Покинувшие царство теней: как «Эвридика» помогает пострадавшим от сексуализированной эксплуатации

Фото с мероприятия «Нет насилию», 24 ноября, 2019 года, где участницы «Эвридики» совместно с другими активистками Новосибирска выступали с образовательными лекциями на тему гендерного насилия.

25 ноября — Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Именно этот день последние 20 лет является еще одним поводом напомнить широкой общественности о такой глобальной и трудноискоренимой проблеме, от которой физически и психологически страдают девочки и женщины в современном мире.

Для того, чтобы привлечь внимание к теме насилия по гендерному признаку, в этот день многие организации устраивают тематические флэш-мобы, проводят акции, фотовыставки, читают лекции и выходят на митинги.

Накануне этого дня мы встретились и поговорили с активисткой новосибирской феминициативы «Эвридика» Гелей Бессмертной и узнали, как волонтёры и специалисты помогают людям, пострадавшим от сексуализированной эксплуатации, справиться с трудными жизненными ситуациями и последствиями пережитых психологических потрясений. И главное – почему о проблеме эксплуатации, торговли людьми и насилия важно говорить не только в знаменательные даты, но и всегда.

Прежде всего, хочется отметить, что жертвами траффикинга, то есть торговли людьми, а также сексуализированной эксплуатации может стать человек любого гендера. По данным Организации Объединенных наций, жертвами торговли людьми ежегодно становятся 700 тысяч женщин, детей и мужчин. Однако огромный процент – более 70% случаев – приходится именно на женщин и девочек. Из них три из четырех подвергаются сексуальной эксплуатации.

— Геля, расскажи, пожалуйста, с чего началась история «Эвридики».

— Все участницы «Эвридики» — участницы Новосибирской Феминистской Группы, она в городе существует достаточно давно. Пару лет назад я узнала о том, что у НФГ (Новосибирской феминистской группы) зарождается инициатива выступать против торговли людьми с целью сексуализированной эксплуатации, на что я откликнулась.

Тогда, в 2019 году, у фонда «Безопасный дом» был грант на проведение офлайн-тренингов для специалистов по сопровождению пострадавших от торговли и по повышению осведомлённости о теме насилия. Мы подали заявку, чтобы провести такой тренинг в Новосибирске. По его окончании мы поняли, что хотим реализовать и превентивный план – проводить лекции, работу с уязвимыми группами людей. После этого почти сразу к нам стали обращаться женщины, которые нуждались в нашей помощи. Я связалась с представительницами этого фонда, и мы по-прежнему сотрудничаем: они предоставляют нам психологов, необходимые ресурсы для того, чтобы мы могли работать здесь с пострадавшими.

— А почему вы называетесь «Эвридика»? Самая первая возникающая ассоциация – известный сюжет древнегреческой мифологии об Орфее и Эвридике, оказавшейся в подземном царстве теней. Название как-то связано с ним?

Конечно. Это миф о женщине, которую забрали в царство мёртвых, а её возлюбленный пытался её спасти, но не смог. Мы провели аналогию между древнегреческой героиней и современной женщиной. Можно сказать, что женщины, пострадавшие от сексуализированной эксплуатации, тоже находятся в царстве мёртвых, переживают ад.

— Наверное, для многих будет не совсем понятен термин «сексуализированная эксплуатация», «сексуализированное насилие», что это значит? Почему термин «сексуальное насилие» в этом случае нельзя считать корректным?

— Нужно разобраться в том, что значит слово «сексуальный». Сексуальный – имеет значение «относящийся к сексу, половой жизни» и «привлекательный, вызывающий половое влечение». Насилие не может быть сексуальным. Насилие не может быть приятным и привлекательным. Поэтому правильней обозначить принудительное сексуальное действие именно как «сексуализированное».

— А кто может стать жертвой сексуализированного насилия? На кого направлена работа «Эвридики»?

Мы оказываем помощь женщинам и мужчинам, но, конечно, подавляющее большинство пострадавших – женщины, пережившие торговлю людьми с целью сексуальной эксплуатации, но есть и те, кто пережили другие формы траффикинга. Помимо этого, мы работаем с уязвимыми группами – это и выпускники детских домов, женщины с детьми без источников дохода, студентки, мигрантки…Чаще всего к нам обращаются девушки от 18 до 25 лет с разным гражданством, имеющие опыт в проституции, либо находящиеся на грани вовлечения в проституцию.

— А как они узнают о вас?

— Через социальные сети или от знакомых. К нам обращаются девушки и из других регионов, не только из Новосибирской области. Им мы оказываем помощь дистанционно.

— А скольким людям вы уже помогли?

— Мы ведём статистику, за два года мы отработали 19 обращений, насколько это было возможным. Не каждого человека можно довести до состояния ремиссии. Бывает такое, что к нам обращаются, а потом «теряются», не выходят на связь. В таком случае, нам ничего не остаётся, кроме как смириться, потому что принимать помощь или нет – это тоже воля человека. Много обращений поступает по непрофильным случаям, связанным, например, с семейным насилием. Если мы видим, что наших ресурсов для помощи недостаточно, мы перенаправляем обратившегося в профильные организации.

—  Так сложилось, что у многих сформировалось мнение о том, что быть жертвой, рассказывать о том, что тебе нужна помощь, это стыдно. Так ли это? Пострадавшим от насилия действительно непросто поделиться своей историей?

— Почти для всех это очень сложно. Дело в том, что культура обращения за помощью очень низкая. Женщина, оказывающаяся в опасной жизненной ситуации, пережившая травмирующий опыт, часто может винить саму себя в том, что с ней произошло. Многие стесняются рассказывать свою историю, потому что уже имеют негативный опыт обращения за помощью. Может случиться так, например: они обращаются к психиатру, который не знает, как помочь человеку с такой проблемой. В конечном итоге, непрофессиональная помощь может травмировать человека ещё больше. Ну и большую роль в этом играет, конечно, тенденция стигматизации женщин, занимающихся проституцией и пострадавших от насилия.

— А чем руководствуетесь вы при работе с женщинами?

— Существуют международные практики, которым следуют многие специалисты, главная из которых survivor-centered approach (если дословно, то это «подход, ориентированный на спасшегося, выжившего человека), главная суть которого в том, что пострадавший, его чувства и опыт ставятся во главу всего. И, конечно, базовые принципы: уважительное отношение, отношение без осуждения, максимальное включение и информирование человека о травме, её последствиях, проявлениях и о способах, как с этим можно справиться. Мы придерживаемся именно такого подхода.

Проработка психологических травм, ресоциализация – это задача, которую отрабатывают с психологом. Мы скорее оказываем базовую поддержку: показываем, что опыт человека значим, что этот опыт его не определяет, что есть место, где его выслушают, не осудят, поверят и помогут.

— А какую ещё помощь вы можете оказать?

— Если проблемы с жильём, то можем предоставить временное – чаще это хостел. Помогаем с продуктами, лекарствами, врачами, оказываем помощь в прохождении образовательных курсов. Последнее возможно при наличии соответствующих грантов. Связываемся с организациями, которые предоставляют одежду и обувь для наших подопечных. При необходимости выделяем средства на проезд, мобильную связь.

— А вы как-то отслеживаете дальнейшую судьбу своих подопечных?

— Да, мы всегда стараемся узнать, как складывается жизнь у девушек и женщин, которые обращались к нам, если, конечно, они не против. В любом случае, мы всегда проговариваем, что при возникновении сложностей в жизни, они могут обратиться к нам снова. Случалось такое, что девушки, вышедшие из секс-индустрии, спустя время возвращались туда обратно и думали, что после такого не имеют права обратиться к нам вновь. Однако это не так. Ещё раз повторю, что мы никого не осуждаем. Единственное, чего мы ждём от своих подопечных – чтобы они могли жить полноценной счастливой жизнью.

— А как много женщин попадают в секс-индустрию и становятся жертвами сексуализированного насилия?

— Если смотреть на цифры управления ООН по наркотикам и преступности, то среди всех пострадавших от торговли людьми с целью сексуальной эксплуатации – более 80% это женщины и девочки. Причем возраст вовлечения в занятие проституцией в России – это 13,5 лет. В других странах – где-то выше, где-то ниже, но тоже до 15 лет. По тем же данным, 92 % опрошенных женщин хотели бы выйти из проституции. Это подтверждает, что они находятся в таком положении из-за какой-то нужды, не добровольно.

— А каким образом женщины попадают в проституцию?

— Истории могут быть совершенно разные. Кто-то хочет устроиться на легальную работу за границей, но становится жертвой обмана и по приезду их принуждают оказывать секс-услуги. Это может быть осознанный путь, когда женщина хочет заняться секс-практиками за деньги и начинает искать такого рода занятость. Обычно ей всегда говорят, что она сама может выбирать себе клиентов, отказываться от них. Однако по факту оказывается, что не всё так просто: за отказ могут налагаться штрафы, увольнение. У женщин возникают когнитивные искажения, из-за чего им бывает очень трудно сопротивляться всему тому, что с ней происходит.

Есть ещё вовлечение в проституцию через «романтические» отношения, когда партнёр начинает давить на женщину, рассказывать, что у него какие-то проблемы со здоровьем, криминальными элементами, после чего либо сам подталкивает женщину на оказание секс-услуг за деньги, либо рассказывает, что он знает о том, как можно быстро заработать. Это, наверное, не самый очевидный путь, но таких случаев немало. Любой из этих сценариев может развиться как в реальной жизни, так и онлайн.

— Важно понимать, что проституция – это прежде всего насилие, не важно, как женщина оказалась в этой индустрии. За деньги или другие «блага», это принуждение к сексу, а значит изнасилование. И даже если женщина выходит из индустрии, это навсегда оставляет неизгладимый след на её психологическом состоянии.

Многие женщины, пережившие такой опыт, имеют психологические травмы и живут с ПТСР (прим.ред. — Посттравматическое стрессовое расстройство). Именно поэтому важно прорабатывать своё состояние с психологами. С травмирующим опытом нужно учиться жить, его нужно принять и понять, что это история закончена. Но опять же все разные и по-своему переносят подобные события. Многое зависит от устойчивости психики конкретного человека и срока пребывания в ситуации эксплуатации. В целом, с этим можно жить, но важно понять как.

— Насколько важно и нужно в современном российском обществе, где, как мы знаем, очень любят навесить ярлыки на пострадавшего, бороться с насилием против женщин? Психологическим, физическим, сексуализированным – любым. И главное — как?

-Российским организациям, которые борются с насилием в отношении женщин, очень не хватает государственной поддержки и во многом поддержки общественной. Потому что общество у нас ещё не готово распрощаться со многими стереотипами и стать более эмпатичным. Однако стоит отметить, что в последние 5 лет значительные позитивные подвижки все-таки происходят. В России сейчас появилось много профессионалов и специалистов, готовых помогать, у нас работает много кризисных центров, горячих линий, фондов, которые поддерживают пострадавших от разных видов насилия. Это очень хорошая динамика.

— А как ты считаешь, почему в современном российском обществе всё ещё существует тенденция осуждения женщин по самым разным причинам. И на каждую стремятся поставить штамп «сама виновата»?

— Это не только в российском и не только в современном. Почему? Сложно коротко объяснить все причины. В целом, всему виной исторически сложившиеся форма социальной организации – патриархат, – из-за которой возникает некая динамика неравенства и множество факторов, ущемляющих женщин в правах. Гендерные роли, которые существовали и существуют на протяжении сотен лет, взращивало и поддерживало само общество, поэтому они очень прочно закрепились. До сих пор в мире наблюдается неравенство в доходах между мужчинами и женщинами, женщины по-прежнему меньше занимают руководящие должности и сталкиваются с так называемым «стеклянным потолком» — невидимым барьером в карьере женщины с высокими достижениями. Дискриминации по половому признаку очень много.

— То есть можно сказать, что в обществе существует культ мужчины, при котором женщина не воспринимается, как равноценный по правам ему человек, и это в конечном итоге приводит к тому, что в отношении дискредитируемого пола допускаются любые вольности, в том числе и самые страшные виды насилия…

— Да, всё именно так. Радует, что каждое десятилетие человечество открывает для себя новую запретную тему и начинает её познавать. Так вышло, что последние 50 лет особенно активно стали обсуждаться темы неравенства, насилия в отношении женщин и детей и военного насилия. Человечество движется в сторону снижения уровня агрессии, где человеческая жизнь начинает иметь большую ценность.

— Дальше будет лучше?

— Однозначно. Мы уже живём лучше, чем 10, 20, 30 лет назад…Например, «Палермский протокол» о предупреждении и пресечении торговли людьми был принят в 2000 году. Всего 21 год назад. В историческом масштабе – это секунда. Однако за это время произошли заметные изменения, о которых мы уже говорили выше: на проблему траффикинга и насилия стали чаще обращать внимание, активизировались специалисты, появились кризисные центры.

— А как может поступить человек, узнавший, что его знакомый, друг или близкий пережил или переживает насилие. Как может помочь?

— Прежде всего оказать поддержку, выслушать – это то, чего не хватает многим пережившим травматические события. Узнать, какая основная проблема есть у человека. Может, ему негде жить, у него нет средств на обучение, на образование. Если случилось так, что вы можете повлиять на решение этих проблем, то просто посодействуйте. Можно найти организации и специалистов, которые окажут человеку помощь. Часто случается так, что у пострадавшего просто нет ресурсов на то, чтобы сопротивляться течению жизни, его нужно поддержать. Важно интересоваться, что чувствует человек, потому что проговаривание проблемы – это некая терапия, которая позволяет предотвратить усугубление положения.

— А расскажи ещё, пожалуйста, про фонд «Безопасный дом», мы говорили о нём в самом начале. Что это за организация?

— Это московская организация, которую создали в 2007 году три замечательные женщины – Вероника Антимоник, Светлана Анохина и Елена Тимофеева. Миссия этого фонда заключается в том, что они поддерживают социально-уязвимые группы населения, создают условия для оказания комплексной помощи людям, оказавшимся вовлечёнными в траффикинг и подвергшимся разным видам насилия. По всей стране у них есть партнёры, с которыми они сотрудничают. За время существования они помогли более 250 пострадавшим, провели превентивные мероприятия, которые посетило более 6 тысяч представителей уязвимых групп, и проинформировали более 2 миллионов человек о такой важной проблеме, как торговля людьми, эксплуатация и насилие.

— Какие планы на дальнейшее развитие у «Эвридики»?

— Больше рассказывать о своей деятельности, искать новые источники финансирования. Очень важно, чтобы о нас узнало, как можно больше людей, тогда мы чаще сможем оказывать поддержку пострадавшим. 4 и 5 декабря в молодежном центре «Содружество» мы с другими активистками будем проводить лекции, приуроченные к 25 ноября – Международному дню борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Ждём всех неравнодушных и желающих узнать о гендерном насилии. Чем больше мы знаем про насилие, тем легче  становится его предотвратить.

День памяти сестёр Мирабель

Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин был установлен Генеральной Ассамблеей ООН в 2000-м году. Дата выбрана в память политических активисток сестёр Мирабель, убитых в Доминиканской Республике 25 ноября 1960 года по приказу доминиканского правителя-диктатора.

Генеральная Ассамблея в своей резолюции предложила правительствам международным и неправительственным организациям проводить в этот день мероприятия, привлекающие внимание общества к проблеме насилия в отношении женщин.

Насилие в отношении женщин и девочек не имеет социальных, экономических или национальных границ. Оно затрагивает женщин всех возрастов и возникает в самых разных контекстах, принимая различные формы, включая физическое, сексуальное и психологическое насилие, а также экономическое принуждение и эксплуатацию.

Для женщин, оказавшихся в кризисной ситуации, связанной с насилием, в нашей стране бесплатно действует Всероссийский телефон доверия: 8 (800) 7000-600.

Поделиться:

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *