Закон об экстренном отобрании детей — удар по многодетным семьям

Фрагмент картины итальянского художника Гвидо Рени «Избиение младенцев», 1612 год

Фрагмент картины итальянского художника Гвидо Рени «Избиение младенцев», 1612 год

Недавно в Новосибирске у многодетной матери отобрали пятерых детей, потому что она оставила их дома одних. Сейчас она может их вернуть до решения суда о лишении ее родительских прав. Однако Госдума чуть не приняла законопроект, который предполагает возможность проведения экстренного заседания суда для отобрания детей в течение 24 часов. Пока родительской общественности удалось добиться отзыва проекта, который мог поставить под угрозу многие семьи, особенно многодетные и малоимущие.

Что за закон?

Законопроект № 986679-7 внесли на рассмотрение депутат Госдумы Павел Крашенинников и сенатор Андрей Клишас. Он предлагает новую редакцию статьи 77 Семейного кодекса «Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью» и сопутствующие изменения ещё в два закона.

Данный законопроект предполагает, что при изъятии ребенка из семьи при угрозе его жизни или здоровью органы опеки имеют право потребовать закрытого заседания суда в течение всего суток с момента изъятия.

Да, сейчас детей тоже можно изымать из семей. Это могут сделать органы опеки на основании решения местной власти в случае непосредственной угрозы жизни или здоровью ребенка. При этом опека уведомляет прокурора, обязана временно устроить ребенка и в течение семи дней обратиться в суд с иском о лишении или об ограничении родительских прав.

Также ребенка отбирает полиция по акту о безнадзорности, часто когда реальной безнадзорности нет (просто родители оставляют ребенка дома на какое-то время одного или с другими родственниками). В такой ситуации родители могут обжаловать решение в судебном или досудебном порядке. При этом для лишения родительских прав также требуется решение суда, которое может быть принято через довольно длительный промежуток времени, что дает родителям возможность подготовиться к защите.

Новый законопроект предполагает, что решение суда об отобрании детей будет приниматься очень быстро — в течение 24 часов. Ранее такой строгий порядок использовался только в одном случае: если ребенку требовалась срочная операция, а родители не давали на нее разрешение. Теперь же причиной решения суда может оказаться что угодно, ведь формулировка «угроза жизни и здоровью» — очень размытая.

Например, считается, что у каждого ребенка должно быть отдельное спальное место и свой собственный стол для занятий. При таких формулировках нарушение этой нормы вполне может оказаться основанием для отобрания ребенка. Но реально ли соблюсти ее в семье с восемью детьми, которая проживает в обычной квартире?

Мнение юристов

ювенальная юстиция«Знакомство с проектом показывает, что он не решает ни одну из известных проблем, связанных с отобранием детей», — рассказывает новосибирский юрист Александр Коваленин.

По его мнению, авторы законопроекта не защищают понятие «непосредственной угрозы жизни ребенка или его здоровью» от злоупотреблений, а наоборот — подчеркивают, что его можно понимать и иначе: как обстоятельства, которые не являются исключительными, не требуют немедленного вмешательства. То есть проект закрепляет в законе то расширительное толкование термина «непосредственная угроза», на котором строятся злоупотребления.

«В отсутствие четких правовых оснований любые, даже просто непривычные для благополучного государственного служащего условия жизни семьи легко называются «условиями, представляющими угрозу жизни или здоровью детей либо препятствующих их нормальному воспитанию и развитию». То есть могут стать поводом для защиты ребенка, отобрания его по суду или даже немедленно. Потому что служащий часто не видит разницы между описанной выше угрозой и непосредственной угрозой. Новый законопроект ему в этой путанице только помогает», — поясняет Александр Коваленин.

При этом практика показывает, что под угрозой чиновники опеки могут понять все что угодно, от аварийного состояния жилья до просроченных продуктов в холодильнике. Также ребенка могут изъять, потому что он остался дома один, что особенно часто случается в многодетных семьях, где родители вынуждены уходить не только на работу, но и на занятия или в больницу с другими детьми.

Юрист считает, что законопроект построен на ошибке: авторы словно не знают, что в семейном кодексе уже есть судебное отобрание ребенка, но не экстренное, а в обычном порядке. Это приводит к трём ошибкам регулирования. Первая ошибка: когда нужно немедленное внесудебное отобрание, ребенок лишается адекватной защиты. Вторая ошибка: когда возможно судебное отобрание, оно сокращается — с нормального судебного процесса до ускоренного и скомканного, в котором нет места гласности и состязательности. Третья: закрепляется то понимание термина «непосредственная угроза», на котором и строятся злоупотребления.

Комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции отметил: «Законопроект нуждается в существенной доработке». То же самое говорится в заключении Правительства РФ. Опубликовано немало и отрицательных общественных заключений.

Удар по многодетным семьям

Представитель новосибирского Координационного Совета в защиту общественной нравственности, культуры и традиционных семейных ценностей, координатор Клуба православных многодетных семей города Бердска Иван Квасницкий вспоминает, как девять лет назад в Москве у многодетной матери-одиночки отобрали ребенка. Школьнику-отличнику тогда так и сказали, что он хороший мальчик, но «родился не в той семье». Основанием для изъятия послужило то, что ребенок был дома один (школа закрылась на карантин из-за гриппа, а мать была на работе). Проверяющие нашли в холодильнике просроченные творожки, ранее выданные семье в качестве гуманитарной помощи. Тогда ребенка удалось вернуть за пять дней при поддержке правозащитников. Но если бы мог состояться экстренный суд, то на возвращение мальчика в семью потребовалось бы несколько месяцев.

«Показательный пример того, что может случиться с любой семьей, если законопроект будет принят, — поясняет Иван Квасницкий. — Если раньше это было внесудебное изъятие, которое можно было тут же обжаловать в суде, то когда решение будет принимать суд, доказать свою правоту родителям будет катастрофически сложно».

Также активист вспоминает, как в 2012 году в Искитимском районе Новосибирской области у бабушки, опекающей двух своих внучек после смерти дочери, отняли детей из-за беспорядка в доме и неправильно составленных финансовых отчетов. На следующий день она обратилась в суд, и при поддержке общественности, в том числе при участии самого Ивана, через четыре месяца смогла вернуть детей. Но если бы закон тогда действовал в предлагаемой новой трактовке, спасти семью было бы куда сложнее. Иван Квасницкий отмечает, что законопроект только усиливает позицию опеки, добавляя еще один инструмент для изъятия детей, хотя его авторы позиционируют проект как защиту семьи и ребенка от произвола чиновников.

Семья Борисевич из села Морозово Искитимского района: бабушка и внучки. Фото: berdsk.bezformata.com

«Интересно, что Крашенников и Клишас уже не первый раз замечены в «антисемейных» делах, — отмечает Иван Квасницкий. — В прошлом году они участвовали в разработке спорного закона о семейном насилии, ранее – выдвинули так называемый «закон о шлепках». Случайность ли это или намеренная работа против традиционных семейных ценностей?».

Также он обращает внимание, что если закон «О семейном насилии» проходил процедуру общественного обсуждения, то этот проект намеревались принять без обсуждения вообще. Однако сделать это не получилось. «Общество накалилось. Знаю людей, которые не спали ночами, писали разборы проекта и обращения к власти, — рассказывает общественный деятель. – Важно было добиться отклонения законопроекта еще до первого рассмотрения. Ведь если в первом чтении закон будет принят, то далее станут обсуждать только детали, а не концепцию документа в целом. То есть будет решаться: 24 или 72 часа дать суду на решение об отобрании, а не сам факт необходимости экстренного суда». Многие активные родители собрались вместе, чтобы суметь вовремя «отбить» эту угрозу.

«Мне иногда кажется, что такие провокационные законодательные инициативы даны нам для того, чтобы люди выступили соборно — объединились миром против антисемейной политики», — подытоживает Иван Квасницкий.


«Законопроекты в сфере семьи можно принимать только после максимально широкого обсуждения, если удастся прийти к консенсусу. В этих вопросах не может быть места никакой келейности и навязыванию при принятии подобных проектов в обществе»

Владимир Путин, 2013 год


Юрист общественной организации «Вектор» Андрей Андреев вспоминает другой — совсем недавний случай. У многодетной матери в Новосибирске отняли сразу пятерых детей, потому что она оставила их одних дома, выйдя в магазин. По словам общественника, сейчас их уже раздают под временную опеку. При этом детей разделяют по разным семьям. Пока у матери есть шанс их вернуть. Но если бы был принят новый закон, она могла лишиться родительских прав в мгновение ока.

«Многодетные семьи оказались бы под угрозой в первую очередь, — рассуждает отец семерых детей. — Мы намного острее чувствуем на себе все колебания в обществе. И вероятность попадания таких семей в социально-опасное положение — выше. Детей много, а уровень жизни только падает».

Он отмечает, что законопроект предусматривает рассмотрение дел в особом судебном производстве. То есть не будет прений сторон, а судья будет принимать решение только на основании доказательств опеки. «Семье необходимо найти хорошего, квалифицированного юриста в течение суток, да еще и деньги, которые ему придется заплатить — это практически невозможно. Получается, что семьи будут беззащитны», — поясняет юрист.

«Также учтем состояние судебной системы в России, — продолжает Андрей Андреев. — Опека принимает решение субъективно, суд действует исходя из внутренних убеждений судьи. А судьи уже сейчас предлагают многодетным семьям: «А вы разместите детей в пункте временного пребывания на полгода», мотивируя это тем, что тогда не придется на них тратить деньги. И что будут решать судьи с такой позицией?»

Также, по мнению многодетного отца, новый закон можно будет использовать для сведения личных счетов или давления на родителей. А вот против асоциальных семей, где может реально существовать угроза жизни, его вряд ли будут использовать: никто не захочет лишний раз возиться с проблемными детьми.

Решение проблемы Андрей Андреев видит в том, чтобы законы исходили не «сверху», как сейчас, а «снизу». «Необходимо собраться всем вместе: представителям министерства, уполномоченному по правам ребенка и общественным организациям — и, сколько бы времени на это ни ушло, прийти к консенсусу. Только так можно выработать закон, который стоит принимать. Чтобы в нем было четко прописано, что именно понимать под угрозой ребенку. Чтобы с этим были согласны все заинтересованные стороны».

Родительский протест

Председатель новосибирского регионального отделения общероссийской общественной организации защиты семей с детьми «Родительское всероссийское сопротивление» Евгений Коптев тоже считает, что в случае принятия закона, прежде всего, под ударом окажутся малоимущие и многодетные семьи, а также сельские жители. «К сожалению, в последнее время пошла такая тенденция, что фактически начали отбирать детей за бедность, — пояснил он. — Если в квартире плохой ремонт или само жилье плоховато, то это становится поводом для отобрания детей».

Евгений Коптев на пикете
Евгений Коптев на пикете

Евгений Коптев принял участие в протестных пикетах, которые РВС организовала по всей стране. Он рассказал ЧС-ИНФО, что, судя по всему, закон хотели провести «тихой сапой», «по-быстрому». Но не получилось.

Напомним, в 2013 году Родительское всероссийское сопротивление масштабно выступило против других законопроектов, связанных с возможностью отобрания детей из семьи. Тогда РВС удалось остановить «ювенальные» инициативы, собрав более 100 тысяч подписей жителей страны. И если бы Госдума приняла законопроект «Крашенинникова-Клишаса» в первом чтении, организация запустила бы сбор подписей и против него.

В интернете была создана петиция против законопроекта. На момент публикации ее подписали больше 122 тысяч человек. Отдельными людьми написано около 30 тысяч обращений к депутатам.


«Необходимо обсудить всесторонне нормы законов, и сделать все для того, чтобы ребенок был защищен. Был защищен, с одной стороны, от возникающих в жизни угроз. Но, с другой стороны, чтобы не получилось так, что органы опеки его забрали из семьи, а потом семья должна доказывать, что это неправильно»

Председатель Госдумы Вячеслав Володин


Также обращение против законопроекта в адрес всех федеральных органов власти подписали 206 родительских организаций (список имеется в распоряжении редакции). В объемном документе с подробным разбором проекта они обратили внимание на коррупциогенную составляющую системы-экспресс отобрания детей. Также в письме отмечается: «Конституцией РФ устанавливается, что «дети –приоритет государственной политики», а также, что в Российской Федерации «обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства». Данные конституционные положения должны рассматриваться в своей глубинной взаимосвязи для достижения баланса интересов государства, общества и личности».

Интересно, что еще в сентябре против данного проекта высказался Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. 28 сентября он направил письмо к председателю Госдумы Вячеславу Володину. Святейший Владыка предложил устроить широкое общественное обсуждение этой законодательной инициативы с участием конфессий.

Пока материал готовился к публикации, стало известно, что первый бой общественность выиграла. Вечером 16 ноября на официальном сайте Госдумы появилось сообщение о том, что законопроект отозван. Но в каком виде и когда он будет возвращен на рассмотрение — неизвестно. Как показывает практика, антисемейные законы пытаются внести снова и снова, лишь немного меня формулировки. Поэтому родителям необходимо постоянно быть начеку и готовиться к очередной атаке на семейные ценности.

Читайте также:


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.