«Нам не хватает дерзости»: Как мог бы выглядеть Новосибирск вчера и завтра

Фото: Евгений Бекарев. Предоставлено Гёте-Институтом в Новосибирске.

Фото: Евгений Бекарев. Предоставлено Гёте-Институтом в Новосибирске.

Как можно использовать проекты советских поселков-коммун при развитии Новосибирского Академгородка? Что стоит сделать с Оперным театром? Зачем нужна «бумажная» архитектура? И почему красивое здание не обязательно должно быть сложным? Ответы на эти и другие вопросы внимательный зритель найдет на международной выставке «Город завтрашнего дня», посвященной архитектуре советского модернизма.

«Почему не решена на практике до сих пор задача межпланетных сообщений, и отнюдь не грандиозная в смысле потребных технических средств, но в то же время имеющая столь неизмеримо огромное значение – задавая себе этот вопрос, приходишь к выводу – от недостатка дерзости и инициативы, с одной стороны, и непонимания практического значения этой задачи – с другой».

(Юрий Кондратюк «Завоевание межпланетных пространств»)

Выставочный проект международной группы кураторов и исследователей «Город завтрашнего дня» посвящен наследию архитектуры советского модернизма. «Эта выставка — о советском городе, задуманном как модель нового общества, о советской архитектуре,  представленной утопическими проектами и реализованными постройками начиная с авангарда 1920-х годов до последних лет существования СССР», — так описывают ее кураторы. Главная мысль проекта в том, что многие идеи общественного устройства, выраженные в новаторских проектах советской архитектуры, сегодня снова становятся актуальными.

Выставка уже была показана в Ереване, Минске и Москве, а после Новосибирска отправится в Тбилиси. Центральные темы для местного локального расширения: «Сибирский модернизм» и «Новосибирская архитектурная школа».

«Новосибирск был сформирован советским модернизмом, — поясняет директор Гете-Института в Новосибирске Пер Брандт. — Само по себе название «Новосибирск» отражает новизну и современность».

Организаторы выставки задаются вопросом: Что  делать с наследием модернизма? «Хотим ли мы его сохранить? Хотим ли мы передать его будущим поколениям? – спрашивает Пер Брандт. — И речь не только о зданиях, но и о бумажной архитектуре. На выставке представлены материалы, которые долгое время лежали в частных архивах, и теперь городу предоставлена возможность посмотреть на них. А дальше надо подумать, что мы хотим сделать с этим? Хотим ли мы сохранить это наследие? Станет ли оно частью экспозиции, например, Художественного музея? Или что мы готовы с этим сделать?»

Ответ на этот вопрос дает куратор локального сибирского расширения выставки, художник Антон Карманов. Он уверен, что это наследие нужно использовать по прямому назначению. А приходить на выставку стоит с мыслью: всё, что здесь показано, можно реализовать.

Кампус или коммуна?

«На локальном расширении выставки я попытался показать, что ничто не пропадает в никуда. Например, в первом генплане Новосибирска 1925 года в центре города предполагалась круглая площадь. Как таковой ее сейчас нет, но та же самая идея реализована на четверть в другой линии улиц, она просто немного смещена», — поясняет Антон Карманов.

Это же касается известного проекта Николая Кузьмина – основателя архитектурной школы модернизма в Сибири. Он проектировал коммуну, которую в те времена посчитали утопией. Она так и вошла в историю архитектуры как нереализованная «Коммуна Кузьмина» (подробнее о ней можно прочитать здесь). Между тем мало кто знает, что ее основополагающие идеи все-таки были использованы. Это открытие сделал и представил на выставке Антон Карманов. Оказывается, свое воплощение смелые идеи нашли в кампусе Кемеровского государственного университета.

Кемеровский государственный университет и Коммуна Кузьмина

«Функционально КемГУ полностью повторяет проект Кузьмина, — поясняет художник. — Точно так же организованы отдельные блоки индивидуального и коллективного жилья, спортивный и культурный блоки – все они соединены теплыми переходами. Что мешает нам назвать кампус студенческой коммуной? Ведь это та же самая коллективная жизнь. А значит, проект Коммуны Кузьмина, который называли утопическим, вполне можно реализовать».

Как выяснил Антон Карманов, автор проекта КемГУ – студент архитектора Кузьмина. Вполне можно предположить, что идеи коммуны использованы при разработке комплекса НГТУ-НЭТИ.


Что мешает нам назвать кампус студенческой коммуной? Ведь это та же самая коллективная жизнь.


Главная идея Кузьмина, которая вошла в историю – это Научная Организация Быта, то есть исследование бытовых процессов и их оптимизация, к примеру, создание теплых переходов между зданиями с разным функционалом. Изначально коммуна разрабатывалась как городок шахтеров. Из подобных проектов на выставке представлен реализованный проект северного городка нефтяников — теплыми переходами в нем соединяются дома с атриумами. В основном свою реализацию идея получила в студенческих кампусах.

Почему бы не пойти дальше и не использовать этот же проект, для организации современного интеллектуального производства? Обратить внимание на такие идеи стоит при разработке застройки для  «Академгородка 2.0». Почему бы не поселить в городке-коммуне современных инноваторов, айтишников или ученых?

Универсализм — сила Новосибирска

Сейчас Новосибирский Академгордок – это город-сад. Мало кто вспомнит, но самые первые проекты предполагали, что таким будет весь Новосибирск. Правда, от первоначальной задумки мало что осталось.

Проект ВАСХНИЛа и один из первых проектов Новосибирска

Кстати, проектам новосибирских городков ученых на выставке посвящен отдельный стенд. И эти планы по большей части были реализованы. Речь о таких уникальных объектах как Новосибирский Академгородок, наукоград Кольцово и Сельскохозяйственный научный городок. Кстати, ВАСХНИЛ как и Академгородок были топовыми проектами для СССР тех лет – оба публиковались в ведущем журнале «Архитектура СССР».

Вообще в Новосибирске немало уникальных архитектурных проектов, известных в стране и мире. Причем, совершенно разных.

«Универсализм — это сила Новосибирска, — поясняет Антон Карманов. — У нас нет специфичности: ни этнической, ни климатической, ни сейсмической. Поэтому здесь всегда можно было строить «типовые» проекты. Новосибирск всегда был универсалистским, космополитическим городом. Он говорит на мировом языке, и это его сила».

ТЮЗ и Нептун

Один из образцов строгого сибирского модернизма – это бассейн «Нептун». Его можно сравнить с совершенно противоположным по архитектурному направлению проектом – Театром юного зрителя (ныне – «Глобус»).


Если «Глобус» станет памятником архитектуры, стоимость его ремонта вырастет раз в шесть


«ТЮЗ — это очень сложное инженерное сооружение, сделать такой проект непросто. Еще труднее его реализовать. Потом возникают проблемы в эксплуатации: каждая реконструкция или ремонт – это миллиарды. А если он будет когда-то признан памятником архитектуры, то ремонтировать его станет дороже раз в шесть, — поясняет Антон Карманов. – При этом куда более простое технически здание бассейна «Нептун» завораживает ничуть не меньше. В данном случае эффект в том, что открытый косой фасад находится на уровне улицы. И когда в темное время суток проходишь мимо, ты видишь, как здание светится изнутри. Смотришь, как люди ныряют фактически в уровень земли. И это действительно производит очень сильное впечатление. Хотя возвести и эксплуатировать такое здание гораздо проще и дешевле».

Декор оперного надо счистить до бетона

Понимая это, совсем иначе начинаешь смотреть на здание Новосибирского государственного академического театра оперы и балета. Напомним, изначально проект здания назывался «Дом науки и культуры» и был выполнен в стиле конструктивизма. Тогда еще планировалось использовать купол, вращающуюся сцену и подвижный партер. А внешний вид был гораздо проще, но при этом куда более «стильный» и подходящий Новосибирску.

Один из первых проектов Дома науки и культуры

«Сейчас там совсем не к месту приставлена колоннада, — отмечает Антон Карманов. — Я бы предложил Оперный театр «дедекорировать». То есть просто всё отколотить: счистить до бетона. Грубо говоря, загнать солдат и прямо лопатами убрать весь этот ненужный декор, а потом заново покрасить».

Справа на снимке — проект Александра Ложкина. Фото: Евгений Бекарев. Предоставлено Гёте-Институтом в Новосибирске.

Вообще, Новосибирску сейчас не хватает новых смелых архитектурных решений. Что странно, ведь главный архитектор города Александр Ложкин еще в студенческие годы делал оригинальные постмодернистские проекты и некоторые из них ничего не мешает реализовать сейчас.

Причем сейчас с технической точки зрения мы шагнули далеко вперед. И многие решения, которые раньше казались утопическими, вполне можно осуществить. Вот только на это порой просто не хватает дерзости. 


Над проектом «Город завтрашнего дня» работали историк архитектуры, президент AICA-Армения Рубен Аревшатян, сотрудница MOMA в Нью-Йорке Анна Кац и главный редактор редактора австрийского журнала о современном искусстве Springerin Георг Шёльхаммер.

Выставку все желающие могут посетить с 24 ноября  по 24 января в Центре культуры ЦК 19 (пл. Свердлова).  Показ проекта организован Гёте-Институтом в Новосибирске в рамках Года Германии в России.

Читайте также:

Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

(function() {
var sc = document.createElement(‘script’); sc.type = ‘text/javascript’; sc.async = true;
sc.src = ‘//smi2.ru/data/js/95451.js’; sc.charset = ‘utf-8’;
var s = document.getElementsByTagName(‘script’)[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s);
}());

Поделиться:

Добавьте нас в источники на Яндекс.Новостях

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или через мессенджеры +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *