«Редиска!» или Почему прямая линия лучше пресс-конференции. Колонка М.Вдовик

Путин

Главный редактор сайта ЧС-ИНФО Марина Вдовик приняла участие в ежегодной итоговой пресс-конференции Президента РФ Владимира Путина. Ее впечатления – в авторской колонке.

Марина Вдовик
Марина Вдовик

Только сейчас, подводя для себя итоги пресс-конференции Президента, я смогла по достоинству оценить вопрос Сергея Шнурова: «Как простому русскому человеку, простому, обыкновенному, каких большинство, описывать эту жизнь, не используя ненормативную лексику?». Потому что мне тоже сложно описать свои впечатления от мероприятия без ее использования. Да, как сказал Путин, русский язык богат. Но даже его многообразия не хватит, чтобы выразить мои эмоции. Поэтому: «Редиска!»

Многим зрителям показалось, что пресс-конференция была полностью срежиссирована, поскольку на ней почти не прозвучало действительно острых, важных для страны, новых и актуальных вопросов. Но я, как участник мероприятия, знаю: режиссуры не было. Нас даже не просили заранее прислать и согласовать вопросы. Ведущие на площадках выбирали журналистов случайным образом. Однако при просмотре создавалось впечатление, что в каждом зале сидел специальный снайпер, который следил, чтобы никто не задал неудобного (или хотя бы просто важного!) вопроса. Я видела: снайперов не было… Потому что они – в головах…

Казалось, что именно эта пресс-конференция должна стать особенной. Ведь впервые были организованы площадки в регионах, что дало возможность принять участие местным СМИ, которые не могли потратиться на отправку журналиста в Москву. Однако, как это ни странно, в этом году конкретная региональная проблематика практически не была затронута.

В прошлом году на пресс-конференции были подняты актуальные на тот момент для Новосибирска вопросы о строительстве метро и о заработной плате врачей, прокомментирована отставка губернатора Иркутской области, рассмотрена тема экологии Красноярского края, а также закрытия школы на Алтае. Также были подняты темы, важные в тот год для всей страны, такие как сбор средств на лечение детей и закон о семейном насилии. Интересно, что эти вопросы касались реальных проблем, многие из которых действительно были решены в течение года (взять хотя бы вопрос с деньгами на больных детей).

В этом году конкретных проблем отдельных территорий касалось только два вопроса. Первый – от Новгородского областного телевидения: по поводу общежитий для колледжей и техникумов. Второй вопрос пришел из Алтайского края (правда вопрос касался закрытия Онежской центральной районной больницы Архангельской области). Примечательно, что его президент зачитал сам: из подборки вопросов, которые ему отобрали заранее. Кстати, журналист из Алтайского края на пресс-конференции выступила. Но предпочла спросить, поставит ли Путин прививку против коронавируса и «достаточно ли будет вакцин на территории России, если сейчас ещё Россия будет оказывать помощь другим странам?».

Другие представители регионов, которым дали слово – уникальную возможность заявить о проблеме на всю страну (!) – использовали этот шанс для таких вопросов как «То, что год был непростой, мы все и так прекрасно знаем, и даже сложно дать ему определение, но всё-таки год был плохой или было что-то и хорошее, на Ваш взгляд?» (Магадан).

В итоге главная эмоция, которая ощущалась в Сибирской студии – это разочарование. Четыре часа мы сидели и тянули вверх плакаты ради того чтобы услышать ответ на вопрос: «Какой Вы поднимете тост в новогоднюю ночь?» Да, если бы такой вопрос был один, например, в конце, то это можно бы было понять. Но таких было большинство…

В целом после таких мероприятий становится стыдно за профессию. Как говорить людям, что ты журналист, после того как они видели этот профессиональный позор десятков представителей СМИ? Ведь они решат, что и ты будешь использовать делегированное обществом право публичного высказывания, чтобы сообщить, что «на моего коллегу началась настоящая травля» или «нашего главного редактора несправедливо уволили» (то есть решить частную проблему конкретного журналиста).

Удивляет, что снова и снова у главы государства спрашивали о том, о чем он уже говорил многократно. Например: «Изменение Конституции именно в этом году, именно сейчас почему?» (Российская газета).

Поражает и то, как много задавали абстрактных вопросов, на которые просто невозможно ответить ничего интересного. Например: «Мой вопрос Вам о состоянии российской системы здравоохранения: какова степень её готовности, насколько, на Ваш взгляд, она справилась и справляется с теми вызовами, которые сейчас есть?» (ГТРК). Или «Почему мусорная реформа, такая глобальная для всей страны, тормозит во многих регионах и что с этим делать?» (Екатеринбург). Конечно, ответ на такой вопрос мог быть только один: « Не думаю, что она тормозит».

Также вызвали удивление вопросы, на которые президент никак не смог бы ответить (просто по закону). Например: «И, может быть, Вы давали команду спецслужбам заняться, в том числе разведке, выяснить происхождение [коронавируса]?» (Известия) Что на это мог ответить Путин? Только то, что не считает возможным здесь это обсуждать… Или «скажите, пожалуйста, есть ли у Вас новая информация от следственных органов, которая подтверждает серьёзность обвинений в отношении Фургала?». Конечно, президент ответил, что следствие идет, и надо дать возможность спокойно закончить эту работу и передать дело в суд. То же самое касается второго вопроса из Сибири, а точнее из Иркутска, о том, какого наказания заслуживают ответственные за экологические катастрофы. Естественно, Президент сказал, что того наказания, которое установят соответствующие органы.

Не мене удивительны вопросы, ответ на который задающие точно знали заранее. Зачем тратить на это уникальный шанс сообщить о чем-то лично главе государства и всей стране, собравшейся у экранов, понять невозможно… Тот же спорт. Почему «Матч ТВ» спросил о ситуации с Дзюбой? Неужели в российском спорте нет более важных вопросов?

Помимо этого бросилось в глаза, что многие журналисты не могли нормально сформулировать свой вопрос, тем более кратко. Так, представительница ТАСС говорила настолько долго, что за это время можно было успеть пролистать все телеканалы и вернуться обратно. Кстати, сам Путин тоже отметил это, сказав: «Вы [столько] наговорили, конечно, здесь можно до утра вести дискуссию на этот счёт».

Чуть интереснее оказались вопросы из колл-центра, к тому же волонтеры разделили их на группы, обобщив. Например, вопрос о водоснабжении Крыма. На который, к слову, президент ответил вполне конкретно.

пресс-конференция

Забавно, что сам Путин заметил все эти странности, сказав: «Дмитрий Сергеевич, одну секунду. Вопрос очень важный. Я всё жду, когда он прозвучит, но он так и не звучит. А вопрос пришёл из Смоленска. Из Смоленской области, точнее. Климова Галина Сергеевна говорит о газификации». И вообще немало вопросов глава государства задал себе сам. И о зарплате учителей. И о выдаче бесплатных лекарств… Значит сам он понимает, что действительно важно. И простые жители страны не стесняются у него об этом спрашивать. Почему же боятся журналисты?

Справедливости ради надо сказать, что хорошие вопросы на мероприятии тоже были. Хотелось бы отметить Александра Гамова (КП): «Я человек провинциальный, мне из регионов звонят и говорят, что жить просто очень сложно, ужасно сложно, так тяжело никогда не было России: рост бедности, обеднение и без того бедных людей, безработица, падение покупательской способности, рубль тоже падает, цены растут, смертность растёт. И, Вы знаете, я хотел ещё Вам что сказать: цены, в принципе, ползут вверх начиная с сентября где-то, с августа. Почему об этом заговорили только в декабре? Пока Президент не грянет, министр не перекрестится». А также Константина Панюшкин (Первый канал): «Хочу вспомнить времена до пандемии, начало года, когда ещё Правительство и Вы не были вынуждены заниматься ручным антикризисным управлением. Вы тогда говорили о таких понятиях, как рывок, и тогда журналистам казалось, что Правительство Мишустина пришло как раз под реализацию этой самой цели. Но большие, амбициозные планы пришлось отложить, и даже, как мы видим, реализация национальных целей отложена до 2030 года. В связи с этим вопросы. По поводу национальных целей. Тут действительно виноват коронавирус или же всё-таки был прав Алексей Кудрин, когда говорил, что нацпроекты не способны помочь в достижении национальных целей к 2024 году? По поводу Правительства. Как справляется, по-Вашему, команда Мишустина? Недавно были перестановки, и ходят слухи, что могут быть новые. И последнее – это рывок. Когда теперь дойдёт до него?». Но, увы, они оказались в меньшинстве.

Хочется привести еще несколько важных тезисов Владимира Путина, которые, тем не менее, все-таки прозвучали на пресс-конференции:

Про Навального

Но это совсем не значит, что его травить нужно. Кому он нужен-то? Если бы уж хотели, наверное, довели бы до конца.

Про Украину

Практически все предыдущие главы государств, которые приходили, и действующий, кстати говоря, Владимир Александрович Зеленский, приходили с лозунгом прекращения конфликта в Донбассе, приходили с лозунгом объединения страны, в конечном итоге и выстраивания отношений с Россией. Но ничего не получается у них до сих пор, потому что они, когда приходят к власти, опираются на большинство народа и большинство избирателей, приходящих к урнам для голосования, а когда попадают во власть, уже начинают немножко колебаться и постоянно оглядываться – ну не хватает, мне кажется, просто политического мужества, – оглядываться на крайние националистические силы. И процесс замирает.

Про Крым

Вводятся определённые санкции в отношении крымчан. За что вы вводите против них санкции? Если это аннексия, то они не виноваты ни в чём. За что же их наказывать? А если это не аннексия, а результаты голосования, тогда надо признать, что это демократия, и оставить их в покое, так же как и претензии к России по поводу аннексии.

Про дистанционку

Что мы собираемся делать? В 2021 году все школы Российской Федерации должны получить доступ к скоростному интернету. В 2021 году. Часть уже сейчас оборудована, в 2021 году должны быть все.

Про чиновников

Вот что пишет Терехов Анатолий Николаевич, у него диалог с одним из чиновников. Он пришёл с каким-то вопросом, тот ему говорит: «Это Вам Путин обещал? Вот у него и спрашивайте. Я не обещал». И дальше вопрос: «Почему чиновники в кабинетах ведут себя отвратительно?» Есть такие люди. <…> В каждой среде есть разные люди, в семье не без урода.

Про туризм

Очень бы хотелось, чтобы и наши граждане, Российской Федерации, пользовались возможностями внутреннего туризма, поддержкой со стороны государства внутреннего туризма, и приезжали бы в Петербург, для этого границы открывать не нужно.

Разумеется, конечно, я вижу, знаю, понимаю, вижу людей, которые говорят: да, так красиво, но, извините, ни туалета нет, ни руки помыть, ни питание не налажено, ни проехать ни пройти. Всё понятно, это требует времени и, конечно, колоссальных денег. Но прежде всего мы, конечно, исходим из того, что деньги будут вкладывать те бизнес-структуры, которые работают в этой сфере.

Про Китай

У нас совпадающие интересы по очень многим направлениям. Может быть, это, а может быть, какие-то флюиды на личном уровне, всё это способствовало тому, что у меня добрые, деловые прежде всего, но в то же время и очень доверительные, дружеские отношения с Председателем Си Цзиньпином. И это, конечно, помогает в работе.

Про пенсии

На следующий год предусмотрена индексация выше инфляции, инфляция у нас ожидается где-то в районе четырёх процентов, может, четырёх с небольшим – 4,1, индексация пенсий предусмотрена 6,3 процента. И мы сделаем всё, для того чтобы это обеспечить.

Про Северный поток

Осталось там 160 километров. Всё. То есть он практически завершён. Я думаю, что мы работу закончим. Надеюсь, что и новая администрация [США] отнесётся к своим партнёрам, к своим союзникам с уважением, не будет настаивать на том, чтобы они пренебрегали своими национальными интересами, и вернётся в режим добросовестной конкуренции на мировых рынках.

Про внешнюю политику

Теперь по поводу того, что мы белые и пушистые. По сравнению с вами – да, так и есть, мы белые и пушистые. Потому что мы пошли на то, чтобы освободить от определённого советского диктата те страны и народы, которые хотели развиваться самостоятельно. Мы услышали ваши заверения о том, что НАТО не будет развиваться на Восток. Но вы не выполнили своих обещаний.

Про газ

К 2025 году у нас уровень газификации достигнет где-то порядка 90 процентов

Про оборону

 «Кинжал» – на боевом дежурстве, «Пересвет» (это лазерное оружие) – на боевом дежурстве уже. Активно идёт работа по тяжёлой ракете «Сармат», мы на завершающей стадии. По «Посейдону» идёт работа хорошо. По ракете с ядерной двигательной установкой глобальной дальности тоже идёт всё в рамках плана.

Про счастье

«Что касается секрета семейного счастья – это любовь. Но это не секрет. Это все знают и это понятие универсального характера, оно должно лежать в основе отношений и в семье и, если уж Вы затронули международные отношения, и в отношениях между народами».

 

Если так пойдёт и дальше, то возникнет вопрос: а нужна ли вообще пресс-конференция Президента в таком виде? Или может быть лучше увеличить количество прямых линий – они куда более эффективны, ведь простые люди не боятся спрашивать о том, что действительно важно. Или же журналистскому сообществу стоит более серьёзно относиться к возможности задать вопрос первому лицу государства и более ответственно готовиться к встрече с ним, подбирая действительно острые и актуальные темы.

А о том, какие вопросы хотели задать Путину ЧС-ИНФО и его читатели, вы можете узнать в специальной подборке.


Поделиться:

Яндекс.ДзенНаш канал на Яндекс.Дзен

Если вы хотите, чтобы ЧС-ИНФО написал о вашей проблеме, сообщайте нам на SLOVO@SIBSLOVO.RU или обращайтесь по телефону +7 913 464 7039 (Вотсапп и Телеграмм) и через социальные сети: Вконтакте, Фэйсбук и Одноклассники

Новости партнеров:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.