Музыка в ритме сердца

Панк-рок-группа «Путти» — старейшая в Новосибирске. За 38 лет существования творческий коллектив обновлялся не единожды, но ее лидер — Александр Чиркин — по-прежнему у руля. В настоящее время музыкант живет и работает в Москве, рок-музыка по-прежнему занимает центральное место в его жизни. Александр написал автобиографическую книгу «Зачатие сибирского панк-рока» в двух частях. Вторая часть вышла совсем недавно, что и стало поводом для встречи. Мы решили узнать, как живет старейшая рок-группа Новосибирска, что вдохновляет музыкальный коллектив на творчество и как рождаются их новые песни.

 

Путти выступает на ступеньках заброшенного санатория. Фестиваль байкеров

Корреспондент «ЧС» встретилась с музыкантами из нынешнего состава «Путти» Денисом и Антоном Абрамовыми.

— Ребята, для начала представьте ваш коллектив.

Денис Абрамов. — Нас четверо. Я играю на гитаре, мой брат — барабанщик, наш руководитель Александр Чиркин поет и играет на всем, что попадает в руки, и Григорий Семаев — он бас-гитарист. Мы с братом в группе с 2013 года, Саша и Гриша — ветераны.

— Что вы думаете о книге Александра Чиркина «Зачатие сибирского панк-рока»?

Д. А. — Если бы этих книг не было, то это был бы не наш Чиркин. Саша — человек-зажигалка, он очень энергичный, деятельный, никому даже в голову не приходит, что этому парню под 60. Книги получились искренними, добрыми, красивыми. Вспоминая прошлое, он откровенно говорит о том, что он тогда испытывал, о чем думал. Саша по профессии художник-оформитель, все рисунки к книге он сделал сам.

А. А. — Несмотря на то что в книгах много непечатных слов, она пронизана уважением и благодарностью ко всем, с кем Саша дружил, с кем писал песни, выступал на концертах. События прошлых лет он описывает с большим чувством юмора, это здорово, читается легко. А еще я очень рад, что сохранились фото, на них — история рока, мы можем увидеть молодыми людей, которые отдавали «Путти» свою молодость, силы, энергию. Спасибо ему.

 

С Красным маршем на фестивале

— Ребята, мне нравится рок, его открытая манера исполнения, бешеная энергетика, но очень редко удается расслышать слова песен. Почему рок исполняют так громко, с надрывом, экспрессией?

Д. А. — С тех пор как в нашей стране началось повальное увлечение рок-музыкой, ею, в основном, занималась молодежь. А молодежи во все времена хотелось свободы. Чтобы докричаться, чтобы их услышали и поняли, что они хотят жить по-новому, они начали кричать во все горло, заявляя о себе. Бум-бум-бум! Для молодых, отчаянных, когда энергетика прет лавиной, это нормально. Согласен, слов в песнях разобрать почти невозможно, но на тот момент, когда рок зарождался, это было не так уж важно, главное — чтобы услышали и обратили внимание.

Кстати, у нас был случай, который показал, что некоторые люди не готовы воспринимать рок. В Новосибирске было заведение, в названии которого есть слово рок, оно как бы говорит о том, что здесь готовы слушать такую музыку. Ну вот, нас пригласили, условия согласовали, выступление было запланировано на три отделения. Два отыграли, вышли на перекур, и тут к нам руководство подходит и говорит: «Давайте, ребята, мы вас рассчитаем, третье отделение играть не надо». Как оказалось, в этом заведении была обычная публика, далёкая от рока и громкой музыки. Люди просто пришли покушать, рок был только в названии.

Современный состав группы: Григорий Семаев,
Антон Абрамов, Денис Абрамов, Александр Чиркин.

А. А. — Когда организовали «Путти», ее основателям — Саше Чиркину и Диме Истомину — было по 17 лет, они учились в торговом училище. Саша играл на барабанах палочками от пионерских барабанов, бил по крышкам от кастрюль и по обычным большим коробкам из картона (их использовали как низкочастотные барабаны, басы). Истомин пел, хотя никогда не учился пению. Позже к ним присоединились их друзья, такие же подростки, увлеченные панк-роком. Евгений Бекк играл на гитаре, Олег Чеховский — на бас-гитаре. По сути, пацаны музицировали на подручных средствах и были счастливы тем, что извлекали звуки, чем-то похожие на рок-музыку, которой все бредили.

Д. А. — Саша рассказывал нам, что они репетировали где придется. Тогда репетиционных точек не было, не нынешние времена. Орущую группу отовсюду выгоняли, пока они не оказались у Александра Чиркина дома. Слава Богу, что Чиркины жили в частном доме, а то бы соседи с ума сошли.


А. А. — Я еще помню, как Саша говорил, что его отец, когда услышал, что они поют блатные песни, решил, что это, пожалуй, интересно, и не стал возражать. Ребята открывали для себя новый мир, в запой слушали музыку зарубежных рок-групп, за бешеные деньги покупали пластинки на рынке, ночами ловили по радио волны, на которых передавали зарубежный рок. Никто ничего не знал и толком не умел, шли на ощупь и при этом получали такой кайф, что трудно передать.

— Выходит, что они учились быть рок-музыкантами сами по себе?

Д. А. — У рокеров обычно так и бывает. Я тоже учился играть на гитаре без преподавателя, сам по себе. Сидел часами, перебирал струны, пока не получалось что-то похожее на музыку.


А. А. — Я младше Дениса, поэтому в детстве, пока брат дергал струны, я сидел рядом и барабанил, не хуже Чиркина, на подушках. Могу подтвердить, что методом «тыка», без учебников и педагогов, можно научиться играть. В настоящее время я играю на барабанах и параллельно преподаю в Школе игры на барабанах, хотя музыкального образования у меня нет.

Д. А. — В те далекие годы все, что пацаны подбирали на гитарах, было музыкой. Какой-то мотив пришел в голову, его напевают, подбирают к нему рифмованные строчки, если вторая в голову не приходит, то на тарабарском языке говорили что угодно, лишь бы последнее слово было в рифму. Потом еще какая-то нормальная строчка, за ней опять тарабарщина, по той же причине. Сегодня в это трудно поверить, но именно так в те годы складывались «песни».

— И это пели со сцены?

Д. А. — Да! Потом, постепенно, со временем, приходила рифма, придумывались новые строчки, пробелы заполнялись, и получалась нормальная песня.

Байк-фестиваль. 2018 год, Томск

— Тарабарские песни — это насмешка? Протест?

Д. А. — Это был стёб! В то время, когда с экранов телевизоров передавали «Голубой огонек» с Кабзоном, молодежь это не устраивало, они хотели слушать другую музыку. Вполне допускаю, пацаны могли и не осознавать, но, где-то на уровне подсознания, действительно, протестовали. Все знают, что тогда люди не могли выехать за границу по своему желанию, нельзя было отправиться в путешествие (тебя объявят тунеядцем и будут с тобой бороться), нельзя было не иметь прописки.

Евгений Каргополов, бывший участник группы

А. А. — А еще была цензура. Стихи песен надо было согласовывать, чтобы, не дай Бог, антисоветчина не просочилась. Саша пишет об этом в книге. А в магазинах полки были пустые. Рокеры кричали о нежелании так жить. Название главных хитов группы «Красный марш», «Разбитая жизнь» говорят сами за себя. Эти композиции мы до сих пор исполняем на всех концертах, они были написаны Дмитрием Истоминым. Пусть стихи несовершенны, но они не просто говорили правду, они кричали о ней изо всех сил.

— Ребята, кто сегодня пишет для группы?

Д. А. — Вообще музыку для рок-групп композиторы пишут очень редко, все, кто исполняет рок, пишут сами. Причем, надо честно сказать, что слово «пишут» не вполне подходит. Просто сидишь, перебираешь струны, случайным образом проскальзывает какая-то мелодия. Если звучит красиво, то подхватываешь ее, развиваешь, чтобы не забыть — записываешь. На репетициях показываешь этот кусочек, если нравится, то все дружно начинают импровизировать. Совместная импровизация — это высший пилотаж, слияние общих мыслей и чувств, это очень круто. Так мелодия обрастает какими-то фишечками, эффектами и постепенно превращается в композицию.

— Кто сочиняет тексты?

Д. А. — Какой-то кусочек может родиться случайно, так же, как и мелодия, у любого из нас, а потом, прицепом, рождается гитарный ход — это начало. Приведу самый простой пример. Вот я иду по городу, кругом грязь, улицы убирают плохо, если метут, то к праздникам, и мне приходят в голову мысли:

Где же, где же мои крылья,

Что болтались на спине?

Верни их мне мой грязный город.

Конечно, они ложатся на музыку. Или вот еще строки из песни, навеянной размышлениями о жизни:

Я живу в развалинах, на отшибе мира,

И портретом Сталина закрываю дыры.

Мы не стремимся дать оценку всему, на что обращаем внимание, просто говорим об этом. Песни получаются с говорящими названиями: «Грязный город», «Запах озона», «Зачем ты кормишь голубей?», «Шаромыга-блюз», «Чебуречный сок», «Байкерская».

Вот еще из наболевшего:
О, мадам, как вы неотразимы!
О, как блестят тушканские меха,
Из ваших уст неповторимо
Летит от семок шелуха.

Нам это нравится. Мы с братом принимали участие в создании последних четырех альбомов «Путти»: «Житие на Марсе», «День чихуахуа», «Тени мегаполиса», «Лысый альбом». Мы любим рок-музыку, она отвечает нашим духовным запросам, дает возможность творчески развиваться, выражать свое видение мира. Получилось немного высокопарно, но все так и есть.

— В чем секрет долгожительства группы?

А. А. — Мне это видится так. Александр Чиркин не просто энергичный, творческий человек, он одержим роком, он притягивает к себе единомышленников, как магнит. Время идет, один состав меняет другой, новые музыканты, каждый, в свою очередь, привносит что-то новое, интересное. Не случайно у «Путти» 90 альбомов! Мы меняемся, пишем новые песни. Наши последние гастроли прошли в Москве в клубе «Китайский летчик», народу было много, рок любят. Исполняли новые песни и песни-боевики:
Мы были в Париже, мы были в Берлине,
Легенды расскажут, какими мы были».

— Вы много гастролируете. Расскажите, был ли какой-то интересный случай?

А. А. — Гастроли — это всегда праздник. Бывает, загрузим в машину аппаратуру, усядемся и смеемся по любому, даже незначительному, поводу. Это все потому, что мы едем делать любимую работу, что, отрываясь от рабочих будней (все члены коллектива имеют постоянную работу), мы чувствуем себя молодыми и свободными. Свобода опьяняет — это правда. А смешные, какие-то особенные случаи, конечно, были.

Д. А. — У нас есть традиция. Когда едем на гастроли в большой город, то на въезде останавливаемся, идем в кафе и обедаем. По опыту знаем, что позже закрутимся, поесть нам будет некогда. Ну вот, приехали в Томск, пообедали. Всем хорошо, все довольны, а я — отравился. Приехали в клуб, где должен был пройти концерт, публика собралась, а меня, в прямом смысле слова, наизнанку выворачивает. Но делать нечего, на сцену я вышел и, на всякий случай, рядом с собой поставил тазик. Держался изо всех сил, но в самые критические моменты все-таки им пользовался, а Саша меня как мог прикрывал. Возможно, кто-то из публики догадался, что означают мои странные маневры, но концерт мы не сорвали.

А. А. — Это печальный случай, хотя, когда все прошло и Денис выздоровел — потом мы еще долго вспоминали и смеялись. Я расскажу про другой. Мы поехали в гастрольный тур в четь 50-летия рок-н-рола. Это происходило в начале мая 2014 года. Сначала выступили в Академгородке, потом в Омске, далее — Екатеринбург. Вообще организаторы планировали доехать до Черного моря, подхватывая по дороге группы, которые проживали в других городах.


Мы ехать дальше Урала не планировали. Ну вот, загрузились в большой двухэтажный автобус; кроме нас, там были и другие коллективы, так что мы общались между собой, было очень весело. Первая остановка —в Омске. Город встретил нас теплой погодой, мы гуляли по улицам в шортах, майках. Концерт прошел в байк-клубе, все было отлично. В ночь выехали в Тюмень, уснули, а когда проснулись, то увидели, что выпал снег. А мы-то все легко одеты! Что делать? Чтобы нас спасти, водитель автобуса подъехал вплотную к двери хостела, чтобы мы быстро смогли туда переместиться, поспать, помыться, перекусить, а потом также вплотную, насколько возможно, подъехал к дверям клуба, и мы быстренько забежали в здание. Опять выступили, едем дальше. И надо же было такому случиться, что между Тюменью и Екатеринбургом нас накрыла снежная буря. Дорогу так занесло, что грузовые фуры сходили с дороги и сваливались в кювет вверх колесами! Это было страшно. Вся страна наблюдала за спасательной операцией, по телевидению показывали репортажи. Мы застряли на 12 часов. Еда и вода, что были у нас с собой, закончились, и 50 человек музыкантов, среди которых была наша группа, оказались заложниками заноса.

Спасали нас военные, которые приехали на танках, они расчищали дорогу и поднимали опрокинувшиеся фуры. Из близлежащих городов нагнали уборочную технику со скребками. Пока ждали, мы поймали волну, на которой общаются дальнобойщики (мобильная связь есть не везде, они общаются по рации). Вышли на связь и объявили: на трассе, в таком-то автобусе состоится рок-концерт. Надо отдать должное этим ребятам. Дальнобойщики пришли с едой и выпивкой! На первом этаже автобуса смешанные коллективы рокеров (разбираться и настраивать аппаратуру не было никакой возможности) играли дичайшую музыку, это был самый прикольный импровизированный концерт. А как мы тогда погуляли, со сколькими людьми перезнакомились! Организатором той поездки был Андрей Калюта, спасибо ему.

В Екатеринбург мы должны были приехать днём, чтобы было время настроиться, отдохнуть и проверить звук в клубе, а приехали ночью, но в баре «Харатс», где планировалось выступление, народ нас ждал! Все знали, что мы попали в бурю, переживали за нас и не расходились. К счастью, это была пятница или суббота. Эти гастроли запомнились, теперь есть что вспомнить, что рассказать.

— Ребята, что вы думаете о будущем рока?

А. А. — Александр сейчас в Москве, в столице ему проще договариваться о гастролях. В настоящее время мы ждем сигнала о предстоящих концертах в столицах, генерируем идеи для нового материала. Скорее всего, поедем весной. Предвкушение поездки — это круто, хочется сделать что-то особенное, чтобы всем понравилось. Репетировать, конечно, не так интересно, как когда мы были все вместе, но современные технические средства позволяют «Путти» и на расстоянии плодотворно трудиться.

Д. А. — Рок жив, у него большое будущее, я в этом уверен. Посмотрите, сколько рок-коллективов только в Новосибирске. Мы часто выезжаем на разные тусовки, фестивали, концерты и всегда встречаем там новые лица. Рок, как вирус, постоянно заражает других людей, и все, кому есть что сказать, — поют. Саша нас постоянно наставляет, говорит, что надо не останавливаться, что надо писать, писать, писать. Хиты сами не приходят, они рождаются, когда ты на подъеме, когда в крови адреналин, когда сердце бьется о ребра в бешеном ритме. Хочется думать, что своими песнями мы сможем заставить людей задуматься над тем, что они делают, и изменить жизнь в лучшую сторону, хоть на йоту.

Алсиня Шулепко,
фото из архива
рок-группы «Путти».

Поделиться:

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *