Михаил Мордасов: «Я закоренелый бобслеист»

новосибирский бобслеист Михаил Мордасов

Участник Олимпиады в Пекине-2022 Михаил Мордасов. Фото автора

В этом году новосибирский атлет Михаил Мордасов совершил впечатляющий прорыв. Он стал первым бобслеистом из 54-го региона, выигравшим этап Кубка мира и выступившим на Олимпиаде. Четырёхместный экипаж Ростислава Гайтюкевича, в котором состоит сибиряк, занял в Пекине-2022 седьмое место ― неплохо для дебюта. Однако после Игр в Китае российские спортсмены столкнулись с колоссальной проблемой.

Наши соотечественники ввиду санкций не соревнуются на международной арене. Если для лыжных гонок, где мы имеем внушительную конкуренцию внутри страны, это не столь критично, то в таком специфичном виде спорта, как бобслей, положение близко к тупиковому. Или так только кажется на первый взгляд? Пути выхода из сложившейся ситуации мы обсудили с 26-летним разгоняющим, который в прошлом занимался барьерным бегом.

Заезженные места

― Михаил, как будет выглядеть календарь российских бобслеистов с учётом отсутствия международных стартов?

― Точной информации пока нет. У нас зимний вид спорта ― будем надеяться, что ближе к сезону появится конкретика. Подготовку к нему мы всегда ведём внутри России. У нас есть базы: мы занимаемся в Сочи, Кисловодске, Москве, Воронежской области и т. д. Для нас это, скажем так, заезженные места ― в этом смысле ничего не меняется. Разумеется, некоторые коррективы вносятся с учётом опыта предыдущих лет, но локации и периоды плюс-минус те же. Будем, как обычно, готовиться на родине.

― Правильно ли понимаю, что зарубежных сборов нынче не планируется?

― У нас никогда их нет. Зачем они нам? В этот период осуществляется ОФП (общая физическая подготовка. ― Прим. авт.), и здесь всё для неё есть. Мы же не катаемся летом, трассы не функционируют.

― В мире не так много бобслейных треков. Сочинская трасса, построенная к Олимпиаде-2014, в сегодняшнее неспокойное время выручает особенно?

― Безусловно. В России есть вся необходимая инфраструктура. Не каждая страна может похвастаться тем, что у неё есть своя трасса. Понятно, что в Западной Европе всё ближе и компактнее, там спортсмены могут поехать в соседнюю страну и что-то заимствовать. Мы можем организовать себе полноценные тренировочные сборы. Центры подготовки команд в Сочи и Кисловодске очень высокого уровня. Нас всё устраивает.

― Расскажите о системе бобслейных соревнований в нашей стране. Есть ли в вашем виде спорта этапы Кубка России по аналогии с другими зимними дисциплинами?

― Этапов Кубка России нет. Есть чемпионат и первенства России среди возрастных категорий. Что касается Кубка страны, то он проводится в начале сезона (октябре) и служит своеобразным отбором для пилотов на международные старты. Национальный чемпионат проходит по завершении сезона. В этом году он состоялся в апреле.

― Как соревноваться, если не будет общепринятых международных заездов?

― За неимением международных стартов, конечно, нужно создавать этапы Кубка России. Это позволит прогрессировать молодому поколению и поддерживать форму основному составу сборной. Здесь встаёт вопрос разнообразия. Наверное, надо договариваться с дружественными странами, которые имеют санно-бобслейную трассу и возможность принимать соответствующие турниры. Это может быть Китай или Корея. В любом случае необходимо что-то делать и где-то соревнования проводить. Если допустить застой на год-два, а то и больше, мы получим плачевную ситуацию. У нас и так-то вид спорта не слишком популярный. В таком случае и те, кто есть, уйдут…

Юным талантам необходимо развитие, опыт. Спортсмены более высокого класса должны реализовывать свои амбиции и показывать мастерство. Всё это требует соревновательного периода. Иначе ради чего мы тренируемся? Не просто же так, чисто номинально, правильно? Будем надеяться, международный сезон всё-таки сложится. Без этого будет тяжело. Тем более у нас, если говорить о противостоянии с иностранцами, есть между собой вопросы (улыбается), которые нужно решить на трассе. По-хорошему, конечно же: выяснить, кто сильнее.

― Бытует мнение, что на Западе формируется негативное отношение к россиянам. Общались в последние месяцы с кем-то из зарубежных коллег? Был ли, как сейчас говорят, хейт в ваш адрес?

― Я, честно, не любитель лезть на рожон и задавать ненужные вопросы. Во время сезона я много с кем общался, и контакт был вполне нормальным. Когда начались известные события, я взял в этом плане паузу. Какого-то хейта со стороны коллег по цеху не было, никто из них меня ни к чему не призывал, не агитировал и не провоцировал. Надеюсь, здравый смысл возобладает. Все понимают, от чего происходит и отталкивается сложившаяся ситуация и кто к ней какое отношение имеет. У каждого должна быть своя голова на плечах.

― В предстоящем сезоне вы будете выступать с тем же пилотом ― Ростиславом Гайтюкевичем?

― Хотелось бы, но пока неизвестно. У нас главенствует спортивный принцип, проводится соответствующий отбор. Лучшие разгоняющие выступают с лучшим пилотом. Надеюсь, мы снова найдём друг друга (улыбается).

Недооценённая работа

― До бобслея вы занимались лёгкой атлетикой. Если будет мало стартов по бобслею, может, имеет смысл вспомнить былое и вновь выступить на беговой дорожке?

― Вы знаете, до вашего вопроса я не задумывался над этим, но теперь скажу: всё возможно. У нас есть подобная практика. В сборной России по бобслею много тех, кто пришёл из лёгкой атлетики, в том числе и я. Те, кто переквалифицировался недавно, совмещают два вида спорта. Летом они выступают на легкоатлетических турнирах. Но это свежие примеры. Возможно ли это сделать мне? Для начала нужно лучше понимать, каковы будут дальнейшие перспективы и возможности. Хотел бы я? Наверное, да. Представляется ли это возможным? Не знаю. Я уже закоренелый бобслеист, во мне уже слишком мало осталось от бегуна. У меня уже произошла смена специализации.

Кто-то может сказать: «Это же похоже на лёгкую атлетику, вы так же бежите и разгоняете». Но бобслей ― это не лёгкая и не тяжёлая атлетика, это другое. Чтобы состояться как бобслеисту, нужно выполнять специальную работу, заточенную именно под наш вид спорта. Побегать или штангу поднять, а потом прийти на бобслейную трассу и сказать: «Я здесь что-то могу» ― так, уверяю вас, не получится.

Соревноваться ради галочки мне уже не интересно. Если и выступать, то на серьёзном уровне. К сожалению, спринтерам я должную конкуренцию составить не смогу. По крайней мере, если замахиваться на чемпионат России. Понятно, что на уровне чемпионата области ― может быть, но, опять же, для чего?

бобслеист Михаил Мордасов и каратисты Болотовы
Михаил Мордасов (второй справа) на тренировочном сборе в Крыму. Фото из группы НЦВСМ ВКонтакте

― Для сохранения соревновательного тонуса ― почему нет?

― Пока я в этом не нуждаюсь. За сезон прошло слишком много стартов, включая Олимпиаду. Наоборот, нужно дать центральной нервной системе отдохнуть. Если говорить о подготовке, то у нас всё уже сформировано. В тренировках есть элементы лёгкой атлетики, и их очень много. Как говорится, у нас есть план, и мы его придерживаемся (улыбается). Любые соревнования ― это форсирование спортивной формы. Может быть, они и не нужны. Вот если совсем не будет стартов ― тогда, наверное, да, имеет смысл, чтобы хоть как-то выплеснуть эмоции, разрядиться, и то не на постоянной основе. Но я даже не хочу представлять подобный сценарий!

― Как строится ваш тренинг в межсезонье?

― Весной и летом закладывается база, идёт рутинная работа. Она, я считаю, самая нужная и недооценённая: нужно закачать мелкие мышцы и, если что-то беспокоило, залечить болячки, которые мешали во время сезона. У меня, слава Богу, всё в порядке, соревновательный год прошёл стабильно. Но всё равно, чтобы так и продолжалось, надо всё укрепить, выполнить определённый тренировочный объём. Тогда организм будет способен «переварить» должное количество турниров.

До 16 мая я был в Новосибирске, после чего поехал на сбор в Кисловодск с национальной командой, где началась более специализированная работа. Обычно до мая идут загрузочные объёмные циклы. В июне-июле постепенно переходим от силового режима к скоростному, который преобладает на пике подготовки. На определённом этапе ищем баланс, а позже убираем объёмы, веса и силовую составляющую, просто поддерживаем, чтобы максимально реализоваться в спринте. Наша основная направленность ― это скоростно-силовой тренинг.

― Вспомним Олимпийские игры. С кем-то из своих новосибирских коллег контактировали в Пекине?

― После Игр пообщался с новосибирской сноубордисткой Марией Васильцовой на приёме в городской мэрии и областной администрации. Было интересно её послушать, узнать впечатления об Олимпиаде и планы на будущее. На мероприятиях из спортсменов присутствовали только мы вдвоём (биатлонисты Даниил Серохвостов и Евгения Буртасова в тот момент находились в расположении сборной. ― Прим. авт.).

― Вы ведь могли выступить и в Пхенчхане-2018…

― Да, не хочу углубляться в эту тему, но считаю, что физические кондиции позволяли мне соревноваться на Играх в Корее. Почему не поехал ― не знаю, это вопрос к тренерам, которые тогда возглавляли сборную. Я не жалею, хотя тогда, конечно, было обидно, расстроился. Но после того как я выступил на Олимпиаде через четыре года, у меня появилось чёткое понимание, как это должно выглядеть, и что нужно требовать от себя на этих соревнованиях. По большому счёту, ничего я не потерял. За прошедшее время я приобрёл жизненный опыт, стойкость. Всё сложилось так, как должно было сложиться. Сейчас я только могу сказать большое спасибо, что оградили меня от тогдашнего условного 28-го места. Мне это дало гораздо больше сил и позволило выступать так, как мы делаем это сейчас.

Читайте также:

Комментарии [ 1 ]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *