Помимо угля, нефти и газа. Колонка Воронова и Суслова

Сначала зададимся вопросом: «Что же такое природный потенциал?». Чаще всего, когда говорят о природном потенциале, имеют в виду природно-ресурсный потенциал. Оценивая, сколько ресурсов можно «взять» с этой территории: от угля или нефти до возможностей использования их для туризма и развлечений

При такой постановке уходит в сторону проблема собственно потенциала, то есть возможностей, какие предоставила бы данная территория в случае сохранения этого потенциала на будущее. Одновременно отодвигается из зоны внимания и проблема очередности использования ресурсов — кто первый начал осваивать их, тот эту очередность и определяет.

Про полезные ископаемые Сибири написано много. Настолько много, что кажется: Сибирь — просто кладовая подземных сокровищ, которые можно брать без оглядки. Для сибиряков позиция восприятия их земли как места, откуда можно нечто взять и увезти — заведомо проигрышная. Рядом с тобой уничтожают природу, кто-то на этом зарабатывает деньги, делится с другими, даже тебе немного перепадает. Но вот скважина, карьер, трубопровод отработали своё, тебе остается исковерканная природа, где и жить нельзя. Интересы сибиряков совсем не в том, чтобы увеличивать добычу полезных ископаемых в Сибири.

Учитывая это, хотелось выделить ту часть природного потенциала Сибири, которая не связана с сибирскими сокровищами недр. Эта часть значительна и не менее весома.

Экологические ресурсы Сибири

Важнейшей компонентой природно-ресурсного потенциала Сибири, имеющей планетарное значение, являются экологические ресурсы. Годовая выработка в атмосферу углерода на Земле (главным образом — антропогенная) составляет 8,8 гигатонн, из чего поглощается чуть более половины. В России ситуация обратная: на ее территории вырабатывается 650 мегатонн углерода, а поглощается — на 40 процентов больше, в основном, благодаря сибирским тайге, болотам, тундрам и вечной мерзлоте. В среднедушевом выражении ситуация еще более выразительная: в мире за год в среднем на человека увеличивается содержание углерода в атмосфере на 600 кг, а в России это содержание на одного человека, наоборот, снижается на 2800 кг. В международных соглашениях по экологической тематике этот факт должен был бы учитываться. Но ни в Киотском протоколе, ни в Парижском соглашении он во внимание не принимался.

Более того, сибирский потенциал теплообеспечения населения не используется для сибиряков. Системы централизованного теплоснабжения обеспечивают тепловой энергией около 75 процентов всех потребителей в России. 35 процентов потребности обеспечивают теплофикационные системы, то есть системы, в которых источниками тепла служат ТЭЦ различной мощности. Крупными теплофикационными системами вырабатывается около 6,28 млн ГДж/год, из них 47,5 % — на твердом топливе, 40,7 % — на газе и 11,8 % — на жидком топливе . Это средние по России цифры. Сибирь отапливается неэкологичным углем, и в значительной части — бурым. Добываемый в Сибири газ не достается сибирякам, а перекачивается в европейскую часть страны.

Из-за пониженной рассеивающей способности атмосферы Сибири усиливается и без того высокая загрязнённость воздуха крупных сибирских городов, а также водоёмов рядом с ними. Норильск, Красноярск, Новокузнецк — российские (и мировые!) лидеры по загрязненности окружающей среды.

Биологические ресурсы

С экологическими ресурсами тесно связаны биоресурсы. Не будет сохраняться сибирская тайга — легкие планеты получат такой же удар, какой получает человек с тяжелой формой коронавирусной инфекции. Отличие в том, что против такого удара не может быть ни лекарств, ни вакцин. Задыхаться будут все.

Академик В.А. Коптюг писал: «Постоянное совершенствование технологий должно лежать также в основе рационального использования биологических ресурсов, однако в этом случае необходимо учитывать, что каждый биологический объект является необходимым элементом биосферы Земли, поддерживающим ее существование и установившееся равновесие. Поэтому значение каждого из биологических ресурсов гораздо шире узкого утилитарного интереса, с позиций которого они часто оцениваются».

В советское время Сибирским отделением АН СССР были выработаны четкие рекомендации: «Для усиления экономического стимулирования природоохранных мероприятий необходимо упорядочить источники возмещения природоохранных затрат. Основными источниками возмещения природоохранных затрат должны стать народнохозяйственные и региональные фонды охраны окружающей среды и воспроизводства природных ресурсов, которые, на наш взгляд, должны формироваться и складываться из платы за использование природных ресурсов и штрафов за ущерб окружающей среде».

В настоящее время позиция сибирских ученых менее определенная. Денежные средства, в том числе, и для науки, находятся в руках тех, кому не очень интересны экологические проблемы.

Что влияет на природный потенциал Сибири?

Изменение климата. В настоящее время не только интенсивная добыча полезных ископаемых в Сибири снижает ее природный потенциал. Существуют и причины, находящиеся за пределами хозяйственной деятельности человека.

В связи с глобальным потеплением тает вечная мерзлота, снежный покров и льды в Северном Ледовитом океане. Темная поверхность океана быстрее поглощает солнечный свет, атмосфера нагревается и лучше задерживает водяные пары. Водяные пары конденсируются в высоких слоях атмосферы, высвобождается энергия, нагревающая воздух. Круг замкнут, и разорвать его нельзя. В этом усматриваются только отрицательные моменты, особенно когда вычисляют, что уровень мирового океана поднимется настолько, что Новосибирск станет морским портом.

Плотность населения в Сибири почти в 30 раз меньше среднемировой и почти в 15 раз меньше, чем в европейской России.

В большей части Сибири природно-климатические условия неблагоприятны. Нулевая среднегодовая изотерма может, по нашему мнению, отграничить с севера зону более или менее комфортного проживания людей. Ее можно назвать «линией жизни». В России она начинается от Белого моря у основания мыса Канина, далее проходит через средний Урал к озеру Байкал, оставляя его в зоне положительных температур, затем с определенным «изгибом» на юг (не достигая Амура, с некоторой «натяжкой» — по БАМу) проходит посередине Сахалина через южную оконечность Камчатки.

К югу от «линии жизни» находится лишь пятая часть территории Сибири. Сейчас в ней проживает около 25 млн человек. При плотности населения европейской России здесь проживало бы около 70 млн человек, а при плотности населения западноевропейского уровня — почти полмиллиарда. Нелишне вспомнить, что великий русский ученый Дмитрий Менделеев в конце XIX века назвал численность населения России, необходимую с его точки зрения для сохранения и освоения ее территорий. Это 500 млн человек, а населения южной Сибири — около 200 миллионов.

Глобальное потепление сделает Сибирь более благоприятным местом для проживания, а это, несомненно, приведет к росту численности населения. Будут развиваться новые отрасли сельского хозяйства, промышленное садоводство и виноградарство, повысится урожайность традиционных культур.

Таяние вечной мерзлоты приводит к попаданию метана в атмосферу. Он в десятки раз усиливает парниковый эффект. Германский Центр изучения Заполярья и океанологии имени Гельмгольца отметил, что в феврале 2018 года на Северном полюсе две недели стояла нулевая температура, в то время как в Берлине было минус 10.

Тот же Центр обосновал прогноз, что на перспективу в 100 лет метан в 34 раза будет сильнее влиять на климат, чем углекислый газ, а в ближайшие 20 лет еще сильнее — в 86 раз. Это скажется на снижении природного потенциала Сибири, приведет к затоплению, то есть к сокращению ее территории. Этот процесс также можно рассматривать и как отрицательный, и как положительный с позиции влияния его на природный потенциал Сибири. Как источник метанового загрязнения атмосферы Сибирь приобретет негативный имидж. Но если удастся разработать и освоить технологии улавливания атмосферного метана и использования его в энергетике, то это объективно увеличит природный потенциал Сибири.

Еще одна составляющая природного потенциала глобального значения — туристско-рекреационная. В список всемирного наследия Юнеско вошли восемь мест Сибири: плато Путорана, Горный Алтай, бассейн озера Убсу-Нур, Байкал, остров Врангеля, вулканы Камчатки, Сихотэ-Алинский хребет, Ленские столбы, ландшафты Даурии.

Сельское хозяйство. Из разных выращиваемых сельскохозяйственных культур наибольшим источником загрязнения окружающей среды специалисты считают рапс. Он выращивается преимущественно для экспорта в Китай, и при его возделывании активно используются гербициды и пестициды. Китайцы получают рапсовое масло, а сибиряки — зараженную химикатами почву.

Заражение переходит из сельскохозяйственных угодий в природную среду. В настоящее время в азиатской части России существуют только три центра мониторинга загрязнения почвы: Алтайский (Яйлю), Баргузинский (на южном берегу Байкала) и, по каким-то причинам, Командорский (на Командорских островах). Ввиду такого скромного мониторинга информация о загрязнении природных почв крайне убогая. Это существенно ограничивает возможности научных исследований и прогнозирования в этой сфере.

Угольная энергетика. В настоящее время добываемый в Сибири газ уходит на Запад, а крупные сибирские города отапливаются бурым и каменным углем. Такое неравноправие Рамочной конвенции ООН об изменении климата в Мадриде генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш назвал «климатическим апартеидом», рассматривая его как основной элемент различия между богатыми и бедными странами. В России эта граница проходит внутри страны, когда в одной (европейской) части ее населению позволено дышать чистым воздухом, а в другой (азиатской) выбросы угольных станций заставляют всех вдыхать воздух, крайне вредный для здоровья.

Внутрироссийский «климатический апартеид» снижает природный потенциал Сибири в двух направлениях. Во-первых, он понижает привлекательность Сибири как места проживания и объективно приводит к дефициту рабочей силы. Во-вторых, он приводит к оттоку самой ценной части населения, привыкшей заботиться о своем здоровье.

Плотины ГЭС на сибирских реках. Создание водохранилища — часть строительства ГЭС, существенно изменяющая водный режим реки. Это, в свою очередь, приводит к существенному изменению флоры и фауны — как в самой реке, так и на ее берегах. Многолетние последствия появления крупных водохранилищ перед гидроэлектростанциями плохо изучены. В нашей стране эти последствия чаще всего упоминаются в связи с волжскими ГЭС. Но в Сибири ситуация более катастрофическая. Некогда идеально чистая Ангара превращена в каскад водохранилищ со стоячей водой. Сформировавшаяся в них микробиота способствует развитию болезнетворных организмов в лесах по берегам рек. В особенности этот процесс снижает природный потенциал Сибири, когда активы ГЭС принадлежат иностранным компаниям, которые заведомо не будут вкладываться в улучшение экологии.

В целом же можно сказать, что природный потенциал Сибири огромен. К сожалению, лишь небольшая его часть используется во благо сибиряков.

Юрий Воронов,
к.э.н., ведущий научный сотрудник Института экономики
и организации промышленного производства СО РАН

Виктор Суслов,
заведующий лабораторией анализа и моделирования экономических процессов
Института экономики и организации промышленного производства СО РАН


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.