Бобслеист Михаил Мордасов: «Моя мечта — медаль Олимпиады»

бобслеист из Новосибирска Михаил Мордасов

Бобслеист Михаил Мордасов. Фото автора

На зимних Олимпийских играх в Пекине-2022 случилось историческое для новосибирского спорта событие. Впервые местный бобслеист принял участие в главном форуме четырёх лет. 26-летний Михаил Мордасов вместе с товарищами по команде занял седьмое место в соревнованиях четырёхместных экипажей. В интервью «ЧС» бывший бегун, а ныне разгоняющий рассказал о дебютной Олимпиаде, разборках с самим собой, полезном падении и встрече с трёхкратным олимпийским чемпионом по лыжным гонкам Александром Большуновым.

Разборки с самим собой

— Михаил, как спустя некоторое время оцениваете для себя итоги пекинской командировки?

— Мы, бобслеисты, как и все спортсмены, по своей натуре — максималисты. Хотелось бы большего, но, учитывая все обстоятельства, оцениваю выступление как нормальное. Могло ли быть лучше? Судя по тому, как складывался сезон, и по нашим результатам, — да. К сожалению, из-за болезни не получилось поучаствовать в соревнованиях двоек.
С детства мечтал об Олимпиаде, думал, каково это — побывать на Играх. Мои ожидания оправдались сполна. Как я себе представлял этот дух здорового соперничества и атмосферу праздника, такими они и оказались.

Соревнования проходили в охотку. Лично у меня, не знаю хорошо это или плохо, не было ни страха, ни мандража. Мы выступили, считаю, в свою силу. Нам противостояли чемпионы мира и олимпийские чемпионы — этот костяк и претендовал на медали. Простых соперников там не было. На фоне остальных экипажей мы — молодые ребята, которые только врываются в когорту сильнейших. У нас ещё есть время, чтобы в полной мере проявить себя. Теперь, имея опыт, мы знаем, в каком направлении двигаться.

— В своих детских мечтах об Олимпиаде представляли себя на беговой дорожке?

— Да. С ней связана бОльшая часть моей спортивной карьеры. Начинал я со спортивной гимнастики, которой посвятил порядка пяти лет. Далее была лёгкая атлетика, которой занимался примерно десять лет. После этого провёл шесть сезонов в бобслее. Становление профессионального спортсмена и сопутствующие сложности, разборки с самим собой, размышления на тему «надо-не надо» и «ради чего всё это» — все эти моменты я проходил на беговой дорожке. Именно на ней я видел себя на Олимпийских играх, но сложилось иначе.

Я ни о чём не жалею. Не жалею, что в своё время сменил вид спорта, попробовал что-то новое и поверил в собственные силы. Когда переходил в бобслей, передо мной была только одна мечта и задача — Олимпиада. И не просто Олимпиада, а олимпийская медаль.

— Сколько не были в родных краях?

— В середине сентября мы полетели накатываться в Сочи. Обычно в декабре у нас бывает недельный перерыв. Но в этом году мы не возвращались домой из-за антиковидных мер. Было принято решение не рисковать, не ставить под угрозу ни соревнования, ни здоровье. Мы с пилотом Ростиславом Гайтюкевичем оставались на сборе в Сигулде (Латвия). Не был в Новосибирске с сентября по 23 февраля. Всё это время шёл подготовительный либо соревновательный период.

— Соскучились по дому?

— Очень! Меня здесь не было без малого полгода. Сейчас, в период подготовки, буду проводить тут чуть больше времени, чем в течение сезона, но всё равно будут частые разъезды. В середине мая отправимся в Кисловодск готовиться по линии сборной.

Легенда Большунов

— Виделись в Пекине с кем-то из спортивных знаменитостей?

— Наша трасса располагалась в горах, мы жили обособленно, в замкнутом кластере. В нашей олимпийской деревне размещались бобслеисты, скелетонисты, саночники. Общались, в основном, в своём кругу, но видели также всю нашу сборную во главе с Сан Санычем Большуновым: он — легенда (улыбается), суперталантливый, одарённый и трудолюбивый спортсмен. Переживали, когда происходили передряги с российской командой по фигурному катанию (во время Олимпиады стало известно о положительном допинг-тесте Камилы Валиевой. — Прим. авт.).

— Где повстречали Большунова и других сборников?

— В аэропорту перед вылетом из Пекина. Нас заблаговременно туда привезли. Мы все долго сидели в одной общей зоне. По прилёте в Москву олимпийцы поехали на «ВТБ Арену», где чествовали победителей и призёров Игр. У меня же было несколько иное состояние — не в том плане, что плохое, просто я понимал, что сейчас это не совсем моё мероприятие. Я бы, наверное, смотрелся там лишним. Решил отправиться домой, отдохнуть и побыть в спокойной обстановке, пообщаться с родными и близкими, которых долго не видел.
На сегодняшний день уже начата подготовка к новому сезону. Все олимпийские перипетии позади, эмоции утихли, в голове всё переварилось, произведён анализ проделанной работы. Ошибки будут учтены в дальнейшем.

— Вас тоже приглашали на общее мероприятие для олимпийцев?

— Да, вся сборная была приглашена на большой праздник. Не только я, но и многие другие спортсмены захотели поехать домой, к семье. Нас очень тепло встретили в столичном аэропорту. Даже те ребята, у которых не получилось завоевать медали, почувствовали, что за них действительно болела вся страна. Атмосфера была просто класс! Ощутил колоссальную поддержку — испытал такое первый раз за всю спортивную карьеру.

— Удалось ли пообщаться с признанными звёздами отечественного спорта?

— Видели перед отлётом спортивное руководство страны, прославленных тренеров. Было очень рано. Не скажу, что не было желания общаться, просто хотелось ещё немного поспать. У нас, бобслеистов, только-только закончились соревнования, и уже на утро надо было собирать сумки и выезжать — всё происходило быстро. Дремал прямо в аэропорту — моему примеру много кто последовал. Не до этого немного было.

— Российские олимпийцы покидали Пекин единым потоком или в разные дни?

— Было требование со стороны организаторов, что спортсмены должны покинуть страну в течение трёх суток после окончания твоего вида программы. Тех, у кого соревнования завершались раньше, вывозили до нас. Бобслеисты, как и представители многих других видов спорта, закончили выступать в последний день Олимпиады. Была большая делегация, самолёт был полным. Наверное, половина сборной улетела нашим рейсом, а ещё половина покидала Пекин ранее меньшими группами.

Ковидная угроза

— На церемонии закрытия Игр присутствовали?

— Нет, потому что, опять же, накопилась усталость. Была возможность, но желания не было. Тренерский штаб и персонал ездили. Мы же собирали вещи и уже думали о следующих Играх.

— Устали больше эмоционально или физически?

— Скорее, первое. Как спортсмены, мы привыкли к физическим нагрузкам. Но когда ты столько времени готовишься, а потом резко происходит опустошение — это непривычно.

— Насколько строгими были антиковидные ограничения на Олимпиаде? Доставляли ли они неудобства?

— Меры со стороны организаторов были серьёзные. Их можно понять — они взяли на себя ответственность проводить в такое непростое время крупнейшие старты. Считаю, они сделали это достойно. Маски, перчатки, постоянная дезинфекция рук — к этому мы привыкли. Китайцы обрабатывали автобусы. Даже асфальт на трассе опрыскивали антисептиком, чтобы минимизировать вероятность заболевания. Они всё делали правильно, и мы относились к этому с пониманием. Мы и между собой старались поменьше контактировать. Лучше лишний раз не подойти: и себя не хочется подставлять и уж, тем более, кого-то другого, чтобы человек, не дай бог, из-за тебя не пострадал.

Наша делегация, как и другие, не пренебрегала санитарными требованиями и рекомендациями. Китайцы очень строго за всем следили. Не было и намёка на халатность с их стороны; чтобы кто-то приспустил маску — такое даже не обсуждается. В этом плане они очень ответственны и щепетильны. Обслуживающий персонал всегда был в защитных костюмах.

Было ли это в тягость? Конечно, хотелось разгрузить голову, выбраться в город, погулять, но это не представлялось возможным — что ж, значит, так надо. Мы были сконцентрированы на стартах и постоянно заняты подготовкой, будь то тренировка на трассе, работа с техникой или что-то ещё. Каждый преследует свою цель: кто-то — город посмотреть, кто-то — до последнего бороться за медали. Мы относили себя ко второй группе.

— Нельзя было даже жать руку другому человеку?

— Мы сами понимали, что не нужно этого делать. Можно поприветствовать жестом, помахать рукой или, в крайнем случае, отбить кулачок. Никто не запрещал, но мы особо друг к другу не лезли. Здравый смысл подсказывал, что от этого стоит воздержаться.

— Как на вас повлияла болезнь перед Олимпиадой? Может быть, не будь её, смогли бы бороться за медали?

— Совершенно не повлияла. От болезни было одно название. Слава богу, всё протекало легко, и не повлияло на физическую подготовку. Руки я не опускал, тренировался. У меня нет претензий к самому себе. Уверен, что на результате это никак не сказалось.

Полезное падение

— Некоторые участники Олимпиады жаловались на специфическое питание на Играх (по крайней мере — те, кто был на карантине). Как оно вам?

— Отличное. Какой-то экзотики, прямо скажу, было мало. Питание было на любой вкус: рыба, мясо, овощи… В самой олимпийской деревне было всё: первое, второе, десерты, напитки. Невозможно представить, чтобы кто-то не нашёл себе покушать или ушёл голодным. А вот на карантине, знаю, ситуация была ужасная. С чем связана данная проблема, не знаю. Наверное, с тем, что обслуживание в этом случае вели отдельно стоящие отели — надо им вопросы задавать.

— Случались ли у вас в прошедшем сезоне падения на трассе?

— Слава богу, жизнь отгородила нас от этого в минувшем сезоне. Было одно падение на тренировке в Латвии у пилота Ростислава Гайтюкевича, но без меня. Как он потом сказал — нужное. Оно пригодилось для опыта и определённых выводов. После этого мы выиграли этап Кубка мира в Сигулде.

— Как это достижение отразилось на вашей собственной самооценке?

— Мы всегда ходили вокруг да около. Нас можно назвать специалистами по третьим местам — они нас буквально преследовали (улыбается). А тут взять и выиграть! Это — следствие упорного труда и отчасти, наверное, стечение обстоятельств. Но победителей, как говорится, не судят. Победа дала уйму сил и уверенности. Нам было важно почувствовать, что мы можем. Благодаря успеху в Сигулде мы получили мощный заряд и настрой на будущее. У нас и дальше хорошо всё шло. В спорте без уверенности никуда. Она нужна любому спортсмену. От чего её брать, если не от золота?

— Ваша победа в Сигулде датирована 1 января. Новый год совсем не отмечали?

— Мы совершенно не отмечаем Новый год. Если честно, мы уже забыли про этот праздник. В Европе его не встречают, а мы вынуждены считаться с местными обычаями. Из-за этого Новый год проходит у нас в штатном режиме: поздравили друг друга, легли спать и с утра поехали на тренировку или соревнования. Жизнь спортсмена предполагает свои нюансы.

— Как провели отпуск?

— Весь отпуск провёл в Новосибирске. Наверное, это был первый раз, когда элементарно хотелось побыть дома. Тут у нас хорошо, мне нравится (улыбается). Прошёл медобследование, уладил вопросы по здоровью, которые меня беспокоили, завершил накопившиеся бытовые дела. Во время сезона всё твоё время занимает подготовка и спорт, а во главе угла стоит результат. От своей мечты мы не отступаем.

Читайте также:

Мы в Телеграме

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте и Одноклассники

Новости партнеров:

Комментарии [ 1 ]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *