Михаил Алоян: «Хочется развивать бокс в России»

Михаил Алоян с микрофоном

Михаил Алоян. Фото Олимпийского совета в Новосибирской области

В этом году чемпион мира и олимпийский призёр по боксу Михаил Алоян провёл свой последний бой. Ранее мы пообщались с одним из самых известных новосибирских спортсменов современности, а сегодня публикуем окончание беседы. В частности, титулованный боксёр рассказал, с кем хотел бы, но не встретился на ринге, и чем занимается после ухода из большого спорта.

— В профессионалах у вас одно-единственное поражение — от чемпиона мира Золани Тете в четвертьфинале боксёрской Cуперсерии в 2018 году. Стоило ли тогда соглашаться на подобное испытание?

— Золани — очень серьёзный соперник. На тот момент по опыту, надо признать, я ему не подходил. Но я не жалею, что принял этот вызов, совсем наоборот! Тот бой заменил мне много поединков, которые были до и после. Он позволил мне обрести бОльшую уверенность, что помогло в дальнейшем. В идеале до встречи с Тете мне следовало бы провести ещё боя четыре-пять. Тем не менее, думаю, всё было сделано вовремя. Поединок получился очень качественным и зрелищным. Многие хвалили меня за то, что не упал, да ещё и дал отпор (Михаил уступил судейским решением по итогам 12-раундового противостояния. — Прим. авт.).

Считаю, что в реванше я вполне мог бы победить. Я понял, что в нём нет ничего сверхъестественного. Тогда мне не хватило уверенности — это связано с недостатком опыта. Будь у меня профессиональный опыт на таком уровне, всё было бы иначе.

— После южноафриканца у вас были не такие крепкие оппоненты. Почему?

— Не такие, согласен. Бой с Тете был рискованным. Снова рисковать наша команда — не только я — не захотела, решили идти более плавным путём, подниматься постепенно, повышать уровень от соперника к сопернику. Но пока шёл, передумал боксировать. Мотивация прошла, стимула нет… Что из этого получилось бы, остаётся загадкой.

— Складывалось впечатление, что вы провёдете как минимум один бой с приставкой «супер», прежде чем оставите бокс. Такие планы были?

— Конечно. Но случилось так, как случилось…

— С кем могли бы побоксировать из титулованных соперников? Снова с Тете?

— Нет, с Тете не имело смысла, так как в следующем бою он потерял титул. К тому же, я боксировал с ним не в своей привычной категории — до 53,5 кг. Суперчемпионом в моём весе — 52,2 кг — был и остаётся англичанин Халид Яфай, с которым я дважды бился в любителях. Мы встречались в финалах чемпионата Европы, и оба раза я выиграл. С ним хотелось бы разделить ринг, чтобы побороться на титул. Но если бы это было намного раньше…

— Организовать такой поединок было реально? Надо полагать, в дело вмешиваются много различных моментов и аспектов?

— Очень много! Мы, например, хотим выступать в России, популяризировать бокс здесь, а сторона соперника не вылазит из Англии. Переговорный процесс долго тянется. Торговля условиями — так я это называю. Было бы желание — мы бы ещё за эти условия пободались, но оно пропало.

— Какие у вас амбиции и цели вне ринга?

— Хочется развивать бокс, чтобы в Новосибирской области появлялись чемпионы мира и олимпийские чемпионы. И не один, а как можно больше. Нужно сделать так, чтобы в сборной было много местных ребят, как это было раньше. Моя глобальная задача — пропаганда спорта и здорового образа жизни. Физическая активность была в нашей стране традицией ещё в советское время и даже раньше.

Хотелось бы приучить молодёжь к спорту, ведь он несёт в себе ещё и воспитательный момент. Тренер всегда учит, что правильно, а что — нет. Не только в зале, но и за его пределами, в том числе на улице. Нормы поведения регулируются наставником. Это то, чего пока не хватает в смешанных единоборствах. Но и там это тоже начинает появляться, и я рад, что MMA к этому идут. Мне небезразличны поведение нашей молодёжи, их судьба и воспитание. Именно спорт закаляет и учит преодолевать трудности.

— Что делать российским боксёрам в условиях санкций, когда закрыта дорога на международную арену? Видите ли вы какой-то выход из ситуации?

— Тренироваться и ждать, пока что-то придумается. Остальным должны заниматься чиновники, функционеры. Они решают, как заменить международные соревнования внутренними. Это могут быть и турниры нового формата с участниками из дружественных и союзных государств. Просто это нужно делать оперативно, чтобы у спортсменов не возникало застоя.

— Смогут ли болельщики увидеть в Новосибирске классные боксёрские поединки в этом и следующем году учитывая действующие санкции?

— В последние годы здесь и так не было зрелищных боёв за исключением серии полупрофессионального формата AIBA Pro Boxing (APB). Тогда мы с Арменом Закаряном, нашим чемпионом Европы, отбирались на Олимпийские игры в Рио-2016. Те бои проводились в Новосибирске в спорткомплексе «Север». Задолго до этого и после громких поединков здесь, к сожалению, не было. В Академии бокса проводятся профессиональные бои уровня региона и округа. Павел Силягин боксировал на «Локомотив-Арене». Но это не настолько медийные мероприятия, о них мало кто знает. Считаю, что не совсем правильно выстроена работа в плане пиара. Но я уверен, что боксёры у нас ещё вырастут. Сибирь славится своими богатырями. Есть у нас молодой спортсмен Александр Груничев, на которого в Новосибирске возлагают надежды. Очень надеюсь, что он станет большим чемпионом.

Читайте также:

Мы в Телеграме

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте и Одноклассники

Новости партнеров:

Комментарии [ 1 ]

  1. Спасибо за статью, интересно! К Михаилу невозможно относиться равнодушно, да и для него самого первейшее — это работать эмоционально, а не зло, с соперником соревноваться не только в боевых навыках, но и в интеллектуальных. Умница, молодчина! Достойный пример для подрастающих боксёров!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *