика можно, только если сокращение объемов предоставляемых услуг благодаря сбережению станет выгодным для организации, которая эти услуги оказывает. Механизмы заинтересованности в сокращении собственных доходов известны давно и опробованы во многих сферах. Общий принцип — в том, чтобы увеличить текущую оплату товаров и услуг в обмен на обязательства сократить объемы продаж в будущем.

Если организация оказывает 4 вида коммунальных услуг, то в обмен на совокупное повышение тарифов + доходы от дополнительных услуг она должна взять на себя обязательство экономить энергию и воду.

Комплексное предоставление коммунальных услуг открывает для организации возможность маневра: соглашаясь на повышение тарифа на электроэнергию, потребитель рассчитывает на экономию по теплу, а обещанная экономия воды позволяет потребителю согласиться на более высокие тарифы на услуги канализации.

При акционировании УЭВ в уставе создаваемого АО должно быть прописано, что более 50% акций должны принадлежать потребителям услуг АО УЭВ.

Будущие доходы АО, выбывающие вследствие энергосбережения, должны быть компенсированы доходами за участие в выполнении утвержденной общим собранием акционеров АО программы водо- и энергосбережения. Эти поступления должны быть отделены от тарифов и быть под отдельным контролем.

Также должны быть утверждены механизмы оценки и оплаты высвободившейся мощности и получения кредитов на выполнение утвержденной программы энергосбережения. Но вряд ли об этом будет думать Росимущество, в ведение которого перейдет УЭВ после акционирования. Тем более не будет наступать на собственные доходы частная компания. В США такие ограничения существуют на федеральном уровне, а у нас они уходят от внимания регулирующих органов.

Энергосбережение при проектировании, строительстве и эксплуатации многоквартирных домов и общественных зданий в настоящее время регулируется «Правилами установления требований энергетической эффективности для зданий, строений, сооружений и требований к правилам определения класса энергетической эффективности многоквартирных домов». Но в домах, построенных более полувека назад, эти правила фактически не действуют. Чтобы их исполнять, потребуются капиталовложения, существенно превышающие названные выше цифры.

«Хрущевки» Академгородка отапливают сейчас больше атмосферу, чем жителей. Но зимой парящих колодцев существенно меньше, чем в городе. Придет частник, и это отличие Академгородка уйдет в прошлое. Он станет одним из районов города, над которым температура воздуха на три градуса выше, чем вокруг.

Наука и коммуналка

Наш Академгородок по энергетической эффективности резко отстает от созданного недавно по его подобию татарского Иннополиса, где соблюдаются «первоочередные требования энергетической эффективности». Согласно им, жилые дома и общественные здания, подключённые к централизованному теплоснабжению, должны быть снабжены системами «умного» отопления и «умного» освещения.

Когда новосибирский Академгородок строился в конце 1950-х годов, энергия была предельно дешевой, и на ее потери не обращали внимания. Да и цели, которые ставились перед наукой, были более масштабными, чем улучшение быта. И до сих пор эти цели заслоняют необходимость улучшения инженерной инфраструктуры, хотя в ней очень много интересных направлений, для развития которых нужны исследования и разработки.

Например, учебные заведения Академгородка и институты СО РАН отапливаются независимо от того, находятся или нет в них люди. Это приводит к перерасходу тепловой энергии на 30—40%. В большинстве развитых стран мира, там, где и климат помягче сибирского, существуют суточные и недельные графики отопления общественных зданий. Для внедрения таких графиков требуются большие усилия науки, при централизованном теплоснабжении только систем дифференциальных уравнений придется решать тысячами. Вот где можно показать, что «знание — сила».

Справедливости ради нужно отметить, что в Академгородке неоднократно предпринимались попытки резко улучшить состояние объектов коммунальной инфраструктуры. На двух из них остановлюсь подробнее.

В 2003 году планировалось реализовать проект «Демонстрационная зона высокой энергоэффективности». Научно-методическое сопровождение программы «Демонстрационная зона» было возложено на Институт теплофизики СО РАН, а организация — на Межотраслевой фонд энергосбережения и развития энергетики Новосибирской области.

Работа по повышению энергоэффективности ЖКХ Академгородка в рамках программы «Энергосбережение СО РАН», связанной с программой «Энергосбережение в Новосибирской области на период до 2005 года», была прекращена в связи с отсутствием финансирования Фонда энергосбережения.

В 2009 году два института СО РАН (Институт теплофизики и Конструкторско-технологический институт вычислительной техники) решили спасти открытую систему теплоснабжения, полагая (совершенно справедливо), что перевод системы теплоснабжения на закрытую потребует чрезмерных и фактически неподъемных затрат.

Разработчики исходили из того, что в принятом способе регулирования подачи тепла «слабо учитываются различные свойства отапливаемых зданий Академгородка». Был разработан программно-технический комплекс АСКУЭ ННЦ СО РАН, позволяющий в осенне-весенний период экономить до 30% топлива. Проект закончился демонстрационным образцом (50 объектов и 10 магистральных узлов учета).

Ложный посыл возможного сохранения открытой системы теплоснабжения позволил на время снять проблему перехода к закрытой системе теплоснабжения. Но она сохраняется до сих пор. И стоимость перехода увеличивается с каждым годом в связи с расширением тепловых сетей при сохранении открытой системы.

Эти попытки как-то улучшить собственную жизнь научного центра по масштабам несопоставимы с достижениями СО РАН для российской экономики, космоса, ВПК и мировой науки. Но вклад науки может быть не только в этом. Она способна не только на покорение космоса или на гиперзвуковые ракеты, но и на то, чтобы, согревая жилье, мы не отапливали атмосферу, чтобы в ливень не затапливало дороги, чтобы вода в кране была гарантированно чистой, чтобы не было на одной фазе 250 вольт, а на другой — 160. Но на решение этих проблем выделяются крохи не только денег, но и внимания.

* * *

Позиция Сибирского отделения РАН в отношении акционирования и последующей приватизации УЭВ пока больше исследовательская, чем защитная. Более определенной можно считать позицию правительства Новосибирской области, в котором склонны добиваться исключения УЭВ из плана приватизации.

И я раздумываю над тем, что бы предприняли в отношении этого вторжения затратной экономики в сибирскую науку прежние руководители Сибирского отделения АН СССР Гурий Иванович Марчук или Валентин Афанасьевич Коптюг? Убежден, что Михаил Алексеевич Лаврентьев поступил бы с таким вторжением бескомпромиссно и жестко. Будем следить за дальнейшим развитием событий, в которых окажутся взаимно переплетенными общие и частные проблемы сибирской науки и общие проблемы развития экономики России в целом.

Ю. Воронов,
к.э.н., ведущий научный сотрудник Института экономики
и организации промышленного производства СО РАН


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники
Поделиться:

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *