Коттедж Асеевых: вымысел и правда. Комментарий академика

Фото: Родные Берега

На прошедшей неделе в СМИ появились многочисленные публикации о том, что экс-главу Сибирского отделения РАН Александра Асеева подозревают в мошенничестве в связи с приватизацией  коттеджа в Новосибирском академгородке. Публикуем подробный комментарий академика по поводу данной ситуации.

Александр Асеев. Фото: Сергей Завражных
Александр Асеев. Фото: Сергей Завражных

Интернет-издания и телеканалы сообщают различные по содержанию и интерпретации «детали» выдвинутых в отношении меня подозрений.

При этом, я лично о возбуждении уголовного дела до настоящего времени официально не уведомлен, следователя, вынесшего постановление о возбуждении уголовного дела, не знаю и никогда с ним не встречался.

В основе подозрений лежит утверждение следствия о том, что коттедж предоставлен мне незаконно, так как в списке нуждающихся в жилых помещениях я не значился, а следовательно, права на заключение договора найма жилого помещения и его дальнейшую приватизацию не имел.

Абсурдность таких подозрений очевидна. Чтобы это понять, надо знать историю Академгородка!

Коттеджи,  расположенные на территории Новосибирского Академгородка, имевшие первоначально статус целевого ведомственного, а затем служебного жилья,  находившиеся  ранее на балансе и в оперативном управлении СО РАН, а в настоящее время  переданные в собственность ученых и членов их семей в порядке приватизации, никогда не использовались для обеспечения  жильём граждан, состоящих в очереди на получение жилья.

Изначально, еще при строительстве научного городка СО АН СССР в г. Новосибирске (1958 год), было запланировано строительство двухэтажных коттеджей для руководящего научного состава институтов.

Целью строительства коттеджей являлось привлечение во вновь создающееся Сибирское отделение АН СССР высококвалифицированных кадров, их закрепление и создание условий для успешной научной работы.

Как жильё целевого назначения, коттеджи всегда распределялись между ведущими учеными, преимущественно  действительными членами (академиками) и членами-корреспондентами Академии наук СССР (позднее Российской академии  наук),  директорами институтов, вне зависимости от нуждаемости и занимаемой жилплощади, вне общей очереди на жильё на основании распоряжений Президиума СО РАН. Решение о целевом назначении коттеджей принималось АН СССР еще во времена Лаврентьева М.А.  Позднее целевое назначение коттеджей было подтверждено Советом Министров РСФСР (распоряжение № 312-р от 21.03.1990 года).

Коттеджи были предоставлены всем без исключения председателям СО РАН.

Все коттеджи в Академгородке предоставлялись ведущим ученым и членам их семей в одинаковом порядке.

Мне коттедж был предоставлен в 2010 году, как  вице-президенту РАН, академику РАН, председателю СО РАН (2008 — 2017 гг.), директору Института физики полупроводников имени А.В. Ржанова СО РАН (1998 — 2013 гг.) на основании  распоряжения Президиума СО РАН.

Решение о приватизации коттеджей принималось Правительством РФ. В соответствии с распоряжением Правительства РФ  № 870-р от 10.06.1994 года: «жилые помещения, предоставленные в коттеджах Сибирского отделения Российской академии наук, имевших первоначально статус целевого ведомственного, а затем служебного жилья, могут быть приватизированы только по решению  Президиума Сибирского отделения Российской  академии наук».

Президиум СО РАН, членами которого являются ведущие ученые Сибирского отделения, окончательное решение о приватизации коттеджей (а это более 80-ти коттеджей и полукоттеджей) принял в 2014 году. Толчком к принятию такого решения послужила реформа РАН 2013 года, предполагавшая передачу имущества, в том числе жилищного фонда целевого назначения в виде коттеджей, в ведение вновь образованного ФАНО. Таким  образом, решение Президиума СО РАН о приватизации коттеджей в Новосибирском академгородке  — это решение  научного сообщества, отражающее  волю и желание живущих в коттеджах ведущих ученых, сотрудников СО РАН и членов их семей. Исполнение данного решения входило в мои прямые обязанности.

На сегодняшний день все ученые, занимающие коттеджи, за редким исключением, воспользовались своим правом на приватизацию, и заключили договоры приватизации в отношении коттеджей на себя и членов своих семей.

Остаётся только догадываться, по какой причине претензии по приватизации коттеджа возникли именно ко мне. Или я просто первый в череде предстоящих уголовных дел о «незаконной приватизации» коттеджей?

Еще более абсурдными представляются сообщения о том, что в результате приватизации коттеджа бюджету Российской Федерации причинен ущерб.

Процесс приватизации жилищного фонда в Российской Федерации начат еще в 1991 году, в связи с принятием Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации».  Приватизация жилых помещений, в соответствии с названным законом, — это бесплатная передача в собственность граждан Российской Федерации на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде.

Приватизация коттеджей в Новосибирском академгородке, как указывалось выше, произведена в соответствии со ст. 4 Закона о приватизации, по решению Правительства РФ.

С учетом самой сути процесса приватизации (бесплатная передача в собственность граждан жилых помещений) абсолютно не понятны подозрения в причинении ущерба государству. Исходя из логики следствия, любой гражданин РФ, воспользовавшийся правом приватизации, причинил ущерб государству.

Вот еще характерная цитата из опубликованного в последние дни обо мне: «При этом, нуждающимся в предоставлении ему жилья он не являлся, поскольку имел в собственности квартиру», — заявили в СК».

Не понятно только, почему следственный  комитет не сообщает, что по сложившейся с советских времен традиции,  после предоставления коттеджа Асеев А.Л. безвозмездно передал в собственность Российской Федерации с закреплением права оперативного  управления за СО РАН принадлежащую ему и его жене 4-х комнатную квартиру,  и что  в результате этого в настоящее время коттедж является как для Асеева А.Л., так и для членов его семьи единственным местом жительства.

И как же быть с «ущербом государству» в таком случае? Почему, говоря об «ущербе государству», следствие забыло о безвозмездно переданной в собственность государства дорогостоящей квартире в верхней зоне Академгородка?

К сожалению, многие сообщения в прессе являются откровенной клеветой.  Сообщается и о подделке подписей, и о том, что я якобы  «фиктивно»  прописал в коттедже собственную дочь (которая с 2007 года, т.е. задолго до предоставления  мне и моей семье коттеджа, проживала и была зарегистрирована по месту жительства со мной и моей супругой,  в том числе,  в вышеупомянутой  четырехкомнатной квартире,  переданной в собственность государства).  Хотелось бы напомнить тем, кто это пишет, о предусмотренной законом ответственности за распространение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Академик Александр Асеев

Читайте также:


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.