Уровень бедности как критерий успешности властей

«… Предписываю: чтоб везде было изобилие! И что ж! От одного этого неосторожного слова неизобилие, до сих пор тлевшее под пеплом и даже казавшееся изобилием, — вдруг так и поперло изо всех щелей!»

(М.Е. Салтыков-Щедрин, «За рубежом»)

В. Клисторин

В конце апреля текущего года газета «Коммерсантъ» опубликовала информацию о том, что Минтруд хочет упразднить потребительскую корзину и отказаться от ежеквартального установления величины прожиточного минимума. С этого года прожиточный минимум и минимальный размер оплаты труда устанавливаются исходя не из потребительской корзины, а из медианного дохода. Размер МРОТ составляет 42% от медианной заработной платы — 12 792 руб., а прожиточного минимума — 11 653 руб. (44,2% от медианного дохода).

Что это значит и зачем это делается

Переход от принципа исчисления абсолютной бедности к ее определению как относительной можно рассматривать как прогрессивный шаг, поскольку бедность — не только физическое выживание, но и более сложное социально-культурное явление. Показатель бедности исходя из медианного дохода принят в развитых странах и считается более обоснованным, особенно потому, что по мере роста благосостояния общества растет и граница понятия уровня бедности. Но то, что, как представляется, хорошо работает в одних странах, особенно богатых и благополучных, вовсе не обязательно будет так же исправно работать у нас.

Очевидно, что изменение методики определения прожиточного минимума может сказаться на уровне бедности и, следовательно, на объеме бюджетных расходов в рамках социальной политики. Следовательно, возникает ряд вопросов, а именно: как скажется изменение методики на показателях статистической отчетности в среднесрочной перспективе. В краткосрочном плане почти ничего не изменится, поскольку коэффициенты к медианным доходу и зарплате подобраны таким образом, чтобы размеры прожиточного минимума и МРОТ были близки к ранее установленным.

Другой вопрос — как изменится соотношение между статистикой и фактическим состоянием бедной части общества в перспективе. Если общий фонд оплаты труда будет реально расти, то будет возрастать, при прочих равных условиях, средняя и медианная зарплата. Аналогично и с доходами населения. Но последние семь лет реальные располагаемые доходы не росли, а, в основном, падали по данным Росстата. Если такая тенденция сохранится, а именно на фоне медленного экономического роста доходы будут стагнировать, или падать, то при новой методике определения прожиточного уровня бедность в стране будет как минимум стабильной при росте стоимости потребительской корзины.

Многолетние наблюдения и особенно прошлый год наглядно показали, что потребительская инфляция, учитываемая в корзине, в последнее время существенно выше общей инфляции, которую используют как базу для индексации ряда доходов. Очевидно, что переход к новой методике во многом решает эти проблемы.
Три года назад Президент РФ В.В. Путин подписал указ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», в котором среди прочих целей установил «снижение в два раза уровня бедности в Российской Федерации», т.е. ее сокращение до 6-7% от общей численности населения. Правда, в июльском указе снижение уровня бедности перешло из разряда целей в группу целевых показателей, а их достижение отнесено на 2030 год.

Определение уровня бедности исходя из медианного или среднего дохода можно считать прогрессивным при условии низкой дифференциации доходов, достаточно высоком их среднем уровне и относительно невысоких различиях в доходах в региональном разрезе. Все эти условия в нашей стране не выполнены. При этом главное оружие в борьбе с бедностью, как показывает опыт всех стран, включая нашу, — это быстрый экономический рост. А экономика страны в стагнации уже больше 10 лет: среднегодовые темпы прироста ВВП составили менее 1%, что ниже, например, чем в скандинавских странах.

Измерение уровня бедности и борьба с нею

Важный вопрос состоит в том, какие меры борьбы с бедностью и социальной поддержки малоимущим будет оказывать государство. В СССР бедности, как известно, не было. Голод был, а проблемы бедности вроде бы не было. До 1980 года понятия «бедность» в статистическом учете СССР не существовало. Поэтому оценка уровня бедности современными исследователями проводится на основании косвенных показателей и анализа уровня заработных плат граждан. Твердые цены и социальная политика, предоставление товаров и услуг в натуральной форме существенно искажали данные по доходам, и специалисты до сих пор спорят о фактических темпах экономического роста и благосостояния населения на различных этапах отечественной истории в ХХ веке. Например, можно найти такие данные по динамике бедности в нашей стране (рис. 1).

О конкретных величинах, равно как и о методике их исчисления, можно спорить. Но представляется, что качественно они достаточно верно отражают тенденции изменения уровня бедности.
По данным современных исследователей (к которым также следует относиться осторожно), по завершению восстановительного периода после Отечественной войны уровень бедности оставался длительное время очень высоким. Но сохранение высоких темпов экономического роста при определенной переориентации структуры экономики в сторону потребления домашних хозяйств во второй половине 1950-х и в 1960-е годы позволило сократить уровень бедности в нашей стране в 2,5–3 раза. Обратный процесс наблюдался во второй половине 1980-х и в 1990-е годы. Стагнация и экономический спад, а потом и разрушение системы социальной поддержки благодаря инфляции (сначала скрытой, а потом и открытой) привели к тому, что в начале 1990-х уровень бедности превысил 40%. Скачок уровня бедности в 2000 году объясняется последствиями дефолта, а его последующее снижение соответствует периоду быстрого экономического роста нулевых годов.

Но, как видно из графика и данных Росстата, примерно с 2014 года практически не наблюдается экономический рост и, соответственно, рост доходов. Результатом является монотонный рост бедности. Дело в том, что в любом обществе есть классы и группы людей, которые могут даже при общем сокращении реальных доходов обеспечить себе прежний, а иногда и растущий уровень потребления просто в силу того, что они прямо или косвенно контролируют ресурсы и их распределение.

Данные о доле бедных граждан в общей численности населения страны следует дополнить для наглядности абсолютными оценками, взятыми из другого источника (рис.2).

Если экономический рост слабый или отсутствует, главным способом борьбы с бедностью становится социальная помощь со стороны государства. Но расширение программ социальной помощи требует увеличения налоговой нагрузки, а это вредит экономическому росту. Сама по себе социальная помощь становится тяжелой ношей для бюджета и, в свою очередь, требует роста административных расходов. Судя по высказываниям членов Правительства РФ, эта проблема осознается, но выход видится в ускоренном переходе к адресной поддержке уязвимых групп населения и внедрении новых цифровых технологий в этой области. При всем совершенстве этих технологий администрирование все более тонкой настройки социальной помощи будет только нарастать. Равно как и издержки на содержание аппарата реализации социальной политики.

Отвлеченные рассуждения

Хотя бедность как феномен сопровождала всю историю человечества, во всяком случае, со времени возникновения классового общества и государства, долгое время она считалась нормальным явлением, поскольку бедность была нормой жизни подавляющего большинства населения. Бедность стала проблемой только в XIX веке, да и то не сразу и не во всех странах и обществах одновременно. Причины видятся в распространении образования и постепенной демократизации общества, распространении социальных лифтов и постепенной эмансипации социальных групп и классов. Урбанизация, вырвавшая из традиционных сообществ миллионы людей и сконцентрировав их в крупных городах, привела к более тесному общению и заимствованию моделей потребления. Наконец, широкое распространение информации, включая статистическую, и международные миграции позволили сравнить уровень жизни в разных странах и частях света и поставить вопрос о том, почему одни живут лучше других и что мешает большим группам людей жить более богато и комфортно.

Парадокс ситуации с бедностью состоит в том, что стремление к выгоде и наживе, упрочнению своей власти и внешней экспансии господствующих классов и государства требовало расширения системы образования, индустриализации и урбанизации, распространения информации и формирования общества массового потребления. Все это привело к осознанию бедности как социального феномена и несправедливости. И началась борьба с бедностью как ответ на общественный запрос.

Немалую роль играл и имиджевый фактор: бедность считалась несовместимой с величием страны, эффективностью государства и его способностью обеспечить социальный мир и согласие. Большую роль в привлечении научного и общественного внимания к проблеме бедности сыграло противостояние и соревнование двух систем. Как известно, в СССР, а потом и в социалистических странах проблемы безработицы и бедности были успешно преодолены, что считалось их главным достижением. И многие этому верили, а иные до сих пор убеждены, что при социализме бедность как массовое явление отсутствовала.

Что в остатке

Отмена методики исчисления уровня бедности исходя из размера потребительской корзины имеет многочисленные последствия. Как отмечалось выше, внешне это очень прогрессивный шаг, и жаловаться можно только на то, что оценка уровня бедности будет исходить из менее 44,5% от медианного дохода, а не 60%, как, например, в Швеции.

Скорее всего, изменения приняты из-за того, что при сохранении прежней методики Росстату следовало бы публиковать данные о том, что уровень бедности во многих регионах России растет. Например, он значительно вырос в прошлом году и, возможно, после некоторого снижения в нынешнем снова будет показывать негативную динамику. Когда будут пересчитаны данные по новой методике за прошлые годы (и будут ли вообще) — пока неизвестно. В этом году мы столкнулись с феноменом более быстрого роста цен на потребительские товары массового спроса, такие как подсолнечное масло, сахар, картофель и прочее.
Учитывая отечественный опыт статистических новаций последних лет, скорее всего, уровень бедности в нашей стране будет постепенно снижаться. Даже если реальные доходы в стране или отдельных регионах будут сокращаться и, следовательно, упадут средние и медианные доходы, уровень бедности может не только не возрасти, но даже снизиться. А публикация статистических данных будет вызывать бурное обсуждение совсем других проблем.

Таким образом, можно считать, что уровень бедности в нашей стране в ближайшие годы будет вести себя вполне прилично, и это позволит достойно отчитаться о достижении национальных целей. При этом будет трудно выявить основные причины, факторы и условия снижения уровня бедности. Проблема будет уходить из новостной ленты. Но следует помнить о том, что важны не столько сами по себе показатели, сколько долгосрочные тенденции и их соответствие наблюдаемым фактам и здравому смыслу.

В.И. Клисторин

 

Поделиться:

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *